Понедельник, 11 декабря 2017
Карта сайта Email Главная Мобильная версия
Главная страница / Практика / Обобщения судебной практики

Полный список материалов

Справка по результатам обобщения судебной практики по спорам, связанным с обеспечивающими обязательствами (залог, поручительство, государственные гарантии) в процедурах банкротства

СПРАВКА

по результатам обобщения судебной практики по спорам, связанным
с обеспечивающими обязательствами (залог, поручительство, государственные гарантии) в процедурах банкротства

 

В соответствии с пунктом 2.2 плана работы Арбитражного суда Вологодской области (далее – суд) на второе полугодие 2016 года проведено обобщение судебной практики по спорам, связанным с обеспечивающими обязательствами (залог, поручительство, государственные гарантии) в процедурах банкротства.

Целью проведения обобщения являлось изучение практики рассмотрения дел судом, арбитражным судом Северо-Западного округа, связанных с обеспечивающими обязательствами (залог, поручительство, государственные гарантии) в процедурах банкротства, для формирования единообразного применения материального и процессуального законодательства при разрешении исследуемой категории споров.

Актуальность обобщения связана с увеличением в производстве суда споров, связанных с обеспечивающими обязательствами, в том числе залога, поручительства, государственных гарантий.

Нормами Федерального закона о банкротстве от 26.10.2002 №127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве) предусмотрены особенности регулирования правоотношений в рамках дела о банкротстве, связанных с обеспечивающими обязательствами.

Кроме того, определённую сложность вызывает необходимость применения норм Закона о банкротстве и Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ) в разных редакциях в зависимости от даты введения процедуры банкротства в отношении конкретного должника (одновременно подлежат применению разные редакции закона, регулирующие одни и те же правоотношения, в связи с многочисленными изменениями и дополнениями Закона о банкротстве и ГК РФ).

1. При включении в реестр требований кредиторов должника – поручителя суд осуществляет проверку обоснованности и размера требований по основному обязательству, вне зависимости от наличия (отсутствия) возражений по заявленному требованию, основанному на акцессорном обязательстве.

В рамках дела №А13-6048/2014 Заявитель обратился с заявлением о включении задолженности в реестр требований кредиторов Кооператива, признанного несостоятельным (банкротом). Требования основаны на договорах поручительства, заключённых в обеспечение обязательств третьего лица из договоров займа.

Определением суда от 26 января 2016 года в удовлетворении требований отказано. При этом суд исходил из следующего. Как следовало из материалов дела, между Обществом (Займодавец) и Компанией (Заёмщик) заключены три договора процентного займа.

В обеспечение исполнения обязательств по указанным договорам между Обществом и Кооперативом заключён договор поручительства.

Компания с согласия Общества перевела свои обязательства, возникшие из договоров займа на нового должника – Компания 2 на основании договора перевода долга.

Право требования Общества к Компании 2 и Кооперативу, как поручителю, по договорам займа передано Заявителю (Цессионарий) по договору уступки прав требования (цессии).

Заявитель, полагая, что Кооператив, как поручитель, обязан отвечать за исполнение Компанией 2 своих обязательств, обратилось с соответствующим заявлением в суд.

Как разъяснено в пункте 26 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда от 22.06.2012 №35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве» (далее – Постановление ВАС РФ №35), в силу пунктов 3 - 5 статьи 71 и пунктов 3 - 5 статьи 100 Закона о банкротстве проверка обоснованности и размера требований кредиторов осуществляется судом независимо от наличия разногласий относительно этих требований между должником и лицами, имеющими право заявлять соответствующие возражения, с одной стороны, и предъявившим требование кредитором - с другой стороны. При установлении требований кредиторов в деле о банкротстве судам следует исходить из того, что установленными могут быть признаны только требования, в отношении которых представлены достаточные доказательства наличия и размера задолженности.

В связи с изложенным при установлении требований в деле о банкротстве не подлежит применению часть 3.1 статьи 70 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее – АПК РФ), согласно которой обстоятельства, на которые ссылается сторона в обоснование своих требований, считаются признанными другой стороной, если они ею прямо не оспорены или несогласие с такими обстоятельствами не вытекает из иных доказательств, обосновывающих представленные возражения относительно существа заявленных требований; также при установлении требований в деле о банкротстве признание должником или арбитражным управляющим обстоятельств, на которых кредитор основывает свои требования (часть 3 статьи 70 АПК РФ), само по себе не освобождает другую сторону от необходимости доказывания таких обстоятельств.

При оценке достоверности факта наличия требования, основанного на передаче должнику наличных денежных средств, подтверждаемого только его распиской или квитанцией к приходному кассовому ордеру, суду надлежит учитывать среди прочего следующие обстоятельства: позволяло ли финансовое положение кредитора (с учётом его доходов) предоставить должнику соответствующие денежные средства, имеются ли в деле удовлетворительные сведения о том, как полученные средства были истрачены должником, отражалось ли получение этих средств в бухгалтерском и налоговом учёте и отчётности и т.д. Также в таких случаях при наличии сомнений во времени изготовления документов суд может назначить соответствующую экспертизу, в том числе по своей инициативе (пункт 3 статьи 50 Закона о банкротстве).

