Понедельник, 11 декабря 2017
Карта сайта Email Главная Мобильная версия
Главная страница / Практика / Обобщения судебной практики

Полный список материалов

Справка по обобщению судебной практики по спорам, связанным с применением законодательства Российской Федерации о контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд

С П Р А В К А

по обобщению судебной практики по спорам, связанным с применением  законодательства Российской Федерации о контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд

Судебная практика, по спорам, возникающим из гражданских правоотношений.

1. Односторонний отказ заказчика от исполнения государственного (муниципального) контракта возможен при условии, что это предусмотрено контрактом. При этом не имеет значения, являлись ли нарушения условий контракта исполнителем существенными.

 

По делу № А13-4125/2015 Общество обратилось с иском к Учреждению о признании недействительным решения об одностороннем отказе от исполнения муниципального контракта на предоставление услуг интернет-сервиса мониторинга транспорта.

Между Учреждением и Обществом заключен муниципальный контракт на предоставление услуг интернет - сервиса мониторинга транспорта.

Учреждение в письме от 17.03.2015 заявило об одностороннем отказе от исполнения контракта, поскольку исполнителем ненадлежащим образом исполняются условия контракта, сослалось, что заказчик не получает данных о времени простоя автомобилей с включенным двигателем при скорости равной нулю (пункт 3.10 технического задания), что полученные с помощью такого интернет - мониторинга некорректные данные о расходе топлива не могут быть использованы заказчиком для бухгалтерского учета.

Общество с указанным отказом не согласилось и обратилось с исковым заявлением в суд.

Расторжение контракта допускается по соглашению сторон, по решению суда, в случае одностороннего отказа стороны контракта от его исполнения в соответствии с гражданским законодательством Российской Федерации (часть 8 статьи 95 Закона № 44-ФЗ).

Согласно части 9 статьи 95 Закона № 44-ФЗ заказчик вправе принять решение об одностороннем отказе от исполнения контракта по основаниям, предусмотренным ГК РФ для одностороннего отказа от исполнения отдельных видов обязательств, при условии, если это было предусмотрено контрактом.

В соответствии со статьей 782 ГК РФ заказчик вправе отказаться от исполнения договора возмездного оказания услуг при условии оплаты исполнителю фактически понесенных им расходов.

Пунктом 3 статьи 450 ГК РФ, действующим в момент заявления об одностороннем отказе, в случае одностороннего отказа от исполнения договора полностью или частично, когда такой отказ допускается законом или соглашением сторон, договор считается соответственно расторгнутым или измененным. Аналогичная норма содержится во введенной статье 450.1 ГК РФ.

Следовательно, заказчик вправе в любое время отказаться от исполнения договора, предупредив другую сторону о своем решении.

В данном случае возможность заказчика отказаться в одностороннем порядке от исполнения контракта установлена в разделе 7 контракта, в котором также указывается, что данный отказ допустим по основаниям, предусмотренным ГК РФ.

Кроме того, суд установил, что односторонний отказ от исполнения контракта обусловлен ненадлежащим исполнением государственного контракта со стороны Общества, что подтверждено в ходе рассмотрения дела.

Поскольку право заказчика отказаться от исполнения контракта регламентировано и условиями контракта, и положениями ГК РФ, односторонний отказ Учреждения от исполнения контракта суд признал правомерным, в иске отказал.

Решение оставлено в силе постановлением Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда.

 

По делу № А13-8444/2015 Общество обратилось с иском к Учреждению о признании незаконным одностороннего отказа от исполнения государственного контракта и применении последствий недействительности такого отказа.

В ходе рассмотрения дела установлено, что между сторонами заключен контракт на оказание транспортных услуг для стационара, в соответствии с которым Учреждение, именуемое Заказчиком, поручило и обязалось оплатить, а Общество, являющееся Исполнителем, приняло на себя обязательства оказывать транспортные услуги для стационара на условиях и в сроки, предусмотренные контрактом.

