Суббота, 24 июня 2017
Карта сайта Email Главная Мобильная версия
Главная страница / Практика / Обобщения судебной практики

Полный список материалов

Справка по обобщению судебной практики по спорам, вытекающим из договоров аренды

СПРАВКА

по обобщению судебной практики по спорам,  вытекающим из договоров аренды

В соответствии с планом работы на 1 полугодие 2016 года третьим судебным составом Арбитражного суда Вологодской области проведено обобщение судебной практики по спорам, вытекающим из договоров аренды.

Целью проведения обзора является изучение и обобщение судебной практики по спорам, вытекающим из договоров аренды для формирования единообразного применения материального и процессуального законодательства при разрешении исследуемой категории споров.

Предметом анализа стали судебные акты, вынесенные за период 2013 – 2015 годы, часть из которых прошла проверку в вышестоящих судебных инстанциях.

Судом за период 2013 – 2015 годы рассмотрено 3320 дел указанной категории, из них в 2013 году – 1147 дел; в 2014 году – 1068 дел, 2015 году – 1087 дел.

При рассмотрении споров вытекающих из договоров аренды в качестве основных проблемных вопросов в анализируемом периоде следует выделить порядок определения даты прекращения арендных обязательств (обязательства по внесению арендной платы), а также ставок арендной платы, подлежащих применению к спорным правоотношениям.

1. Нарушение арендодателем установленной статьей 613 Гражданского кодекса Российской Федерации обязанности предупредить арендатора о правах третьих лиц на сдаваемое в аренду имущество не является основанием для признания договора аренды недействительным.

По делу №А13-12058/2015 Общество обратилось в суд с исковым заявлением к Предпринимателю о признании договора аренды земельного участка, здания и оборудования с последующим выкупом недействительным и применении последствий недействительности сделки в виде взыскания с Предпринимателя арендной платы, уплаченной Обществом в счет выкупа имущества.

В обоснование исковых требований Общество указало, что недвижимое имущество, ставшее предметом договора аренды, также являлось предметом договоров залога, заключенных Предпринимателем с Банком в обеспечение обязательств по кредитному договору. Таким образом, арендодатель не поставил истца в известность о правах третьих лиц на данное имущество. Исковые требования основывает на статьях 167, 168 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ).

Определением суда принято к производству встречное исковое заявление Предпринимателя к Обществу о взыскании задолженности по арендной плате и расторжении договора аренды в связи с нарушением сроков внесения арендных платежей.

Решением суда в удовлетворении исковых требований Обществу к Предпринимателю отказано. Этим же решением суд расторг договор аренды и взыскал с Общества в пользу Предпринимателя задолженность по арендной плате.

Отказывая Обществу в удовлетворении исковых требований и удовлетворяя встречные исковые требования Предпринимателя, суд исходил из того, что в соответствии со статьей 613 ГК РФ передача имущества в аренду не является основанием для прекращения или изменения прав третьих лиц на это имущество. При заключении договора аренды арендодатель обязан предупредить арендатора обо всех правах третьих лиц на сдаваемое в аренду имущество (сервитуте, праве залога и т.п.). Неисполнение арендодателем этой обязанности дает арендатору право требовать уменьшения арендной платы либо расторжения договора и возмещения убытков.

Таким образом, статьей 613 ГК РФ установлены специальные правовые последствия неисполнения арендодателем обязанности по информированию арендатора о правах третьих лиц на переданное в аренду имущество. Нарушение арендодателем требований статьи 613 ГК РФ не влечет недействительность договора аренды. Способы защиты арендатором своих прав при сокрытии арендодателем сведений о правах третьих лиц на предмет аренды прямо предусмотрены статьей 613 ГК РФ.

В связи с этим избранный Обществом способ защиты прав не может быть признан надлежащим.

Встречное требование Предпринимателя о взыскании с Общества задолженности по арендной плате удовлетворены судом на основании пункта 1 статьи 614 ГК РФ.

Требование о расторжении договора аренды также удовлетворено судом в соответствии со статьей 619 ГК РФ, поскольку судом установлен факт невнесения Арендатором арендных платежей более двух раз подряд. Постановлением апелляционного суда решение оставлено без изменения.

2. Арендатор несет обязанность по внесению арендной платы до момента фактической передачи арендованного имущества арендодателю.

По делу №А13-11115/2015 Общество обратилось в суд с иском к предпринимателю о взыскании убытков.

Исковые требования обоснованы статьями 15, 1064 ГК РФ и мотивированы тем, что ответчик чинил препятствия в пользовании арендуемыми помещениями, которые выразились в отключении электроэнергии в июне – августе 2015 года.

Решением суда в иске отказано.

Суд, отказывая в иске, руководствовался следующим.

В соответствии с частью 1 статьи 452 ГК РФ соглашение о расторжении договора совершается в той же форме, что и договор.

В рассматриваемом случае, сторонами не подписывалось соглашение о расторжении договора, в судебном порядке договор аренды также не расторгался.

Однако, оценив переписку сторон в июле – августе 2015 года по поводу досрочного расторжения вышеназванного договора аренды и по поводу взаимных претензий по правилам статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее – АПК РФ), суд посчитал, что воля сторон фактически была направлена на прекращение арендных правоотношений.

При этом, как следует из представленного истцом акта от 08.09.2015, фактически арендованное помещение было освобождено арендатором 08.09.2015. Таким образом, арендатор несет обязанность по оплате помещений до фактической их передачи арендодателю.

Статьей 622 ГК РФ предусмотрено, что при прекращении договора аренды арендатор обязан вернуть арендодателю имущество.

Как указано выше, по акту от 08.09.2015 фактически арендованное помещение было освобождено арендатором 08.09.2015. В связи с чем, уплаченная истцом арендная плата за август 2015 года не может быть возвращена арендатору. Доказательств того, что арендодатель уклонялся от приемки помещений, в деле нет. Не имеется также достоверных и объективных доказательств того, что в августе 2015 года арендатор был лишен доступа в арендованное помещение, в переписке обе стороны ссылаются на ограничение доступа в помещения друг другу. Тем не менее, фактически подтвержденным является только факт освобождения помещения 08.09.2015.

С учетом вышеизложенного, не имелось также оснований для взыскания арендной платы за август 2015 года, уплаченной истцом другому арендодателю.

В материалах дела отсутствуют также доказательства, достоверно подтверждающие факт совершения ответчиком в спорный период каких-либо противоправных действий по отключению электроэнергии, препятствующих использованию помещения.