В силу статьи 10 ГК РФ добросовестность участников гражданских правоотношений предполагается, пока не доказано иное. Не допускаются действия граждан и юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах. В случае несоблюдения требований, предусмотренных пунктом 1 названной статьи, суд, арбитражный суд или третейский суд может отказать лицу в защите принадлежащего ему права (пункт 2 статьи 10 ГК РФ).

Согласно пункту 3 статьи 10 ГК РФ в случае, если злоупотребление правом выражается в совершении действий в обход закона с противоправной целью, последствия, предусмотренные пунктом 2 настоящей статьи, применяются, поскольку иные последствия таких действий не установлены ГК РФ.

В материалы дела представлены доказательства оплаты Заявителем договора уступки прав (требования) в пользу Общества.

Вместе с тем в качестве доказательств передачи денежных средств во исполнение договоров займа Обществом в пользу Компании представлены платежные поручения.

В свою очередь судом установлены следующие обстоятельства дела.

Общество по состоянию на 23.07.2015 согласно выписке из Единого государственного реестра юридических лиц (далее – ЕГРЮЛ) зарегистрировано 23.01.2013 и ликвидировано 07.02.2014.

Также в материалы дела представлены справка об открытых (закрытых) счетах Общества в кредитных организациях и выписки по операциям по расчетным счетам.

Из анализа представленной выписки установлено, что денежные средства от Общества поступали в пользу Компании.

Вместе с тем из представленной выписки также следует, что за весь период своей хозяйственной деятельности Общество

осуществляло операции по выдаче займов, не считая оплаты комиссий.

Так, 30.01.2013 первой операцией в рамках хозяйственной деятельности Общества счету было списание денежных средств с указанием в качестве основания списания – договор займа с Обществом 2 (договор заключен на второй день после регистрации юридического лица и списание денежных средств на второй день после открытия данного счета).

Общество 2 по состоянию на 23.07.2015 согласно выписке из ЕГРЮЛ зарегистрировано 22.01.2013 и ликвидировано 19.02.2014. Учредителями Общества и Общества 2 являлось одно и тоже лицо.

Также в материалы дела представлены справка об открытых (закрытых) счетах Общества 2 в кредитных организациях и выписки по всем операциям на всех счетах последнего.

Из анализа представленных выписок следовало, что денежные средства от Общества поступали в пользу Общества 2 с указанием в качестве основания – договора займа.

Вместе с тем из анализа представленных выписок следовало, что за весь период своей хозяйственной деятельности Общества 2 осуществляло операции по выдаче займов, не считая оплаты комиссий.

При этом первой операцией в рамках хозяйственной деятельности Общества 2 было списание денежных средств в пользу Общества 3 с указанием в качестве основания списания – договора займа (договор заключен в день регистрации юридического лица, а списание денежных средств на второй день после открытия данного счета).

Общество 3 по состоянию на 23.07.2015 согласно выписке из ЕГРЮЛ зарегистрировано 11.09.2012 и ликвидировано 28.07.2014.

Также в материалы дела представлены справка об открытых (закрытых) счетах Общества 3 в кредитных организациях и
выписки по всем операциям на всех счетах.

Из анализа представленных выписок следовало, что денежные средства от Общества 2 поступали в пользу Общества 3 с указанием в качестве основания – договора займа.

Вместе с тем из анализа представленных выписок также следует, что за весь период своей хозяйственной деятельности Общества 3 осуществляло операции по выдаче займов, не считая оплаты комиссий.

При этом 31.01.2013 совершена первая операция в рамках хозяйственной деятельности Общества 3 по названному счету было списание денежных средств в пользу Компании с указанием в качестве основания списания – договора займа от 23.01.2013.

Компания по состоянию на 23.07.2015 согласно выписке из ЕГРЮЛ зарегистрировано 23.01.2013 и ликвидировано 19.02.2014 (учредителем Компании, Общества и Общества 2 является одно и то же лицо).

Также в материалы дела представлены справка об открытых (закрытых) счетах Компании в кредитных организациях и выписки по одному открытому и закрытому расчетному счёту.

Из анализа представленной выписки действительно следует, что денежные средства от Общества 3 поступали в пользу Компании с указанием в качестве основания – договора займа (договор заключён в день регистрации Компании и списание денежных средств на второй день после открытия расчётного счёта).

Вместе с тем из анализа представленной выписки также следует, что за весь период своей хозяйственной деятельности Компания осуществляла операции по выдаче займов, не считая оплаты комиссий.

Судом установлено, что аналогичные списания и зачисления денежных средств производились в преддверие всех заключённых договоров займа, положенных в обоснование рассматриваемого требования. Все участники указанных правоотношений имели признаки аффилированности и к моменту разрешения настоящего спора исключены из ЕГРЮЛ в связи с ликвидацией. Хозяйственная деятельность заключалась в предоставлении и выдаче займов.

Судом также принят во внимание оборот денежных средств по счёту отдельно рассматриваемого юридического лица, который в любой и каждый из исследуемых дней существенно превышает сальдо на начало и на конец операционного дня отдельно рассматриваемого юридического лица. также было учтено, что полученные средства были перечислены далее в тот же день или на следующий день, тем же юридическим лицам, с указанием в качестве оснований списаний различных договоров займа.