Контрольно-ревизионное управление Департамента финансов области по итогам проведения внеплановой проверки вынесло предписание с требованием принять меры по устранению со стороны Общества нарушений условий контракта, выразившихся в предоставлении транспортных услуг для стационара автомобилями, не соответствующими требованиям Технического задания.

Учреждение направило Обществу письмо об устранении нарушений.

Уведомлением об одностороннем отказе от исполнения контракта Учреждение, ссылаясь на пункт 8.2 контракта, известило Общество, что по истечении 10 дней с момента получения уведомления контракт будет считаться расторгнутым. В пункте 2 данного уведомления Учреждение указало на отсутствие у
автомобилей цветографических схем, световых и звуковых сигналов.

В силу части 8 статьи 3 Закона № 44-ФЗ под государственным или муниципальным контрактом понимается договор, заключенный от имени Российской Федерации, субъекта Российской Федерации (государственный контракт), муниципального образования (муниципальный контракт) государственным или муниципальным заказчиком для обеспечения соответственно государственных нужд, муниципальных нужд.

Согласно части 14 статьи 34 Закона № 44-ФЗ в контракт может быть включено условие о возможности одностороннего отказа от исполнения контракта в соответствии с положениями частей 8 - 26 статьи 95 указанного Федерального закона.

В пункте 8.2 контракта имеется условие, допускающее односторонний отказ стороны от исполнения контракта по основаниям, предусмотренным гражданским законодательством Российской Федерации.

В соответствии с решением об одностороннем отказе от исполнения контракта Учреждение расторгло с Обществом контракт.

При рассмотрении дела суд установил, что Общество, как и Учреждение, не относится к оперативным службам, следовательно, использовать на транспортных средствах цветографические схемы, специальные световые и звуковые сигналы не вправе.

Как следствие, суд констатировал, что нарушений условий контракта не допущено, однако отказал в удовлетворении иска, поскольку статьей 782 ГК РФ
предусмотрено право заказчика отказаться от исполнения договора, отказ от договора не ставится в зависимость от каких-либо условий, в том числе и в связи с неисполнением или ненадлежащим исполнением стороной обязательств по нему.

Решение обжаловано в апелляционную инстанцию.

 

2. Рост цен на применяемые при ремонте материалы и оборудование, а также изменение курса валют не является существенным изменением обстоятельств и основанием для внесения изменений в контракт, либо его расторжения на основании статьи 451 ГК РФ.

По делу № А13-2624/2015 Общество обратилось в Арбитражный суд Вологодской области с исковым заявлением к Учреждению о расторжении контракта.

В обоснование заявленных требований истец сослался на изменение существенных обстоятельств в связи со значительным повышением цен на оборудование и материалы, а также в связи с отсутствием полной и достоверной информации о стоимости работ, указанной в сводном сметном расчете.

Между Учреждением (заказчик) и Обществом (подрядчик) заключен контракт на выполнение работ по устройству приточно-вытяжной системы вентиляции с механическим побуждением и подогревом приточного воздуха в помещениях прачечной.

Общество, сославшись на значительные изменения в стоимости строительных материалов, привязанной к курсу евро, необходимость несения дополнительных затрат на закупку материалов, предложило расторгнуть контракт.

Учреждение указало, что не может расторгнуть контракт по соглашению сторон, что послужило основанием для обращения с иском в суд.

В соответствии с позицией Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в постановлении от 13.04.2010 № 1074/10, сами по себе инфляционные процессы не относятся к числу обстоятельств, возникновение которых нельзя было предвидеть. Стороны, вступая в договорные отношения, должны были прогнозировать экономическую ситуацию, в связи с чем, не могли исключать вероятность роста цен в период исполнения сделки.

Суд посчитал, что поскольку курс евро колебался, Общество в добровольном порядке приняло участие в аукционе, то должно было прогнозировать экономическую ситуацию. Кроме того, курс евро после подписания контракта вновь снизился.

Рост цен и изменение курса валют не может быть признано существенным изменением обстоятельств, являющихся условием для изменения спорного контракта на основании статьи 451 ГК РФ.