Поскольку истцом не доказано наличие обстоятельств, при которых возможно наступление гражданско-правовой ответственности в виде возмещения убытков, суд не нашел оснований для удовлетворения исковых требований.

Постановлением апелляционного суда решение оставлено без изменения.

3. Арендодатель, уклонявшийся от приемки арендованного имущества в связи с прекращением договора аренды, не вправе требовать с арендатора внесения арендной платы за период просрочки возврата этого имущества, кроме того, составленный арендодателем в одностороннем порядке акт осмотра имущества (помещений и оборудования) не является доказательством вины арендатора в причинении истцу ущерба.

По делу № А13-12506/2015 Арендодатель обратился в суд с исковым заявлением к Арендатору о взыскании задолженности по арендной плате по договору аренды имущества, убытков в виде стоимости работ по восстановлению имущества, процентов за пользование чужими денежными средствами.

Исковые требования обоснованы статьями 15, 309, 314, 393, 614, 622 ГК РФ и мотивированы тем, что арендованное имущество возвращено ответчиком в ненадлежащем состоянии.

Решением суда, оставленным без изменения постановлением апелляционного суда, в иске отказано.

Суд, отказывая в иске, руководствовался следующим.

В соответствии с частью 1 статьи 452 ГК РФ соглашение о расторжении договора совершается в той же форме, что и договор.

В рассматриваемом случае, сторонами не подписывалось соглашение о расторжении договора, в судебном порядке договор аренды также не расторгался.

Однако, оценив переписку сторон в апреле – июне 2015 года по поводу досрочного расторжения вышеназванного договора аренды и по поводу взаимных претензий по правилам статьи 71 АПК РФ, суд сделал вывод о том, что воля сторон фактически была направлена на прекращение арендных правоотношений.

Так, в частности, ответчик направил в адрес истца уведомление от 01.04.2015 о расторжении договора с 30.04.2015. Не возразив против расторжения договора, истец в уведомлении, полученном ответчиком, в связи с прекращением договора аренды предложил ответчику явиться 26.05.2015 по месту нахождения имущества для осмотра и передачи имущества арендодателю. В связи с расторжением договора аренды Обществом - арендодателем был издан приказ  об организации приема-передачи имущества в период с 25.05.2015 по 10.06.2015.

Между тем, как следует из текста данного приказа и пояснений сторон, комиссия, созданная арендодателем для осмотра и приема имущества, не была уполномочена подписывать соответствующий акт сдачи-приемки имущества.

Как следует из объяснений представителей и переписки сторон по поводу возврата имущества из аренды, 26.05.2015 представители Общества - арендатора явились по месту нахождения имущества для осмотра и оформления акта сдачи-приемки имущества. Однако по причине того, что у представителей Арендодателя отсутствовали полномочия на подписание акта сдачи-приемки имущества из аренды, возврат имущества из аренды и оформление соответствующего акта сдачи-приемки имущества из аренды не состоялось.

Более того, арендодатель впоследствии несколько раз переносил дату осмотра и передачи имущества.

Пунктом 1 статьи 651 ГК РФ установлено, что передача здания или сооружения арендодателем и принятие его арендатором осуществляются по передаточному акту или иному документу о передаче, подписываемому сторонами. Если иное не предусмотрено законом или договором аренды здания или сооружения, обязательство арендодателя передать здание или сооружение арендатору считается исполненным после предоставления его арендатору во владение или пользование и подписания сторонами соответствующего документа о передаче. Уклонение одной из сторон от подписания документа о передаче здания или сооружения на условиях, предусмотренных договором, рассматривается как отказ соответственно арендодателя от исполнения обязанности по передаче имущества, а арендатора от принятия имущества.

При прекращении договора аренды здания или сооружения арендованное здание или сооружение должно быть возвращено арендодателю с соблюдением правил, предусмотренных пункте 1 статьи 651 Гражданского кодекса Российской Федерации (пункт 2 указанной статьи).

В силу правовой позиции, изложенной в пункте 37 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 11.01.2002 № 66 «Обзор практики разрешения споров, связанных с арендой», арендодатель не вправе требовать с арендатора арендной платы за период просрочки возврата имущества в связи с прекращением договора в случае, если арендодатель сам уклонялся от приемки арендованного имущества. По смыслу приведенных разъяснений, просрочка кредитора в принятии имущества из аренды может послужить основанием для освобождения арендатора от арендной платы на период просрочки кредитора. В таких случаях арендатору не может быть вменено неправомерное поведение, а недобросовестное поведение арендодателя не может служить основанием для извлечения им преимуществ (статья 1 ГК РФ).

Поскольку истец не доказал правовое основание своих требований о взыскании с ответчика убытков, суд не нашел оснований для удовлетворения требования о взыскании убытков в виде стоимости работ по восстановлению имущества.

Постановлением апелляционного суда решение оставлено без изменения.

4. Арендодатель не вправе требовать внесения арендной платы в случае изъятия имущества арендодателем у арендатора до окончания срока действия договора.

По делу №А13- А13-4357/2014 Общество обратилось в арбитражный суд с иском к Арендатору о взыскании задолженности по арендной плате и процентов за пользование чужими денежными средствами.

В обоснование заявленных требований истец сослался на ненадлежащее исполнение ответчиком обязательств по договору аренды музыкального оборудования.

Решением суда иск удовлетворен.

Определением суда возращено встречное исковое заявление о признании договора аренды расторгнутым с 20.05.2013.

Постановлением апелляционного суда решение и определение суда о возращении встречного искового заявления оставлены без изменения, апелляционные жалобы ответчика без удовлетворения.

Постановлением кассационной инстанции решение и определение суда первой инстанции, и постановление апелляционного суда отменены. Дело направлено на новое рассмотрение.

При этом суд кассационной инстанции указал на следующее.

В рассматриваемом случае удовлетворение встречного иска о признании договора аренды, расторгнутым с 20.05.2013 в связи с изъятием музыкального оборудования, исключает удовлетворение первоначального иска о взыскании арендной платы с 27.05.2013.

При таких обстоятельствах суды первой и апелляционной инстанций неправомерно возвратили встречное исковое заявление, которое следовало рассмотреть совместно с первоначальным иском.

Суд должен был выяснить, когда и при каких обстоятельствах арендодатель получил переданное в аренду оборудование.

При новом рассмотрении дела определением суда принято к производству встречное исковое заявление ответчика о признании договора аренды музыкального оборудования расторгнутым с 20.05.2013 и о взыскании убытков.