В связи с изложенным судом установлено, что поскольку Общество и Компания, осуществляли ежедневный перевод денежных средств с указанием в качестве оснований списаний различных договоров займа, постольку не представляется возможным квалифицировать данные сложившиеся отношения, как гражданские, то есть направленные на возникновение, изменение и прекращение гражданских прав, участников гражданского оборота, а следует квалифицировать, как действия юридических лиц, осуществляемые исключительно с намерением причинить вред другому лицу, и (или) как обход закона, то есть злоупотребление правом (статья 10 ГК РФ), в связи, с чем право не подлежат защите (пункт 2 статьи 10 ГК РФ).

Таким образом, предъявленные Заявителем требования к Кооперативу, как солидарному должнику по акцессорному обязательству, не подтверждены надлежащими доказательствами, в удовлетворении требований отказано.

 

2. В случае если договор поручительства (залога) приводит к увеличению кредиторской задолженности должника в нарушение, как собственных интересов должника, так и законных интересов его конкурсных кредиторов, такой договор может быть признан недействительным на основании статьей 10 и 168 ГК РФ.

2.1. Отсутствие экономической целесообразности для должника в заключении договора поручительства и возложение на имущество должника значительного бремени ответственности по обязательствам третьего лица, при наличии заинтересованности, является основанием для признания договора поручительства недействительным

В рамках дела №А13-5346/2015 конкурсный управляющий Управляющей компании обратился в суд с заявлением о признании договоров между Управляющей компанией и Заявителем поручительства недействительными.

Как следует из материалов дела, решениями третейского суда с Управляющей компании в пользу Заявителя взыскан долг по договорам займа.

В последующем в порядке, установленном законом, выданы исполнительные листы.

В силу пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве сделка, совершенная должником в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов, может быть признана арбитражным судом недействительной, если такая сделка была совершена в течение трех лет до принятия заявления о признании должника банкротом или после принятия указанного заявления и в результате ее совершения был причинен вред имущественным правам кредиторов и если другая сторона сделки знала об указанной цели должника к моменту совершения сделки (подозрительная сделка). Предполагается, что другая сторона знала об этом, если она признана заинтересованным лицом либо если она знала или должна была знать об ущемлении интересов кредиторов должника либо о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника.

Пункт 5 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III. 1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» (далее - Постановление ВАС РФ №63) предусматривает возможность признания недействительной сделки, совершенной должником в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов (подозрительная сделка). В силу этой нормы для признания сделки недействительной по данному основанию необходимо, чтобы оспаривающее сделку лицо доказало наличие совокупности всех следующих обстоятельств: а) сделка была совершена с целью причинить вред имущественным правам кредиторов; б) в результате совершения сделки был причинен вред имущественным правам кредиторов; в) другая сторона сделки знала или должна была знать об указанной цели должника к моменту совершения сделки (с учетом пункта 7 названного постановления). В случае недоказанности хотя бы одного из этих обстоятельств суд отказывает в признании сделки недействительной по данному основанию.

Судом установлено, что между заявителем и Управляющей компанией заключены договоры поручительства в обеспечение обязательств единственного участника и директора Управляющей компании (далее – Участник) по договорам займа между Заявителем и Участником.

При этом заключение договоров поручительства не было связано с хозяйственной деятельностью Управляющей компании и не влекло за собой получение какой-либо имущественной выгоды. Стоимость чистых активов была отрицательной, что свидетельствовало о недостатке имущества как для экономически - целесообразной финансово-хозяйственной деятельности, так и для полного погашения своих обязательств.

Проанализировав экономическую целесообразность для должника заключенных договоров, разумных причин их заключения и возложения на имущество должника значительного бремени ответственности по обязательствам третьего лица, которое является заинтересованным лицом, в нарушение прав и законных интересов добросовестных кредиторов должника суд не усмотрел.

При этом заключённые договоры поручительства не могли быть обеспечены активами Управляющей компании.

Участник не исполнял своих обязательств по возврату заёмных средств, а, являясь руководителем Управляющей компании, заключая договоры поручительства по своим обязательствам, не мог не знать, что согласно имеющимся доходам, Управляющая компания не исполнит обязательств по договорам займа.

Таким образом, на дату заключения оспариваемых договоров поручительства должнику в лице его руководителя было известно о требованиях иных кредиторов и отсутствии имущества у должника позволяющего покрыть имеющиеся задолженности.

Согласно данным бухгалтерского баланса Управляющей компании активов у последней в обеспечение исполнения обязательств по обязательствам Участника не имелось и обязательство по договорам поручительства не принесло и не могло принести выгоду в хозяйственной деятельности, не имея экономического эффекта, то есть по своей сути, являлось убыточным, а целесообразность и разумные основания для их заключения отсутствовали.

В связи указанным заключение оспариваемых договоров поручительства привело к увеличению кредиторской задолженности Управляющей компании в нарушение как собственных интересов должника, так и законных интересов конкурсных кредиторов должника.

Таким образом, суд пришёл к выводу, что договоры поручительства, заключены с нарушением пункта 1 статьи 10 ГК РФ, являются ничтожными в силу статьи 168 ГК РФ.

Возможность обжалования кредиторами и арбитражным управляющим в порядке пункта 24 Постановления ВАС РФ № 35 судебного акта, на котором основано требование кредитора, не препятствует реализации конкурсным управляющим должника своих полномочий по оспариванию ничтожных сделок, совершенных должником со злоупотреблением правом.

Таким образом, наличие вступившего в законную силу решения суда общей юрисдикции не исключает рассмотрения в рамках дела о банкротстве вопроса о проверке оспариваемых договоров статье 10 и статье 168 ГК РФ.