Также в обоснование расторжения контракта Общество указало на отсутствие полной и достоверной информации о стоимости работ, указанной в сводном сметном расчете.

Суд посчитал, что выявленные Обществом неточности в смете не являются достаточным основанием для расторжения контракта, а могут быть урегулированы в процессе выполнения работ.

В удовлетворении иска отказано.

Решение в апелляционном и кассационном порядке не обжаловалось.

3. Победитель аукциона не вправе требовать отмены итогов аукциона по мотиву неполноты либо неясности, размешенной на официальном сайте проектно-сметной документации, если на стадии проведения аукциона не воспользовался правом на запрос о разъяснении положений данной документации.

По делу № А13-6598/2014 Общество обратилось в Арбитражный суд Вологодской области с исковым заявлением к Управлению Министерства внутренних дел Российской Федерации по Вологодской области об отмене итогов электронного аукциона.

В обоснование заявленных требований истец сослался на статьи 7, 64 Закона № 44-ФЗ и статью 449 ГК РФ, а также на то, что проектно-сметная документация была размещена на официальном
сайте не в полном объеме.

Общество признано победителем аукциона в электронной форме на право заключения государственного контракта на реконструкцию спортивного комплекса.

Посчитав, что проектно-сметная документация была размещена на официальном сайте не в полном объеме, истец обратился с заявлением в суд.

Статьей 64 Закона № 44-ФЗ регламентированы требования к документации об электронном аукционе, а также требования к информации, подлежащей размещению в извещении о проведении такого аукциона.

Документация об электронном аукционе не может содержать требования к оформлению и форме заявки на участие в таком аукционе.

Документация об электронном аукционе наряду с предусмотренной частью 1 названной статьи информацией содержит требования к участникам такого аукциона, установленные в соответствии с частью 1, частями 1.1 и 2 (при наличии таких требований) статьи 31 указанного Федерального закона.

К документации об электронном аукционе прилагается проект контракта, который является неотъемлемой частью этой документации.

Согласно части 3 статьи 65 Закона № 44-ФЗ любой участник электронного аукциона, получивший аккредитацию на электронной площадке, вправе направить на адрес электронной площадки, на которой планируется проведение такого аукциона, запрос о даче разъяснений положений документации о таком аукционе. При этом участник такого аукциона вправе направить не более чем три запроса о даче разъяснений положений данной документации в отношении одного такого аукциона. В течение одного часа с момента поступления указанного запроса он направляется оператором электронной площадки заказчику.

Суд установил, что истец не воспользовался своим правом на запрос разъяснений положений документации об аукционе, при этом признан победителем аукциона.

Суд счел, что основания для удовлетворения исковых требований об отмене итогов электронного аукциона на реконструкцию спортивного комплекса, отсутствуют.

Решение в апелляционном и кассационном порядке не обжаловалось.

4. Если нарушение условий контракта явилось следствием ненадлежащего поведения третьих лиц, а нормы статей 34, 95 Закона 44-ФЗ не содержат положений, позволяющих по данному основанию внести изменения в контракт, судом при разрешении спора о внесении изменений в контракт применяются общие положения Гражданского законодательства, регулирующие взаимоотношения сторон при внесении изменений в договор.

По делу № А13-1923/2015 Общество обратилось в Арбитражный суд Вологодской области с исковым заявлением к Администрации о внесении изменений в пункт 2.1.2 муниципального контракта, устанавливающий срок выполнения работ.

Судом установлено, что между Обществом (исполнитель) и Администрацией (Заказчик) заключен муниципальный контракт на выполнение работ по строительству квартир «под ключ».