Решением суда первоначальный иск удовлетворен частично: с Арендатора взыскана задолженность до момента расторжения договора и  проценты. В остальной части первоначального иска отказано. Встречный иск удовлетворен также частично: договор аренды музыкального оборудования признан расторгнутым с 20.05.2013. В удовлетворении требования встречного иска о взыскании убытков отказано.

Судом установлено, что между истцом (арендодатель) и ответчиком (арендатор) 16.04.2013 заключен договор аренды музыкального оборудования сроком по 16.09.2013.

Стороны подписали акт приема-передачи оборудования от 16.04.2013.

Обязательство по внесению арендных платежей исполнено ответчиком ненадлежащим образом, что послужило основанием для обращения истца с первоначальным иском в арбитражный суд.

Ответчик в свою очередь, обратился со встречным иском о признании договора расторгнутым с 20.05.2013, ссылаясь на то, что не имел возможности пользоваться спорным имуществом, поскольку арендодатель 20.05.2013 демонтировал и вывез оборудование, и о взыскании убытков связанных с затратами на оплату работ по монтажу музыкального оборудования взамен изъятого истцом.

Оценив представленные доказательства по делу, суд установил следующее.

Акт о возврате оборудования от 16.09.2013 подписан сторонами одновременно с подписанием акта о передаче оборудования в аренду от 16.04.2013, указанное обстоятельство следует из материалов дела № А13-8442/2013, в соответствии с которыми актом передачи оборудования от 16.09.2013 арендодатель располагал в июле 2013 года, из постановления от 16.05.2014 оперуполномоченного ОЭБ и ПК УМВД России по г. Вологде об отказе в возбуждении уголовного дела, в котором отражены соответствующие объяснения генерального директора истца, а также подтверждено представителем истца в ходе судебного разбирательства. 

При таких обстоятельствах акт от 16.09.2013 не является надлежащим доказательством того, что спорное оборудование возвращено ответчиком и получено истцом 16.09.2013.

Напротив, как следует из объяснений ответчика, и подтверждено видеозаписями камер наблюдения и показаниями свидетелей, 20.05.2013 оборудование было вывезено представителями истца со ссылкой на расторжение договора аренды.

При таких обстоятельствах суд пришел к выводу, что фактически арендные отношения прекращены 20.05.2013 в связи с изъятием арендодателем имущества из владения арендатора и взыскал арендную плату за время фактического пользования имуществом с соответствующим пересчетом процентов. В остальной части первоначального иска отказал.

Встречное исковое заявление в части требования о признании договора расторгнутым суд удовлетворил на основании пункта 2 статьи 450 ГК РФ, указав, что изъятие арендодателем арендованного имущества у ответчика является существенным нарушением договора, которое служит основанием для расторжения договора.  

В удовлетворении требования о взыскании убытков суд отказал, указав, что затраты арендатора, связанные с монтажом музыкального оборудования неизбежны при прекращении действия договора, независимо от оснований такого прекращения. По окончании срока действия договора указанные расходы также были бы понесены ответчиком.

Кроме того, изъятие арендуемого имущества происходило без возражений ответчика, то есть своими конклюдентными действиями ответчик фактически согласовал досрочное расторжение договора.

Постановлением суда апелляционной инстанции решение оставлено в силе.

5. Установленная в договоре аренды здания или сооружения плата за его использование включает плату за пользование земельным участком, на котором оно расположено, или передаваемой вместе с ним соответствующей частью участка, если иное не предусмотрено законом или договором. Если договором аренды задания предусмотрена обязанность заключить отдельный договор аренды земельного участка, то отсутствие соответствующего договора не является основанием для отказа во взыскании арендной платы за земельный участок.

По делу №А13-4422/2015 Администрация обратилась в суд с иском к Учреждению о взыскании неосновательного обогащения за фактическое пользование земельным участком, процентов за пользование чужими денежными средствами.

Истец ссылается на то, что ответчик использовал земельный участок, расположенный под арендуемым ответчиком зданием, но не вносил за него плату.

Решением суда в иске отказано, поскольку предусмотренная договором аренды здания арендная плата включает, в том числе и плату за пользование земельным участком под объектом аренды.

Суд, отказывая в иске, руководствовался следующим.

Согласно пунктам 1, 2 статьи 652 ГК РФ по договору аренды здания или сооружения арендатору одновременно с передачей прав владения и пользования такой недвижимостью передаются права на земельный участок, который занят такой недвижимостью и необходим для ее использования.

В случаях, когда арендодатель является собственником земельного участка, на котором находится сдаваемое в аренду здание или сооружение, арендатору предоставляется право аренды земельного участка или предусмотренное договором аренды здания или сооружения иное право на соответствующий земельный участок.

Если договором не определено передаваемое арендатору право на соответствующий земельный участок, к нему переходит на срок аренды здания или сооружения право пользования земельным участком, который занят зданием или сооружением и необходим для его использования в соответствии с его назначением.

В пункте 22 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 24.03.2005 № 11 «О некоторых вопросах, связанных с применением земельного законодательства» разъяснено, что арендатор здания или сооружения может пользоваться земельным участком, занятым арендуемым зданием или сооружением, без соответствующего договора в силу закона в течение срока аренды недвижимости. Вопросы по арендной плате за пользование земельным участком в данном случае решаются с учетом положений пункта 2 статьи 654 ГК РФ.

Согласно указанной норме права, установленная в договоре аренды здания или сооружения плата за его использование, включает плату за пользование земельным участком, на котором оно расположено, или передаваемой вместе с ним соответствующей частью участка, если иное не предусмотрено законом или договором.

Иное законом не предусмотрено.

Заключенный сторонами договор аренды от 24.05.2013 истолкован судами по правилам статьи 431 ГК РФ, согласно которой при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. Буквальное значение условия договора в случае его неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом.

При толковании договора, суд признал, что предусмотренная договором от 24.05.2013 арендная плата включает, в том числе и плату за пользование земельным участком под объектом аренды.

Постановлениями судов апелляционной и кассационной инстанции решение суда оставлено без изменения.

Аналогичное дело №А13-6246/2015.

По делу №А13-11757/2013 Департамент обратился с иском в суд к Обществу о взыскании задолженности и процентов за пользование чужими денежными средствами.

В обоснование заявленных требований истец сослался на неосновательное сбережение ответчиком денежных средств, подлежащих уплате за пользование земельным участком.

Ответчик возражал против удовлетворения иска со ссылкой на то,  арендная плата, установленная договором аренды за пользование зданием, включает в себя плату за пользование земельным участком.

Судом установлено, что между истцом (арендодатель) и ответчиком (арендатор) заключен договор аренды, в соответствии с которым ответчику передано в аренду недвижимое имущество - гараж.