2.2. Отсутствие доказательств добросовестного поведения Банка при решении вопроса о заключении договоров поручительства и залога при выдаче кредитов, осведомлённость Банка о том, что к моменту заключения данных договоров должник заведомо не может исполнить принятые на себя обязательства, говорит о том, что Банк не мог не осознавать фактическую неисполнимость обязательств должника, что обстоятельства является основанием для признания договора поручительства и залога недействительными.

В рамках дела № А13-10598/2013 Банк обратился в суд в рамках дела о банкротстве Должника с заявлениями о включении требований по денежным обязательствам в реестр требований кредиторов Должника.

В обоснование Банк сослался на кредитные договоры, заключённые с третьими лицами – Обществами.

Исполняющий обязанности конкурсного управляющего Должника обратился в суд с заявлением к Банку о признании недействительными договоров поручительства и залога, положенных в основу заявленных Банком требований, обеспечивающих исполнение обязательств третьих лиц.

Требования Банка и исполняющего обязанности конкурного управляющего объединены для совместного рассмотрения.

Определением суда от 23 марта 2016 года заявление исполняющего обязанности конкурсного управляющего Должника удовлетворено, в удовлетворении заявления Банка о включении в реестр требований кредиторов Должника задолженности отказано.

При этом, суд исходил из следующего.

Судом установлено, что Банком и Обществами заключены кредитные договоры, по условиям которых заемщику Банком предоставлены
кредиты на общую сумму более двух миллиардов рублей.

Удовлетворяя требование арбитражного управляющего и отказывая Банку во включении спорных требований в реестр требований кредиторов Должника, суд первой инстанции посчитал заявление конкурсного управляющего обоснованным по праву.

При определении вреда имущественным правам кредиторов следует иметь в виду, что в силу абзаца тридцать второго статьи 2 Закона о банкротстве под ним понимается уменьшение стоимости или размера имущества должника и (или) увеличение размера имущественных требований к должнику, а также иные последствия совершенных должником сделок или юридически значимых действий, приведшие или могущие привести к полной или частичной утрате возможности кредиторов получить удовлетворение своих требований по обязательствам должника за счет его имущества.

Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 7 Постановления ВАС РФ №63, при решении вопроса о том, должна ли была другая сторона сделки знать о ее совершении с целью причинить вред имущественным правам кредиторов, во внимание принимается то, насколько она могла, действуя разумно и проявляя требующуюся от нее по условиям оборота осмотрительность, установить наличие этих обстоятельств.

Из условий оспариваемых договоров поручительства видно, что Должник отвечает по обязательствам заёмщиков в полном объёме. В силу разъяснений, данных в пункте 9 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.07.2012 №42 «О некоторых вопросах разрешения споров, связанных с поручительством» и в пункте 15.1 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.04.2009 № 32 «О некоторых вопросах, связанных с оспариванием сделок по основаниям, предусмотренным Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Постановление ВАС РФ №32), заключение договора поручительства могло быть вызвано наличием у поручителя и должника в момент выдачи поручительства общих экономических интересов (например, основное и дочернее общества, преобладающее и зависимое общества, общества, взаимно участвующие в капиталах друг друга, лица, совместно действующие на основе договора простого товарищества); при оспаривании договора поручительства, выданного по обязательству такого заинтересованного лица, могут приниматься во внимание следующие обстоятельства: были ли должник и заинтересованное лицо платежеспособными на момент заключения оспариваемого договора, было ли заключение такого договора направлено на реализацию нормальных экономических интересов должника (например, на получение заинтересованным лицом кредита для развития его общего с должником бизнеса), каково было соотношение размера поручительства и чистых активов должника на момент заключения договора, была ли потенциальная возможность должника после выплаты долга получить выплаченное от заинтересованного лица надлежащим образом обеспечена (например, залогом имущества заинтересованного лица) и т.п., а также знал ли и должен ли был знать об указанных обстоятельствах кредитор.

Суд, оценив имеющиеся в деле доказательства в их совокупности и взаимосвязи по правилам статьи 71 АПК РФ, принял во внимание отсутствие доказательств добросовестного поведения Банка при решении вопроса о заключении спорных договоров поручительства и залога, в связи с чем пришел к выводу о том, что к моменту заключения договоров Должник заведомо не мог исполнить принятые на себя обязательства, а Банк не мог не осознавать фактическую неисполнимость обязательств Должником.

Согласно статье 10 ГК РФ (в редакции, действовавшей в момент совершения оспариваемых сделок) не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, а также злоупотребление правом в иных формах. Сделка, совершенная с нарушением положений статьи 10 ГК РФ являлась ничтожной по основаниям статьи 168 ГК РФ в редакции, действовавшей на момент совершения спорной сделки.

Из разъяснений, приведенных в пункте 10 Постановления ВАС РФ №32, исходя из недопустимости злоупотребления гражданскими правами (пункт 1 статьи 10 ГК РФ) и необходимости защиты при банкротстве прав и законных интересов кредиторов по требованию арбитражного управляющего или кредитора может быть признана недействительной совершенная до или после возбуждения дела о банкротстве сделка должника, направленная на нарушение прав и законных интересов кредиторов, в частности направленная на уменьшение конкурсной массы сделка по отчуждению по заведомо заниженной цене имущества должника третьим лицам.