В процессе исполнения муниципального контракта выяснилось, что Администрацией с третьим лицом заключен муниципальный контракт на выполнение работ по строительству объекта «Реконструкция инженерных сетей по переулку Северному в селе Нюксеница в связи с увеличением нагрузки от 60-ти квартирного дома по ул. Рубцова в селе Нюксеница». По контракту необходимо выполнить устройство наружных инженерных сетей (водопровод, теплосеть и канализация). Данные сети должны проходить по земельному участку, благоустройство которого необходимо выполнить истцу в рамках рассматриваемого муниципального контракт. Кроме того, именно к данным инженерным сетям Обществу надлежит присоединить возводимые по этому контракту сети, идущие от строящегося им жилого дома. Только после этого возможен ввод жилого дома в эксплуатацию.

Поскольку прокладка инженерных сетей еще не завершена, Общество полагало, что выполнение работ по благоустройству территории возводимого жилого дома и подключение дома к данным сетям невозможно до окончания этих работ, поэтому предложило Администрации продлить сроки завершения работ.

Администрация отказалась подписывать дополнительное соглашение, указав на установленный законодательством о госзакупках запрет на изменение существенных условий контракта по соглашению сторон, что явилось основанием для обращения Общества в суд.

В части 2 статьи 34 Закона № 44-ФЗ установлено, что при заключении и исполнении контракта изменение его условий не допускается, за исключением случаев, предусмотренных данной статьей и статьей 95 названного Федерального закона.

Указанные в данной статье случаи, при наличии которых допускается изменение условий контракта о сроках завершения работ по соглашению сторон, на рассматриваемый судом спор не распространяются.

Анализ положения Закона № 44-ФЗ показывает, что в нем отсутствуют нормы, регулирующие взаимоотношения и последовательность действий сторон при наступлении обстоятельств, делающих невозможным исполнение обязательств по независящим от обеих сторон обстоятельствам или по обстоятельствам, ответственность за которые нельзя возложить на поставщика (подрядчика, исполнителя).

Поскольку в статье 2 Закона № 44-ФЗ установлено, что законодательство Российской Федерации и иные нормативные правовые акты о контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд основываются на положениях Конституции Российской Федерации, Гражданского кодекса Российской Федерации, Бюджетного кодекса Российской Федерации и состоят из названного Федерального закона и других федеральных законов, регулирующих отношения, указанные в части 1 статьи 1 указанного Федерального закона, то суд при рассмотрении данного спора счел возможным применить общие нормы ГК РФ и к изменению условий
контракта.

Оценив представленные Обществом доказательства в их совокупности, суд пришел к выводу о том, что приведенные им обстоятельства невозможности выполнить принятые на себя обязательства по контракту к установленному в нем сроку, следует признать предусмотренными статьей 451 ГК РФ обстоятельствами, независящими от воли сторон, о наступлении которых сторонам стало известно после заключения контракта.

На основании статей 450, 451 ГК РФ суд удовлетворил исковые требования и внес изменения в контракт.

Решение не обжаловано.

5. При неисполнении подрядчиком возложенной на него обязанности приостановить выполнение дополнительных работ до согласования с заказчиком (абзац 2 пункта 3 статьи 743 ГК РФ), в силу пункта 4 данной статьи, а также положений Закона № 44-ФЗ он лишается права требовать от заказчика оплаты дополнительных работ.

По делу № А13-5753/2015 Общество обратилось в Арбитражный суд Вологодской области с исковым заявлением к Учреждению, муниципальному образованию «Город Вологда» в лице Департамента градостроительства и инфраструктуры администрации города Вологды (далее - Департамент) о взыскании неосновательного обогащения в виде стоимости выполненных дополнительных работ.

Судом установлено, что по итогам аукциона в электронной форме Общество (подрядчик) и Учреждение (заказчик) заключили муниципальный контракт.

По условиям данного контракта подрядчик принял на себя обязательство по заданию заказчика выполнить работы по строительству «под ключ» 3-этажного жилого дома по улице Присухонской в городе Вологде для переселения граждан из аварийного жилищного фонда, а Заказчик принял на себя обязательства принять результат выполненных работ и оплатить результат работ в соответствии с требованиями контракта.

При выполнении условий контракта Общество уведомило заказчика о необходимости выполнения дополнительных работ, не предусмотренных Контрактом, а также уведомило о приостановке работ по контракту до получения соответствующего согласования с заказчиком.