Гараж расположен на земельном участке, находящемся в собственности публичного образования.

Земельный участок, занятый объектом недвижимости, ранее был предоставлен ответчику на праве постоянного (бессрочного) пользования, впоследствии прекращенного по заявлению ответчика.

Ответчик, продолжая пользоваться гаражом, договор аренды земельного участка не заключил, использовал земельный участок, не внося за него арендную плату.

Неисполнение ответчиком обязанности по внесению платы за пользование земельным участком послужило основанием для обращения истца с иском в суд.

Удовлетворяя исковые требования на основании статьей 1105, 1107 ГК РФ, суд отклонил довод ответчика о включении платы за пользование участком в плату за пользование зданием, указав, следующее.

Договор аренды не содержит условия об одновременной передаче с правом пользования зданием права аренды на земельный участок, расположенный под зданием.

Земельный участок на момент передачи зданий в аренду уже находился у ответчика на вещном праве – постоянном (бессрочном) пользовании.

Расчет арендной платы (приложение к договору) произведен без учета установленных ставок арендной платы за землю.

Договором аренды предусмотрена обязанность арендатора обратиться в орган местного самоуправления с заявлением о предоставлении земельного участка в аренду.

Таким образом, после прекращения права постоянного (бессрочного) пользования ответчик был обязан заключить договор аренды в отношении занимаемого земельного участка и вносить арендную плату.

Постановлениями судов апелляционной и кассационной инстанций решение оставлено без изменения.

6. Порядок определения арендной платы, в отношении земельных участков, находящихся в собственности муниципальных образований, субъектов Российской Федерации, а также относящихся к землям, государственная собственность на которые не разграничена, устанавливается соответствующими органами местного самоуправления и органами государственной власти субъектов. Правила определения размера арендной платы, установленные Правительством Российской Федерации к указанным земельным участкам, не применяются.

По делу № А13-16406/2014 Администрация обратилась в суд с иском к Обществу о взыскании задолженности по арендной плате и пени.

Суд, отклонив возражения ответчика, касающиеся неправомерности применения истцом в расчете арендной платы пункта 2.10 Положения об установлении порядка определения размера арендной платы, порядка, условий и сроков внесения арендной платы за использование земельных участков, государственная собственность на которые не разграничена, на территории области, а также за использование земельных участков, находящихся в собственности области, утвержденного постановлением Правительства области от 02.12.2013 № 1239 (далее – Постановление № 1239), устанавливающего четырехкратный размер земельного налога при расчете арендной платы за использование земельных участков, предоставленных для иного строительства (кроме жилищного и индивидуального жилищного) в случае, если объекты недвижимости не введены в эксплуатацию по истечение трех лет с даты предоставления в аренду земельного участка для строительства, со ссылкой на нарушение принципа предсказуемости арендной платы, установленного постановлением Правительства Российской Федерации №582 от 15.07.2009 (далее – Постановление № 582), признал требования истца законными и обоснованными и удовлетворил иск полностью.

Апелляционный суд решение суда первой инстанции изменил, исходя из того, что в спорный период в соответствии с подпунктом «д» пункта 2  Правил, утвержденных Постановлением № 582, установлен предельный размер арендной платы в отношении земельных участков, предоставленных в аренду для строительства с предварительным согласованием места размещения объектов в порядке, установленном Земельным кодексом Российской Федерации, который составляет 2% их кадастровой стоимости. Учитывая данное ограничение, апелляционный суд определил иной размер подлежащей взысканию задолженности по арендной плате.

Суд кассационной инстанции постановление апелляционного суда отменил, согласившись с выводом суда первой инстанции о том, что в спорный период порядок определения арендной платы за земельные участки, государственная собственность на которые не разграничена, на территории области определялся на основании Положения, утвержденного Постановлением № 1239.

Поскольку спорный земельный участок находится в городе Вологде и относится к землям, государственная собственность на которые не разграничена, суд апелляционной инстанции ошибочно посчитал, что размер арендной платы подлежал определению по правилам, установленным Постановлением № 582 для федеральных земель, а не на основании Постановления № 1239, действовавшего в спорный период.

Решения суда по аналогичным делам №А13-359/2015, № А13‑16599/2014, отмененные постановлениями апелляционной инстанции также восстановлены судом кассационной инстанции.

В настоящее время правовая позиция по данному вопросу определена в Обзоре судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 2 (2015), утвержденном Президиумом Верховного Суда РФ 26.06.2015.

7. В отсутствие в ЕГРП записи о регистрации перехода права и наличии записи об аренде в случае выкупа арендованного здания (помещения), если арендуемое имущество находится во владении арендатора, с момента заключения договора купли-продажи обязательство по внесению арендной платы прекращается, если иное не установлено договором.

По делу №А13-6705/2013 Администрация обратилась в суд с иском к Обществу задолженность по арендной плате и пени за просрочку платежей.

В обоснование заявленных требований истец сослался на неисполнение ответчиком обязательства по договору на аренду нежилых помещений муниципальной собственности.

Ответчик возразил против удовлетворения заявленных требований, ссылаясь на их неправомерность в связи с заключением сторонами в отношении арендуемого помещения договора купли-продажи.

Судом установлено, что между истцом (арендодатель) и ответчиком (арендатор) заключен договор на аренду нежилых помещений муниципальной собственности, в соответствии с которым ответчику переданы во временное владение и пользование нежилые помещения.

В дальнейшем между сторонами заключен договор купли-продажи муниципального недвижимого имущества, в соответствии с которым вышеуказанные нежилые помещения переданы в собственность ответчику.

Полагая, что ответчик обязан вносить арендную плату до момента государственной регистрации перехода права на нежилые помещения, истец обратился с настоящим иском в суд.

Суд отказал в удовлетворении исковых требований, применив разъяснения Пленума ВАС РФ, изложенные в постановлении от 17.11.2011 № 73 «Об отдельных вопросах практики применения правил Гражданского кодекса Российской Федерации о договоре аренды», указав, что поскольку иное не вытекает из закона или соглашения сторон, продавец (арендодатель) и покупатель (арендатор), заключая договор купли-продажи, прекращают на будущее время обязательство по внесению арендной платы (пункт 1 статьи 407 ГК РФ).

Иного из договора купли-продажи муниципального недвижимого имущества не следует.

В соответствии с пунктом 4.2 договора купли-продажи имущество на момент заключения находилось во владении ответчика, стороны договорились отдельный акт
не составлять, считать договор купли-продажи документом о передаче.