Суд оценил договоры поручительства и залога как совершенные при наличии признаков злоупотребления правом, не имеющих экономической цели и направленных на искусственное увеличение обязательств Должника, что повлекло нарушение прав и законных интересов конкурсных кредиторов последнего.

Как отмечено судом, Банк, возлагая на Должника обязательства по договорам поручительства наравне с иными участниками группы компаний (Обществ), являющихся заёмщиками и самостоятельными поручителями по обязательствам перед Банком, не учёл особое положение Должника, обусловленное его статусом управляющей компании и необеспеченность принятых на себя Должником обязательств его активами.

Специфика деятельности Должника как управляющей компании Обществ привела к концентрации у него кредиторской задолженности перед поставщиками, подрядчиками и бюджетом и отсутствием у Должника производственных активов, которые могли бы сформировать конкурсную массу в целях погашения требований указанных лиц. В реестр требований кредиторов Общества на момент рассмотрения данного обособленного спора были включены требования кредиторов и уполномоченного органа на сумму более сопоставимую с обязательствами перед Банком, имелась задолженность по текущим платежам, связанным с хозяйственной деятельностью Должника, на сумму более стоимости имущества, включённого в конкурсную массу, преимущественно представленное дебиторской задолженностью Обществ, входивших в группу компаний с Должником, возможность реализации которой сомнительна, поскольку в отношении всех входящих в группу Обществ возбуждены дела о несостоятельности (банкротстве).

После заключения спорных договоров поручительства и залога Должник стал обязанным перед Банком исполнить за Общества обязательства в объёме, который многократно превышал имеющиеся у Должника активы.

Таким образом, стороны, будучи осведомленными о сложившемся финансовом положении Должника заведомо действовали в ущерб другим его кредиторам, что в силу статьи 10 ГК РФ признается злоупотреблением правом и влечет недействительность (ничтожность) таких договоров поручительства и залога в соответствии со статьей 168 ГК РФ.

Указанное определение суда обжаловано в апелляционном порядке, не отменено и не изменено, вступило в законную силу.

Аналогичная позиция занята судами всех инстанций (включая Верховный Суд Российской Федерации) в рамках дел №А13-10733/2014 (определение суда от 18 сентября 2015 года), №А13-10734/2014, №А13-10730/2014 (определение суда от 26 августа 2015 года).

3. Если имущество, находящееся в залоге, становится предметом еще одного залога в обеспечение других требований (последующий залог), требования последующего залогодержателя удовлетворяются из стоимости этого имущества после требований предшествующих залогодержателей (пункт 342 ГК РФ и статья 138 Закона о банкротстве).

Банк в рамках дела А13-9370/2015 обратился в суд с заявлением о включении в реестр требований кредиторов Должника задолженности, обеспеченной залогом имущества Должника.

Банк 2 обратился в суд с заявлением о включении задолженности в реестр требований кредиторов Должника, обеспеченной залогом имущества должника.

Требования Банков объединены в одно производство для их совместного рассмотрения.

Как усматривается из материалов дела, денежные требования Банков обеспечены договорами залога, в соответствии с которыми в залог переданы основные средства (оборудование).

Как разъяснено в пункте 1 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.07.2009 №58 «О некоторых вопросах, связанных с удовлетворением требований залогодержателя при банкротстве залогодателя» (далее – Постановление ВАС РФ №58), при рассмотрении вопроса об установлении и включении в реестр требований конкурсных кредиторов, обеспеченных залогом имущества должника (далее - залоговых кредиторов), судам необходимо учитывать следующее. Если судом не рассматривалось ранее требование залогодержателя об обращении взыскания на заложенное имущество, то суд при установлении требований кредитора проверяет, возникло ли право залогодержателя в установленном порядке (имеется ли надлежащий договор о залоге, наступили ли обстоятельства, влекущие возникновение залога в силу закона), не прекратилось ли оно по основаниям, предусмотренным законодательством, имеется ли у должника заложенное имущество в натуре (сохраняется ли возможность обращения взыскания на него).

Как разъяснено в пункте 2 Постановления ВАС РФ № 58, если залог прекратился в связи с физической гибелью предмета залога или по иным основаниям, наступившим после вынесения судом определения об установлении требований залогового кредитора, либо предмет залога поступил во владение иного лица, в том числе в результате его отчуждения, суд по заявлению арбитражного управляющего или иного лица, имеющего право в соответствии со статьей 71 Закона о банкротстве заявлять возражения относительно требований кредиторов, на основании пункта 6 статьи 16 Закона выносит определение о внесении изменений в реестр требований кредиторов и отражении в нём требований кредитора как не обеспеченных залогом.

В материалы дела, представлены Акт проверки залогового имущества, подписанный конкурсным управляющим должника, представителем Банка и представителем Банка 2.

Договор залога, в котором определено залоговое имущество, между Банком и Должником заключён ранее договора залога с Банком 2.

Дополнительное соглашение к договору залога с Банком, изменившее предмет первоначального залога, заключено после заключения договора залога с Банком 2.

В соответствии с пунктом 1 статья 450 ГК РФ изменение и расторжение договора возможны по соглашению сторон, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом, другими законами или договором.

Согласно пункту 1 статьи 452 ГК РФ соглашение об изменении договора совершается в той же форме, что и договор, если из закона, иных правовых актов, договора или обычаев делового оборота не вытекает иное.