Согласование на выполнение дополнительных работ получено не было, при этом, работы по объекту выполнены и сданы заказчику, объект введен в эксплуатацию.

Ссылаясь на необоснованный отказ Администрации от оплаты дополнительно выполненных работ по выносу сетей водопровода и проведению мелиоративных мероприятий, Общество обратилось с иском в суд.

При рассмотрении дела с судом установлено, что в материалах дела отсутствуют доказательства того, что стороны рассматриваемого контракта пришли к соглашению об изменении объема работ, в том числе выполнении дополнительных работ и о соответствующем увеличении их стоимости.

То обстоятельство, что необходимость проведения дополнительных работ явилось следствием недостатков проектной документации, не свидетельствует о том, что у заказчика возникла обязанность по их оплате в отсутствие установленных законом соглашений.

Превышая предусмотренный контрактом объем работ, Общество действовало как коммерческая организация на свой страх и риск неполучения соответствующего вознаграждения за превышение объема и, соответственно, стоимости выполняемых по контракту работ.

При таких обстоятельствах судом сделан вывод о том, что требования истца о взыскании стоимости дополнительно выполненных работ удовлетворению не подлежат.

Постановлением Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда решение оставлено без изменения.

6. Кто является надлежащим ответчиком по требованию о взыскании задолженности за выполненные работы по контракту, заключенному от имени и в интересах муниципального образования (субъекта Российской Федерации): лицо, являющееся Заказчиком по рассматриваемому контракту, либо муниципальное образование (субъект Российской Федерации)? Подлежит ли в данных случаях исследованию вопрос о фактическом выделении Заказчику бюджетных средств?

По делу № А13-9351/2015 Общество обратилось в суд о взыскании с Департамента задолженности по муниципальному контракту за выполненные работы и неустойки за просрочку оплаты.

В ходе рассмотрения дела с учетом позиций сторон в качестве второго ответчика привлечено муниципальное образование «Город Вологда» в лице Департамента.

В ходе рассмотрения дела установлено, что муниципальный контракт заключен Департаментом от имени муниципального образования на выполнение работ по переустройству нежилых помещений, являющихся собственностью муниципального образования.

Работы выполнены и сданы Заказчику, что подтверждено актами приемки выполненных работ, подписанными Заказчиком без замечаний и возражений.

Суд удовлетворил исковые требования, взыскав с Департамента задолженность и неустойку. В удовлетворении исковых требований к муниципальному образованию отказал.

При этом ссылку Департамента на отсутствие бюджетных средств, а также на то, что результатом данных работ пользуется муниципальное образование как собственник переустроенных нежилых помещений, суд отклонил.

Суд указал, что Заказчиком по муниципальному контракту выступает Департамент, который действует от имени муниципального образования, поэтому обязанность оплатить выполненные работы в силу рассматриваемого контракта также лежит на Департаменте.

При этом суд сослался на позицию Арбитражного суда Северо-Западного округа, изложенную в постановлении от 29.10.2014 по делу № А13-14173/2013, в соответствии с которой невыделение бюджетных средств для оплаты выполненных исполнителем для государственного заказчика по государственному контракту работ само по себе не является основанием для отказа в иске к непосредственному Заказчику по контракту.

Решение не обжаловано.

Однако, при рассмотрении данных споров существует различная практика.

Суды ссылаются на постановление Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.06.2006 № 24 «О применении к государственным (муниципальным) учреждениям пункта 2 статьи 1 Федерального закона «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд», согласно разъяснениям которого, в случае, если учреждение уполномочено органом государственной власти Российской Федерации, органом государственной власти субъекта Российской Федерации или органом местного самоуправления выполнять функции государственного (муниципального) заказчика при размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных (муниципальных) нужд, оно действует в этом случае в интересах и от имени публичного образования, а также на постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 01.10.2013 № 3911/13.