Сохранение в ЕГРП записи о договоре аренды не означает, что договор аренды не прекратился.

Кроме того, суд отметил, в тех случаях, когда выкуп имущества осуществлялся в порядке, предусмотренном Федеральным законом «Об особенностях отчуждения недвижимого имущества, находящегося в государственной собственности субъектов Российской Федерации или в муниципальной собственности и арендуемого субъектами малого и среднего предпринимательства, и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», по смыслу статей 3 и 5 названного Закона в силу особого характера права субъекта малого и среднего предпринимательства на выкуп арендуемого недвижимого имущества не допускается включения в договор продажи недвижимости (или иное соглашение) условий о сохранении обязательств по внесению покупателем (арендатором) арендной платы после его заключения.

В вышестоящую инстанцию решение не обжаловалось.

8. С учетом специальных норм земельного законодательства обязательство по внесению арендной платы в случае выкупа арендованного земельного участка из государственной (муниципальной) собственности сохраняется до момента государственной регистрации перехода права на земельный участок.

По делу №А13-17730/2014 Комитет обратился в суд с иском к Обществу о взыскании задолженности по арендной плате и пени за просрочку платежей.

В обоснование заявленных требований истец сослался на неисполнение ответчиком обязательства по договору аренды земельного участка.

Судом установлено, что между истцом (арендодатель) и ответчиком (арендатор) заключен аренды земельного участка, в соответствии с которым ответчику передан во временное владение и пользование земельный участок для эксплуатации здания.

В дальнейшем стороны заключили договор купли-продажи нежилого здания с земельным участком, в соответствии с которым указанный земельный участок передан в собственность ответчику.

Как указывал истец, обязательство по внесению арендной платы за период с момента заключения договора купли-продажи до даты регистрации перехода права собственности ответчиком не исполнено, что послужило основанием для обращения истца с иском в суд.

Суд, удовлетворяя заявленные требования, руководствовался следующим.

Как разъяснил Пленум ВАС РФ, в пункте 7 постановления от 17.11.2011 № 73 «Об отдельных вопросах практики применения правил Гражданского кодекса Российской Федерации о договоре аренды» согласно подпункту 7 пункта 1 статьи 1 ЗК РФ любое использование земли осуществляется за плату, за исключением случаев, установленных федеральными законами и законами субъектов Российской Федерации (платность использования земли). В соответствии с пунктом 1 статьи 65 ЗК РФ формами платы за использование земли являются земельный налог (до введения в действие налога на недвижимость) и арендная плата.

Покупатель - бывший арендатор, обязанность которого по внесению арендной платы прекратилась, - до государственной регистрации перехода права собственности на землю не является плательщиком земельного налога и поэтому обязан в соответствии с пунктом 1 статьи 1102 ГК РФ возместить продавцу (арендодателю) расходы по уплате этого налога.

Вместе с тем, поскольку публично-правовое образование не уплачивает земельный налог, то в случае, если оно выступает продавцом (арендодателем) земельного участка, в силу подпункта 7 пункта 1 статьи 1 и статьи 65 ЗК РФ до государственной регистрации перехода права собственности на землю обязательство по внесению арендной платы из ранее заключенного между сторонами договора аренды сохраняется. Следовательно, в этом случае ввиду платности использования земли стороны не вправе установить иной момент прекращения обязанности по внесению арендной платы.

В вышестоящую инстанцию решение не обжаловалось.

9. Обязательство по внесению арендной платы за пользование земельным участком, предоставленным для строительства многоквартирного жилого дома, прекращается с момента первой регистрации права собственности на помещения в многоквартирном доме.

По делу №А13-13082/2013 Администрация обратилась с иском в суд к Обществу о взыскании задолженности по арендной плате и пени за просрочку платежа.

В обоснование заявленных требований истец сослался на неисполнение ответчиком обязательства по договору аренды земельного участка.

Ответчик с заявленными требованиями не согласился, сославшись на ввод дома в эксплуатацию и на прекращение обязательства по внесению арендной платы в отношении части земельного участка, на котором возведен многоквартирный жилой дом, с момента первой регистрации права собственности на квартиру в указанном доме.

Судом установлено, что между истцом (арендодатель) и ответчиком (арендатор) заключен договор аренды земельного участка, в соответствии с которым ответчику передан во временное пользование земельный участок для проектирования и строительства многоквартирного жилого дома.

На арендуемом земельном участке велось строительство двух объектов жилищного строительства: жилой дом строительный номер 4б в 106 микрорайоне оси 10-11, и жилой дом строительный номер 4б в 106 микрорайоне оси 12-14.

Согласно технико-экономическим показателям площадь благоустройства дома оси 10-11 (вместе с площадью застройки) составляет 1386 кв.м., соответственно площадь благоустройства дома оси 12-14 составляет 2544 кв.м.

Жилой дом в осях 10-11 введен в эксплуатацию 05.04.2013.

Первая регистрация права собственности на квартиру произведена 16.07.2013.

Из буквального толкования пункта 3.4 договора следует, что размер арендной платы должен соответствовать ставкам, установленным уполномоченными органами, и подлежит изменению в одностороннем порядке в случае изменения таких ставок и коэффициентов к ним.

Такое условие договора позволяет сделать вывод о том, что в случае изменения фактического вида использования земельного участка с момента такого изменения должны применяться соответствующие ставки и коэффициенты, установленные для данного (измененного) вида использования.

То обстоятельство, что соответствующие изменения в договор в части размера арендной платы сторонами не были своевременно внесены, не может рассматриваться в качестве препятствия для применения ставок (коэффициентов) арендной платы исходя из нового (фактического) вида разрешенного использования.  

Иное означало бы нарушение баланса экономических интересов сторон договора.

Таким образом, суд соглашается с доводом ответчика о том, что с момента ввода дома в эксплуатацию при расчете арендной платы должен применяться понижающий коэффициент 0,1, установленный приложением №27 к постановлению Правительства Вологодской области от 17.12.2012 №1499, для вида разрешенного использования «эксплуатация многоэтажных домов». 

Статьей 36 Жилищного кодекса Российской Федерации (далее – ЖК РФ) предусмотрено, что собственникам помещений в многоквартирном доме принадлежит на праве общей долевой собственности общее имущество в многоквартирном доме, к которому относится и земельный участок, на котором расположен данный дом, с элементами озеленения и благоустройства, иные предназначенные для обслуживания, эксплуатации и благоустройства данного дома и расположенные на указанном земельном участке объекты.