Поскольку правоотношения между Банком и должником не прекращались на основании статьи 352 ГК РФ, постольку суд, руководствуясь статьями 218, 220 и 230 ГК РФ, счёл обоснованным установление требования Банка, как обеспеченного залогом имущества, в редакции дополнительного соглашения к договору залога.

В соответствии со статьей 342 ГК РФ если имущество, находящееся в залоге, становится предметом еще одного залога в обеспечение других требований (последующий залог), требования последующего залогодержателя удовлетворяются из стоимости этого имущества после требований предшествующих залогодержателей.

Последующий залог допускается, если он не запрещен предшествующими договорами о залоге.

Залогодатель обязан сообщать каждому последующему залогодержателю сведения обо всех существующих залогах данного имущества, предусмотренные пунктом 1 статьи 339 настоящего Кодекса, и отвечает за убытки, причиненные залогодержателям невыполнением этой обязанности.

В случае обращения взыскания на заложенное имущество по требованиям, обеспеченным последующим залогом, одновременно может быть потребовано досрочное исполнение обеспеченного залогом обязательства и обращено взыскание на это имущество также по требованиям, которые обеспечены предшествующим залогом и срок предъявления которых к взысканию не наступил. Если залогодержатель по предшествующему договору о залоге не воспользовался этим правом, имущество, на которое обращено взыскание по требованиям, обеспеченным последующим залогом, переходит к его приобретателю в качестве обременённого предшествующим залогом.

В материалы дела в нарушение статьи 65 АПК РФ ни должником, ни Банком 2 не представлено письменного предварительного согласия Банка во исполнение условий договора залога о последующем залоге предметов залога.

На этом основании изложенного требования Банка 2 определением суда от 28 июня 2016 года признаны обеспеченными последующим залогом имущества Должника.

Определение в вышестоящие инстанции не обжаловалось.

4. Залог прекращается в случае реализации заложенного имущества в целях удовлетворения требований залогодержателя в порядке, установленном законом, в том числе при оставлении залогодержателем заложенного имущества за собой, а также, если залогодержатель не воспользовался этим правом (пункт 5 статьи 350.2).

В рамках дела №А13-16177/2013 Банк направил в суд жалобу на действия конкурсного управляющего должника по продаже (передаче в собственность кредиторам) недвижимого имущества должника, находящегося в залоге у Банка.

Определением суда от 28 июня 2016 года в удовлетворении требований Банку отказано, исходя из следующего.

В рамках указанного дела в судебном порядке согласован порядок реализации имущества, находящегося в залоге у Банка (далее – Положение).

В соответствии с утверждённым Положением в случае, если имущество путём публичного предложения не будет продано, конкурсный управляющий имеет право предложить оставить имущество кредиторам должника по цене отсечения, в данном случае имущество подлежит передаче кредиторам, направившим заявление об оставлении имущества за собой в течение 10 дней после получения предложения от организатора торгов. Преимущественное право на оставление имущества за собой, принадлежит залоговому кредитору. В случае если несколько кредиторов изъявят желание оставить имущество за собой, имущество подлежит передаче в общую долевую собственность кредиторам пропорционально требованиям кредиторов включенных в реестр требований кредиторов, или вынести решение вопроса о дальнейшей его реализации на рассмотрение и утверждение собрания кредиторов.

Торги и повторные торги признаны несостоявшимися, соответствующие объявления опубликованы в порядке, установленном Положением, в газете «КомерсантЪ» и сайте ЕФРСБ.

Также на сайте ЕФРСБ опубликованы результаты проведения торгов в форме публичного предложения, которые признаны несостоявшимися, в связи с тем, что не поданы заявки на участие. При этом указано, что кредиторы имеют право оставить имущество за собой. Заявление об оставлении имущества за собой предложено направить в адрес конкурсного управляющего в течение 10 дней с даты опубликования сообщения.

Аналогичное объявление опубликовано в «Газете «КоммерсантЪ».

В день опубликования сведений о результатах торгов в форме публичного предложения на ЕФРСБ, но до опубликования аналогичных сведений в газете «Коммерсантъ» от конкурсного кредитора Должника конкурсному управляющему поступило заявление об оставлении имущества за собой.

После опубликования сведений о результатах торгов в форме публичного предложения конкурсным управляющим принято решение о передаче имущества конкурсному кредитору. В последующем между конкурсным управляющим и Кредитором подписан соответствующий акт приёма-передачи.

Так, действия конкурсного управляющего по опубликованию, как на сайте ЕФРСБ, так и в «Газете «КоммерсантЪ» информации о том, что кредиторы имеют право оставить имущество за собой, являются достаточными для выполнения условий Положения.

Судом отклонены доводы Банка о том, что конкурсный управляющий был обязан, направить всем конкурсным кредиторам предложение об оставлении имущества за собой. Исполняя статью 28 Закона о банкротстве и публикуя результаты торгов с информацией для кредиторов, предоставляет им, равные условия в реализации права на оставление имущества за собой, конкурсный управляющий действовал разумно и добросовестно, в рамках действующего законодательства.

Вместе с тем судом учтено и то обстоятельство, что после опубликования, как на сайте ЕФРСБ  так и в «Газете «КоммерсантЪ» информации о том, что кредиторы имеют право оставить имущество за собой, конкурсному управляющему поступило одно заявление об оставлении имущества, а решение о передаче имущества кредитору конкурсным управляющим принято с соблюдением десяти дневного срока, установленного Положением, после совершения последней публикации.