При этом делают вывод о том, что в случае, когда муниципальный (государственный) контракт заключен от имени и в интересах муниципального образования, должником по обязательствам,
вытекающим из такого контракта, является само муниципальное образование либо субъект Российской Федерации. Одновременно ссылаются на то, что в качестве источника финансирования контракта определены бюджетные средства муниципального образования либо субъекта.

В качестве примеров можно привести постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 15.10.2015 № Ф06-477/2015 по делу № А12-3345/2015, постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 02.10.2015 № Ф06-1147/2015 по делу № А12-6108/2015, постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 26.11.2015 № Ф08-8358/2015 по делу № А32-12305/2015, а также Определение Верховного суда Российской Федерации от 05.06.2015 № 306-ЭС15-5711 по делу № А12-8934/2014.

7. За просрочку выполнения работ положениями Закона № 44-ФЗ предусмотрена ответственность в виде пени за нарушение сроков выполнения работ. Штраф за данное нарушение Законом № 44-ФЗ взысканию не подлежит.

По делу № А13-18865/2014 Учреждение обратилось в Арбитражный суд Вологодской области с исковым заявлением к Обществу о взыскании пени и штрафа за ненадлежащее исполнение обязательств по договору на выполнение работ.

В обоснование заявленных требований истец сослался на неисполнение ответчиком обязательств по выполнению работ в установленный срок.

Между истцом (заказчик) и Обществом (исполнитель, подрядчик) заключен договор на выполнение работ по обеспечению беспрепятственного доступа инвалидов к объектам социальной инфраструктуры в МБОУ «ЧСОШ».

Подрядчиком работа выполнена с просрочкой.

Суд признал правомерным начисление пени в связи с просрочкой выполнения работ по договору, применил по ходатайству ответчика статью 333 ГК РФ и взыскал пени в пользу истца.

В соответствии с условиями договора за неисполнение или ненадлежащее исполнение поставщиком обязательств, предусмотренных договором, за исключением просрочки исполнения обязательств, поставщик уплачивает заказчику штраф, который составляет 5 процентов цены договора.

В силу статьи 331 ГК РФ соглашение о неустойке должно быть совершено в письменной форме независимо от формы основного обязательства.
Несоблюдение письменной формы влечет недействительность соглашения о неустойке.

В договоре нарушения, за которые может быть начислен штраф, не указаны, при этом истец в иске и требовании указал лишь на нарушение сроков выполнения работ.

Поскольку суд пришел к выводу о невозможности начисления штрафа по условиям договора за просрочку выполнения работ, а также о том, что нормами Закона № 44-ФЗ штраф за просрочку
выполнения работ не предусмотрен, иск в части взыскания штрафа отклонен.

Аналогичным образом по делу № А13-17914/2014 суд отказал в удовлетворении иска в части взыскания штрафа.

Администрация обратилась в Арбитражный суд Вологодской области с исковым заявлением к Обществу о взыскании пени и штрафа за ненадлежащее исполнение обязательств по муниципальному контракту.

Суд отказал в удовлетворении иска в части взыскания штрафа по следующим основаниям.

Согласно части 7 статьи 34 Закона № 44-ФЗ пеня начисляется за каждый день просрочки исполнения поставщиком (подрядчиком, исполнителем) обязательства, предусмотренного контрактом, начиная со дня, следующего после дня истечения установленного контрактом срока исполнения обязательства, и устанавливается контрактом в размере, определенном в порядке, установленном Правительством Российской Федерации, но не менее чем одна трехсотая действующей на дату уплаты пени ставки рефинансирования Центрального банка Российской Федерации от цены контракта, уменьшенной на сумму, пропорциональную объему обязательств, предусмотренных контрактом и фактически исполненных поставщиком (подрядчиком, исполнителем).

Постановлением Правительства Российской Федерации от 25.11.2013 № 1063 утверждены Правила определения размера штрафа, начисляемого в случае ненадлежащего исполнения заказчиком, поставщиком (подрядчиком, исполнителем) обязательств, предусмотренных контрактом (за исключением просрочки исполнения обязательств заказчиком, поставщиком (подрядчиком, исполнителем), и размера пени, начисляемой за каждый день просрочки исполнения поставщиком (подрядчиком, исполнителем) обязательства, предусмотренного контрактом (далее - Правила).