При этом пункт 2 статьи 23 Закона о государственной регистрации прав содержит правило о проведении одновременной государственной регистрации права на помещение в многоквартирном доме и неразрывно связанного с ним права общей долевой собственности на общее имущество.

Исходя из названных положений ЖК РФ, Закона о государственной регистрации прав, статьи 16 Федерального закона от 29.12.2004 № 189-ФЗ «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации», а также разъяснений, содержащихся в пунктах 66, 67 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 29.04.2010 N 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», земельный участок, сформированный и поставленный на кадастровый учет, находится у собственников помещений на праве общей долевой собственности с момента государственной регистрации права участниками долевого строительства на объект долевого строительства.

В силу названных норм, с момента регистрации права собственности первого лица на любое из помещений в многоквартирном доме соответствующий земельный участок поступает в долевую собственность иных лиц, а орган местного самоуправления утрачивает право на распоряжение им.

Кроме того, принимая во внимание положения статей 36 и 37 Жилищного кодекса, с момента возникновения у собственников жилых и нежилых помещений в многоквартирном жилом доме общей долевой собственности на земельный участок под таким домом, договор аренды этого участка, заключенный застройщиком и органом местного самоуправления, должен считаться прекратившимся на основании статьи 413 Гражданского кодекса, поскольку возникновение права собственности на помещения влечет не только возникновение права общей долевой собственности на земельный участок, но и переход к собственникам помещений права аренды земельного участка. В силу этого любое из лиц, подписавших договор аренды, или любой из сособственников участка вправе обратиться с заявлением о государственной регистрации прекращения договора аренды.

Указанная правовая позиция отражена в постановлении Президиума ВАС РФ от 24.01.2012 N 11642/11 по делу N А55-17896/2010.

Таким образом, с момента первой регистрации права на квартиру в многоквартирном доме (оси 10-11), договор аренды части земельного участка площадью 1386 кв.м. следует считать прекратившимся, правовых оснований для взыскания арендной платы в отношении указанной части земельного участка не имеется.

То обстоятельство, что предоставленный в аренду земельный участок не был разделен в установленном законом порядке, а участок, необходимый для эксплуатации и обслуживания введенного в эксплуатацию дома не поставлен на кадастровый учет в качестве самостоятельного объекта, не принимается судом во внимание, поскольку части земельного участка могут являться предметом гражданских прав, границы частей участка определены технической документацией, спор о размере площадей указанных частей между сторонами отсутствует. 

Проверив представленный ответчиком контррасчет задолженности, суд признал доказанным факт отсутствия задолженности ответчика по арендной плате за спорный период. 

В удовлетворении иска отказано.

В вышестоящую инстанцию решение не обжаловалось.

10. В случае если до 01.03.2015 схема расположения земельного участка на кадастровом плане территории не утверждена, предоставление земельного участка в аренду возможно только посредством проведения торгов.

Предприниматель обратился в арбитражный суд с заявлением к Администрации о признании недействительным постановления Администрации об отказе в предоставлении земельного участка и о возложении на Администрацию обязанности заключить с Предпринимателем договор аренды земельного участка.

В обоснование заявленных требований Предприниматель указал, что поскольку он обратился в Администрацию с заявлением о предоставлении в аренду для целей, не связанных со строительством 12.11.2014, к спорным отношениям подлежат применению нормы Земельного кодекса, действовавшие на момент обращения.

Судом установлено, что Предприниматель на основании договора аренды владеет и пользуется земельным участком, предоставленным для эксплуатации торгового павильона.

При проведении плановой выездной проверки в рамках муниципального земельного контроля установлено, что площадь фактически используемого Предпринимателем земельного участка превышает площадь, земельного участка переданного в аренду, и не соответствует его конфигурации.

Постановлением Управления Росреестра Предприниматель привлечен к административной ответственности на основании статьи 7.1 Кодекса Российской Федерации об административном правонарушении за самовольное занятие земельного участка.

Предприниматель 12.11.2014 обратился в Администрацию с заявлением о предоставлении в аренду для целей, не связанных со строительством земельного участка площадью 30 кв. м., смежного с арендуемым земельным участком.

Схема расположения земельного участка утверждена постановлением Администрации от 24.04.2015 № 3040.

Земельный участок поставлен на кадастровый учет 09.06.2015.

Постановлением Администрации от 24.07.2015 Предпринимателю отказано в предоставлении испрашиваемого земельного участка со ссылкой на положения статьи 34 Федерального закона от 23.06.2014 № 171-ФЗ «О внесении изменений в Земельный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» (далее - Закон № 171-ФЗ).

Предприниматель, считая отказ Администрации в предоставлении земельного участка в аренду незаконным, обратился в суд с заявлением.

Суд первой инстанции, отказывая в удовлетворении заявленных Предпринимателем требований, руководствовался следующим.

Порядок предоставления земельных участков для целей, не связанных со строительством, на момент обращения Предпринимателя с заявлением о предоставлении земельного участка устанавливался нормами статьи 34 ЗК РФ.

Между тем на основании пункта 18 статьи 1 Закона № 171-ФЗ положения указанной статьи ЗК РФ утратили силу с 01.03.2015.

В соответствии с пунктом 3 статьи 34 Закона № 171-ФЗ в случае, если до дня вступления в силу названного Закона (01.03.2015) органом государственной власти или органом местного самоуправления утверждена схема расположения земельного участка на кадастровом плане или кадастровой карте территории в целях его предоставления для целей, не связанных со строительством и (или) с эксплуатацией зданий, сооружений, предоставление такого земельного участка осуществляется в соответствии со статьей 34 ЗК РФ (в редакции, действовавшей до дня вступления в силу настоящего Федерального закона), но не позднее 01.01.2018.

Поскольку по состоянию на 01.03.2015 схема расположения испрашиваемого Предпринимателем земельного участка на кадастровом плане территории не утверждена, суд пришел к правомерному выводу об отсутствии оснований для применения к рассматриваемым правоотношениям статьи 34 ЗК РФ и предоставления заявителю земельного участка в порядке, установленном положениями данной статьи ЗК РФ.

Согласно пункту 1 статьи 39.6 ЗК РФ договор аренды земельного участка, находящегося в государственной или муниципальной собственности, заключается на торгах, проводимых в форме аукциона, за исключением случаев, предусмотренных пунктом 2 данной статьи.

В рассматриваемой ситуации оснований, определенных пунктом 2 статьи 39.6 ЗК РФ, для предоставления Предпринимателю земельного участка без проведения торгов, судом не установлено.

При таких обстоятельствах суд признал оспариваемый отказ Администрации в предоставлении Предпринимателю земельного участка правомерным и отказал заявителю в удовлетворении требований.