При этом суд отмечено, что преимущественное (залоговое) право Банка не утрачивается, до момента реализации залогового имущества.

В связи с чем, отклонены возражения конкурсного управляющего о прекращении права залога на стадии торгов в форме публичного предложения в силу подпункта 4 пункта 1 статьи 352 ГК РФ.

В соответствии с частью 4.2 статьи 138 Закона о банкротстве конкурсный кредитор по обязательствам, обеспеченным залогом имущества должника, вправе оставить предмет залога за собой в ходе торгов по продаже имущества должника посредством публичного предложения на любом этапе снижения цены такого имущества при отсутствии заявок на участие в торгах по цене, установленной для этого этапа снижения цены имущества.

Конкурсный кредитор по обязательствам, обеспеченным залогом имущества должника, при оставлении предмета залога за собой в ходе торгов по продаже имущества посредством публичного предложения обязан перечислить денежные средства в размере, определенном в соответствии с пунктами 1 и 2 настоящей статьи, на специальный банковский счет в порядке, установленном пунктом 3 настоящей статьи, одновременно с направлением конкурсному управляющему заявления об оставлении предмета залога за собой.

С даты поступления денежных средств на специальный банковский счёт и получения арбитражным управляющим заявления об оставлении предмета залога за собой торги по продаже предмета залога посредством публичного предложения подлежат завершению.

Согласно подпункту 4 пункта 1 статьи 352 ГК РФ залог прекращается в случае реализации заложенного имущества в целях удовлетворения требований залогодержателя в порядке, установленном законом, в том числе при оставлении залогодержателем заложенного имущества за собой, и в случае, если он не воспользовался этим правом (пункт 5 статьи 350.2 ГК РФ).

В пункте 13 Постановления ВАС РФ №58, разъяснено, что в случае неполучения конкурсным управляющим заявления залогового кредитора об оставлении заложенного имущества за собой в течение 30 дней со дня признания повторных торгов несостоявшимися, а также при неоплате залоговым кредитором суммы в соответствии с абзацем вторым пункта 4.1 статьи 138 Закона о банкротстве заложенное имущество может быть продано посредством публичного предложения согласно абзацу третьему пункта 4.1 статьи 138 Закона. При этом судам следует иметь в виду, что выручка от продажи заложенного имущества направляется на погашение требований залогового кредитора в порядке, предусмотренном пунктами 1 - 2.1 статьи 138 Закона о банкротстве.

Таким образом, судом установлено, что залог Банка прекращен в связи с реализацией залогового имущества после торгов в форме публичного предложения путём передачи данного имущества кредитору по его заявлению об оставлении имущества за собой при отсутствии заявления залогового кредитора об оставлении данного имущества за собой.

Данное определение обжаловано, назначено к рассмотрению в суде апелляционной инстанции.

5. Регрессное обязательство должника перед гарантом не является разновидностью замены кредитора в основном обязательстве в смысле статьи 382 ГК РФ, право на обращение в реестр кредиторов возникает после исполнения гарантом обязательств перед бенефициаром за должника.

5.1. Установленный Законом о банкротстве срок на обращение в суд с заявлением включении в реестр требований кредиторов начинает течь с момента возникновения права на регресс по исполненному гарантом обязательству принципала.

В рамках дела №А13-465/2015 Банк обратился в суд с заявлением о включении задолженности в реестр требований кредиторов Общества. В обоснование требований Банк сослался на исполнение последним обязательств Общества перед бенефициаром – Компанией по банковской гарантии. Требование заявлено по истечении двух месячного срока после публикации сообщения о введении в отношении должника процедуры конкурсного производства.

Определением суда от 21 июня 2016 года требования Банка удовлетворены в связи со следующим.

Как усматривается из материалов дела, выданной Банком безотзывной гарантией обеспечивались требования Компании по исполнению обязательств должника по Договору подряда.

Неисполнение Обществом обязательств по Договору подряда послужило основанием для реализации Компанией права на предъявление требований к Банку как к гаранту.

Банк требования Компании исполнил, что подтверждается платёжным поручением.

В соответствии с пунктом 1 статьи 126 Закона о банкротстве со дня принятия арбитражным судом решения о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства срок исполнения возникших до открытия конкурсного производства денежных обязательств считается наступившим. С этого дня все требования кредиторов по денежным обязательствам, за исключением текущих платежей и иных требований, поименованных в Законе о банкротстве, могут быть предъявлены только в ходе конкурсного производства.

Конкурсный управляющий в силу пунктов 1 и 4 статьи 142 Закона о банкротстве производит расчёты с кредиторами в соответствии с реестром требований кредиторов. Данный реестр подлежит закрытию по истечении двух месяцев со дня опубликования сведений о признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства. Требования конкурсных кредиторов, заявленные после закрытия реестра требований кредиторов, удовлетворяются за счет имущества должника, оставшегося после удовлетворения требований кредиторов, включенных в названный реестр.

Таким образом, основной целью опубликования сведений о банкротстве должника является доведение до его кредиторов информации об открытии реестра и о возможности предъявления ими требований в рамках дела о несостоятельности.