В силу пункта 6 Правил, пеня начисляется за каждый день просрочки исполнения поставщиком (исполнителем, подрядчиком) обязательства, предусмотренного контрактом, и устанавливается в размере не менее одной трехсотой действующей на дату уплаты пени ставки рефинансирования Центрального банка Российской Федерации от цены контракта, уменьшенной на сумму, пропорциональную объему обязательств, предусмотренных контрактом и фактически исполненных поставщиком (подрядчиком, исполнителем). В пункте 6 Правил приведена формула для расчета пени.

Частью 8 статьи 34 Закона № 44-ФЗ предусмотрено, что штрафы начисляются за неисполнение или ненадлежащее исполнение поставщиком (подрядчиком, исполнителем) обязательств, предусмотренных контрактом, за исключением просрочки исполнения поставщиком (подрядчиком, исполнителем) обязательств (в том числе гарантийного обязательства), предусмотренных контрактом. Размер штрафа устанавливается контрактом в виде фиксированной суммы, определенной в порядке, установленном Правительством Российской Федерации.

Пунктом 4 Правил установлено, что за ненадлежащее исполнение поставщиком (исполнителем, подрядчиком) обязательств, предусмотренных контрактом, за исключением просрочки исполнения заказчиком, поставщиком (подрядчиком, исполнителем) обязательств (в том числе гарантийного обязательства), предусмотренных контрактом, размер штрафа устанавливается в виде фиксированной суммы, определяемой, в том числе в размере 10 процентов цены контракта в случае, если цена контракта не превышает 3 млн. рублей.

Таким образом, системное толкование положений статьи 34 Закона № 44-ФЗ и пункта 4 Правил позволяет сделать вывод о том, что штраф начисляется за ненадлежащее исполнение обязательств за исключением просрочки исполнения обязательств.

Суд не усмотрел правовых оснований для взыскания с ответчика штрафа за просрочку выполнения работ.

Доказательств ненадлежащего исполнения обязательств ответчиком по контракту за исключением просрочки в материалы дела не представлено.

Суд счел, что возложение двойной ответственности за просрочку исполнения подрядчиком обязательства, предусмотренного контрактом, а именно: пеней за каждый день просрочки обязательства и штрафа в виде фиксированной суммы, противоречит положениям статьи 34 Закона № 44-ФЗ.

Решение не обжаловано.

8. Установление в контракте неустойки за нарушение сроков выполнения работ от общей цены контракта, без учета стоимости выполненных работ не соответствует требованиям Закона № 44-ФЗ.

По делу № А13-2979/2015 Учреждение обратилось в Арбитражный суд Вологодской области с иском к Обществу о взыскании неустойки, начисленной за ненадлежащее исполнение государственного контракта.

Между Учреждением (заказчик) и Обществом (подрядчик) заключен государственный контракт на выполнение работ по ремонту моста.

Ссылаясь на невыполнение ответчиком обязательств по контракту, истец обратился с рассматриваемым иском в суд.

Суд установил, что заявленная к взысканию неустойка, предусмотренная контрактом, фактически установлена за нарушение сроков выполнения работ, установленных календарным графиком.

Данная неустойка, рассчитываемая от суммы контракта (то есть от полной стоимости выполняемых работ), устанавливает ответственность без учета исполнения подрядчиком своих обязательств по этому контракту.

Начисление неустойки на общую сумму государственного контракта без учета надлежащего исполнения части работ противоречит принципу юридического равенства, предусмотренному пунктом 1 статьи 1 ГК РФ, поскольку создает преимущественные условия кредитору, которому, следовательно, причитается компенсация не только за неисполненное в срок обязательство, но и за те работы, которые были выполнены надлежащим образом. Между тем, использование института неустойки в качестве способа обогащения кредитора недопустимо и противоречит ее компенсационной функции.