Постановлением апелляционной инстанции решение суда оставлено без изменения.

11. В случае передачи прав и обязанностей по договору аренды к новому арендатору переходит обязательство по оплате задолженности прежнего арендатора и уплате штрафных санкций, существующих на момент передачи, если иное не установлено договором.

По делу № А13-3066/2015 Территориальное управление Росимущества  обратилось в суд с исковым заявлением к Обществу о взыскании задолженности по арендной плате и неустойки.

В обоснование заявленных требований истец сослался на неисполнение ответчиком обязательства по внесению арендной платы за период до передачи прав и обязанностей по договору новому арендатору.

Судом установлено, что между истцом (арендодатель) и ответчиком (арендатор) заключен договор аренды земельного участка, находящегося в федеральной собственности, в соответствии с которым ответчику передан временное владение и пользование земельный участок.

В соответствии с дополнительным соглашением к договору все права и обязанности арендатора по договору перешли к третьему лицу.

Ненадлежащее исполнение ответчиком обязанности по внесению арендной платы до момента заключения дополнительного соглашения послужило основанием для обращения истца в суд.

Суд, признав, что требования предъявлены к ненадлежащему ответчику, отказал в их удовлетворении.

Суд указал, что в соответствии с пунктом 2 статьи 615 ГК РФ в результате перенайма происходит замена арендатора в обязательстве, возникшем из договора аренды, поэтому перенаем должен осуществляться с соблюдением норм гражданского законодательства об уступке требования и переводе долга.

Поскольку иного не установлено договором, исходя из положений статей 384, 615 ГК РФ, долг ответчика по арендным платежам в момент заключения дополнительного соглашения считается переведенным на нового арендатора, который становится ответственным по договору перед арендодателем.

Данное толкование норм права соответствует правовой позиции, приведенной в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01.10.2013 № 3914/13 по делу № А06-7751/2010.

Поскольку иск заявлен к ненадлежащему ответчику, а истец в судебном заседании отказался произвести замену ненадлежащего ответчика надлежащим, суд первой инстанции отказал в удовлетворении иска.

Постановлением апелляционной инстанции решение оставлено без изменения.

Аналогичное решение по делу №А13-12881/2013.

Примечание.

К спорным правоотношениям применены нормы ГК РФ в редакции, действовавшей до внесения изменений Федеральным законом от 21.12.2013 № 367-ФЗ (начало действия изменений - 01.07.2014).

12. Если дата возникновения обязательства по внесению арендной платы за определенный договором период времени (месяц, квартал и т.д.) наступила после принятия к производству дела о банкротстве, задолженность за весь указанный период оплаты, относится к текущим платежам.

По делу № А13-13276/2014 Департамент обратился в суд с иском о взыскании с Общества задолженности по арендной плате и пени.

Судом установлено, что между Департаментом и Обществом заключен договор аренды лесного участка.

Ввиду невнесения Обществом арендной платы за третий квартал 2014 года Департамент обратился в арбитражный суд с настоящим иском.

Суд удовлетворил иск в части, оставил без рассмотрения требование о взыскании с ответчика задолженности и пени за период с 01.07.2014 по 12.08.2014 исходя из того, что определением Арбитражного суда Вологодской области от 12.08.2014 принято к производству заявление о признании ответчика несостоятельным (банкротом), в связи с чем, указанное требование Департамента подлежит рассмотрению в рамках дела о банкротстве.

Суд апелляционной инстанции отменил решение в части оставления требования без рассмотрения и направил его на новое рассмотрение, указав следующее.

Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 1 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.07.2009 № 63 «О текущих платежах по денежным обязательствам в деле о банкротстве» (далее - Постановление № 63), в соответствии с пунктом 1 статьи 5 Закона о банкротстве денежные обязательства относятся к текущим платежам, если они возникли после даты принятия заявления о признании должника банкротом, то есть даты вынесения определения об этом.

В силу абзаца третьего пункта 2 Постановления № 63 в договорных обязательствах, предусматривающих периодическое внесение должником платы за пользование имуществом (договоры аренды, лизинга (за исключением выкупного), длящееся оказание услуг (договоры хранения, оказания коммунальных услуг и услуг связи, договоры на ведение реестра ценных бумаг и т.д.), а также снабжение через присоединенную сеть электрической или тепловой энергией, газом, нефтью и нефтепродуктами, водой, другими товарами (за фактически принятое количество товара в соответствии с данными учета), текущими являются требования об оплате за те периоды времени, которые истекли после возбуждения дела о банкротстве.

Следовательно, текущими являются требования о взыскании платы за пользование имуществом, которые в соответствии с договорными обязательствами по периодическому внесению платы истекли после возбуждения дела о банкротстве.

Из материалов дела следует, что определением суда от 12.08.2014 принято к производству заявление ответчика о признании его несостоятельным (банкротом).

Определением от 15.09.2014 в отношении ответчика введена процедура наблюдения.

В настоящем деле заявлено требование о взыскании с должника задолженности за период с июля по сентябрь 2014 года, то есть за квартал.

Из буквального толкования пункта 2 Постановления № 63 следует, что требования признаются текущими за те периоды времени, которые истекли после возбуждения дела о банкротстве, то есть правовое значение имеет факт того, что период истек после возбуждения дела о банкротстве, разделение целого периода на время до и после возбуждения дела о банкротстве не предусмотрено.

Таким образом, поскольку в рассматриваемом споре заявлено требование о взыскании задолженности за период - 3-й квартал 2014 года, оканчивающийся после возбуждения дела о банкротстве, то задолженность за 3-й квартал 2014 года является текущей в полном объеме.

Постановлением кассационной инстанции постановление апелляционной инстанции оставлено без изменения.

При новом рассмотрении дела исковые требования удовлетворены в полном объеме.

Аналогичные дела 13277/2014, 13278/2014

13. Установленные законом ставки арендной платы в случае изменения фактического назначения использования лесного участка подлежат применению с момента такого изменения независимо от внесения соответствующих изменений в договор аренды.

По делу № А13-17957/2014 Департамент обратился в суд с иском к Обществу задолженности по договору аренды лесного участка и пеней за просрочку платежа.

В обоснование заявленных требований истец сослался на нарушение ответчиком сроков внесения арендной платы по договору аренды лесного участка.

Судом установлено, что между Департаментом (арендодатель) и Обществом (арендатор) заключен договор аренды лесного участка, в соответствии с которым арендатору предоставлен во временное пользование лесной участок для использования в целях строительства линейного объекта (газопровода).