На конкурсных кредиторов, перед которыми должник на день публикации сообщения об открытии конкурсного производства уже имел неисполненные денежные обязательства, либо обязательства, срок исполнения которых считался наступившим в силу прямого указания законодательства о несостоятельности, Законом о банкротстве возлагаются негативные последствия пропуска двухмесячного срока для предъявления требований, предусмотренного абзацем третьим пункта 1 статьи 142 Закона о банкротстве, в виде понижения очерёдности удовлетворения требований, заявленных с опозданием.

Вместе с тем, применительно к рассматриваемому спору регрессное обязательство Общества перед гарантом, возникшее согласно пункту 1 статьи 379 ГК РФ и не являющееся разновидностью замены кредитора в основном обязательстве в смысле статьи 382 ГК РФ, на момент опубликования сообщения об открытии в отношении должника конкурсного производства не возникло.

Оплатив банковскую гарантию по требованиям Компании полученным по истечение двухмесячного срока на включение в реестр требований кредиторов должника, Банк не приобрёл реальную возможность получения возмещения от должника наравне с другими кредиторами третьей очереди удовлетворения: Банк не мог обратиться за защитой своих прав с иском вне рамок дела о банкротстве, а в рамках же дела о несостоятельности на день возникновения регрессного требования реестр требований кредиторов уже был закрыт.

Кроме того, как разъяснено в пункте 7 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.07.2009 №63 «О текущих платежах по денежным обязательствам в деле о банкротстве», если банковской гарантией было обеспечено исполнение обязательства, возникшего до дня возбуждения дела о банкротстве должника-принципала, и гарант уплатил бенефициару сумму, на которую выдана гарантия, после этого дня, требование гаранта к должнику-принципалу о возмещении указанной суммы не относится к текущим платежам и подлежит включению в реестр требований кредиторов.

Поскольку сложившаяся судебная практика исходит из того, что в упомянутом случае гарант приобретает к должнику-принципалу самостоятельное требование, которое при этом не является текущим, а предъявить подобное требование как реестровое в деле о банкротстве банк-гарант может только после уплаты им бенефициару денежной суммы по банковской гарантии, то положения абзаца третьего пункта 1 статьи 142 Закона о банкротстве в силу аналогии закона (пункт 1 статьи 6 ГН РФ) подлежат применению к добросовестному гаранту с учётом правил пункта 3 статьи 61.6 Закона о банкротстве: требование добросовестного гаранта считается заявленным в установленный Законом о банкротстве срок, если оно предъявлено в течение двух месяцев со дня возникновения права на регресс.

5.2. Право на обращение с требованием о включении в реестр требований кредиторов принципала-должника возникает с момента исполнения гарантом обязательств перед бенефициаром.

В рамках дела №А13-4461/2014 определением суда от 28 января 2016 года отказано в удовлетворении требований Правительства о включении в реестр требований кредиторов Общества, обоснованным гарантией. При этом суд исходил из следующего.

На основании постановления Правительства выдана государственная гарантия за Общество по обязательствам последнего перед Банком.

Гарантией определён объём обязательств, которые ограничены уплатой суммы не исполненных на момент предъявления требований Банка обязательств Общества.

В обеспечение регрессных требований Правительства между ним и должником заключён договор об обеспечении исполнения принципалом (Обществом) его возможных будущих обязательств по возмещению гаранту в порядке регресса сумм, уплаченных гарантом во исполнение обязательств по гарантии (Договор залога).

Вместе с тем Банк обратился в суд с заявлением о включении в реестр требований кредиторов Общества, в том числе по Кредитным договорам, обеспеченным гарантией Правительства.

Требование о выполнении обязательств по Гарантии предъявлено Банком Правительству (далее – требование платежа).

На момент рассмотрения настоящего обособленного спора требование платежа не исполнено, обязательства по Гарантии Правительством не исполнены.

Регрессный иск – это обратное в гражданском праве и процессе требование кредитора о возврате денежной суммы (или иной имущественной ценности), которую он уплатил третьему лицу по вине должника.

При таких обстоятельствах, учитывая регрессный характер обязательств должника, право требования Правительства от должника отсутствует до момента исполнения принятых на себя обязательств по Гарантии перед Банком.

Законом о банкротстве не предусмотрена возможность удовлетворения требований кредиторов, которые возможно возникнут в будущем.

Возможность утраты предмета залога, обеспечивающего обязательства должника в связи с принятием Правительством обязательств по Гарантии в ходе реализации имущества Общества в рамках дела о несостоятельности (банкротстве), не является основанием для удовлетворения требования Правительства по мотивам, изложенным выше.

Законом о банкротстве не предусмотрена возможность удовлетворения требований кредиторов о признании за ними статуса залогового кредитора по обязательствам, которые возможно возникнут в будущем.

При этом Правительство не лишено права, по исполнении обязательств должника перед Банком в связи с принятыми обязательствами по Гарантии обратиться в суд с заявлением о процессуальном правопреемстве в исполненной части.

Определение обжаловано, не отменено, не изменено и вступило в законную силу (постановление Четырнадцатого апелляционного арбитражного суда от 06 мая 2016 года, постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 11 августа 2016 года (резолютивная часть).

 

Председатель первого судебного состава                                И.Ю. Панина

Судья
                                                                                                   С.С. Крашенинников

 
Расписание дел
Информация о деле
Госпошлина
Банкротство