По окончании срока действия договора арендатором лесной участок не возвращен, ответчик продолжал пользоваться лесным участком, договор возобновлен на тех же условиях на новый срок на основании статей 610, 621 ГК РФ.

Согласно условиям договора арендная плата рассчитывается в соответствии с приложением.

Размер арендной платы подлежит изменению при изменении составляющих формулы исчисления арендной платы, указанной в приложении.

Суд на основании норм статей 71, 73 Лесного кодекса Российской Федерации, статьи 424 ГК РФ пришел к выводу, что в рассматриваемом случае договор аренды лесного участка заключен сторонами без проведения торгов, ставки арендной платы являются регулируемыми и устанавливаются постановлением Правительства Российской Федерации от 22.05.2007 № 310 «О ставках платы за единицу объема лесных ресурсов и ставках платы за единицу площади лесного участка, находящегося в федеральной собственности» (далее - Постановление № 310).

Стороны обязаны руководствоваться предписанным размером арендной платы за лесные участки, находящиеся в государственной или муниципальной собственности.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 25.02.2011 № 109 (далее - Постановление № 109) Постановление № 310 дополнено примечанием 9 к таблице 16, согласно которому к ставкам в отношении лесных участков, находящихся в федеральной собственности, при эксплуатации линий электропередачи, связи, дорог, трубопроводов и других линейных объектов применяется поправочный коэффициент 0,1.

На основании изложенного с момента вступления в силу указанного дополнения (13.03.2011) к расчету арендной платы по договору при подтверждении факта эксплуатации объекта следует применять поправочный коэффициент 0,1.

Материалами дела подтвержден факт ввода линейного объекта в эксплуатацию (разрешение на ввод объекта в эксплуатацию от 25.11.2013).

Поскольку в данном случае договор аренды заключен сторонами не по результатам проведения аукциона (торгов), размер арендной платы за пользование лесным участком не может быть выше минимального размера арендной платы, установленного Постановлением № 310.

Таким образом, размер арендной платы за спорный период в рассматриваемом случае следует определять с учетом коэффициента 0,1, установленного названным постановлением.

Довод ответчик о том, что соглашений об изменении условий договора стороны не подписывали, в связи с этим ответчик обязан уплачивать арендную плату исходя из условий договора, судом отклонен.

Ставки арендной платы являются регулируемыми ценами, стороны обязаны руководствоваться предписанным размером арендной платы за лесные участки, находящиеся в государственной или муниципальной собственности, и не вправе применять другой размер арендной платы. Поэтому независимо от предусмотренного договором механизма изменения арендной платы новый размер арендной платы подлежит применению с даты вступления в силу соответствующего нормативного акта, что согласуется с правилами статьи 424 ГК РФ. При этом стороны не лишены права требовать друг от друга внесения изменений, обусловленных изменениями законодательства, в заключенный ими договор аренды.

Установив наличие переплаты по договору, суд отказал в удовлетворении иска.

Постановлением апелляционной инстанции решение суда оставлено без изменения.

Производство по кассационной жалобе прекращено в связи с отказом от иска.

Примечание.

Ранее сложившаяся практика исходила из определения момента применения коэффициента 0,1 с даты государственной регистрации права на созданный газопровод (дела А13-15728/2013, А13-17650/2014).

В настоящее время практика исходит из необходимости применения коэффициента 0,1 не с момента выдачи разрешения на строительство, а с момента приемки газопровода актом приемки законченного строительством объекта приемочной комиссией, утвержденным распоряжением ОАО «Газпром»  (дела № А13-6514/2015, А13-9408/2015, А13-13817/2015).

14. Платежи по договору аренды с указанием в назначении периода оплаты в размере, превышающем начисление за соответствующий период, засчитываются в счет погашения обязательств по договору, возникших за другие периоды.

По делу № А13-6514/2015 Департамент обратился в суд с иском к Обществу задолженности по договору аренды лесного участка и пеней за просрочку платежа.

В обоснование заявленных требований истец сослался на нарушение ответчиком сроков внесения арендной платы по договору аренды лесного участка.

Судом установлено, что между Департаментом и Обществом заключен договор аренды лесного участка для использования в целях строительства линейного объекта.

Суд первой инстанции пришел к выводу о необходимости определения размера арендной платы с учетом поправочного коэффициента 0,1 с момента приемки линейного объекта приемочной комиссией.

Установив, что третье лицо во исполнение обязательства Общества по внесению арендной платы по договору аренды перечислило арендную плату за ранее истекший период без применения поправочного коэффициента, то есть с превышением нормативно установленного минимального размера, суд первой инстанции пришел к выводу о неправомерности иска Департамента ввиду отсутствия у ответчика задолженности  и наличия переплаты и в связи с этим отказал в иске.

Суд апелляционной инстанции изменил решение суда первой инстанции и взыскал с Общества задолженность по арендной плате и неустойку исходя из того, что в платежных поручениях указан период, за который произведен платеж, поэтому в силу пункта 2 статьи 522 ГК РФ Департамент был не вправе зачислять переплату по арендной плате за предыдущие периоды в счет погашения задолженности за спорный период.

Кассационная инстанция отменила постановление суда апелляционной инстанции, оставила в силе решение суда первой инстанции, указав следующее.

Ссылка суда апелляционной инстанции на пункт 2 статьи 522 ГК РФ ошибочна, данной нормой регулируется погашение однородных обязательств по нескольким договорам поставки и к рассматриваемым правоотношениям она применению не подлежит.

По другому аналогичному делу №А13-6547/2015 суд первой инстанции удовлетворил иск в части, с учетом применения за спорный период коэффициента 0,1.

Отклоняя доводы третьего лица о наличии переплаты по договору аренды, суд сослался на то, что безусловных доказательств наличия или отсутствия у ответчика переплаты за предшествующие периоды аренды лесного участка по спорному договору, проведения зачета данной переплаты в счет платежей в материалах дела не имеется.

Апелляционная инстанция отменила решение суда, указав следующее.

Линейный объект введен в эксплуатации на основании разрешения от 17.03.2014.

С указанного момента размер арендной платы подлежит исчислению с применением коэффициента 0,1.

В материалах дела усматривается, что арендная плата за 2014 год уплачена без учета коэффициента 0,1, в размере, превышающем нормативно установленный размер платы. В связи с этим образовалась значительная переплата, свидетельствующая об отсутствии задолженности за спорный период.

 

Председатель
третьего судебного состава                                                                                                                 С.В. Корепин

 
Расписание дел
Информация о деле
Госпошлина
Банкротство