Суд учитывает, что процедура заключения государственного контракта не позволяла подрядчику не согласиться с предлагаемыми заказчиком условиями в этой части.

Согласно пункту 4 статьи 421 ГК РФ условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами.

В силу статьи 1 Закона № 44-ФЗ данный закон регулирует отношения, направленные на обеспечение государственных и муниципальных нужд в целях повышения эффективности, результативности осуществления закупок товаров, работ, услуг, обеспечения гласности и прозрачности осуществления таких закупок, предотвращения коррупции и других злоупотреблений в сфере таких закупок.

Закон № 44-ФЗ содержит нормы публичного права, при этом нормы данного закона носят императивный характер, ограничивают свободу усмотрения сторон.

Согласно части 7 статьи 34 Закона № 44-ФЗ пеня начисляется за каждый день просрочки исполнения поставщиком (подрядчиком, исполнителем) обязательства, предусмотренного контрактом, начиная со дня, следующего после дня истечения установленного контрактом срока исполнения обязательства, и устанавливается контрактом в размере, определенном в порядке, установленном Правительством Российской Федерации, но не менее чем одна трехсотая действующей на дату уплаты пени ставки рефинансирования Центрального банка Российской Федерации от цены контракта, уменьшенной на сумму, пропорциональную объему обязательств, предусмотренных контрактом и фактически исполненных поставщиком (подрядчиком, исполнителем).

При рассмотрении данного дела суд учитывал следующее. В силу указания Закона № 44-ФЗ оспорить условия контракта можно только путем подачи жалобы на положения конкурсной документации о торгах, то есть по основаниям, в порядке и в сроки, установленные непосредственно данным нормативным правовым актом. Не обжалованный на стадии размещения заказа проект контракта подлежит подписанию лицом, победившим на торгах или по результатам запроса котировок.

Обращаться в суд с исками о признании осуществленных закупок недействительными вправе контрольные органы, должностные лица органов внутреннего государственного (муниципального)финансового контроля.

Составление протокола разногласий к проекту контракта предусматривается Законом № 44-ФЗ лишь при проведении открытого аукциона в электронной форме. Однако участник аукциона, с которым заключался контракт, вправе составить протокол разногласий только к тем положениям проекта контракта, которые не соответствуют извещению о проведении аукциона, документации о нем и своей заявке на участие в таком аукционе, с указанием соответствующих положений данных документов (статья 70).

Статьей 46 Закона № 44-ФЗ установлен запрет на проведение переговоров с участником закупки.

Изложенное означает, что лицо, подписывающее государственный контракт, лишено возможности выразить собственную волю в отношении порядка начисления неустойки и вынуждено принять это условие путем присоединения к контракту в целом (договор присоединения).

Включая в проект государственного контракта заведомо невыгодное для контрагента условие, от которого победитель размещения заказа не может отказаться, заказчик нарушает закон. Однако победитель размещения заказа, будучи введенным в заблуждение авторитетом заказчика, внешней правомерностью этого требования и невозможностью от него отказаться, мог посчитать себя связанным им и добросовестно действовать вопреки своим интересам.

Включение в проект контракта явно несправедливого договорного условия, ухудшающего положение стороны в договоре (исполнителя), оспаривание которого осложнено особенностями процедуры, установленной Законом № 44-ФЗ, неизбежно ставит заказчика в более выгодное положение и позволяет ему извлечь необоснованное преимущество.

На основании изложенного и учитывая, что работы были частично выполнены ответчиком, суд пришел к выводу о необоснованности начисления истцом неустойки, исходя из полной стоимости работ по контракту, и пересчитал размер подлежащей взысканию неустойки.

Постановлением Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда решение оставлено без изменения.

Судебная практика по спорам, возникающим из административных правоотношений.

1. Дела об оспаривании решений, вынесенных по результатам рассмотрения антимонопольным органом жалоб участников торгов

Отсутствие в проекте государственного контракта прямого указания о том, что цена контракта является твердой и определяется на весь срок исполнения контракта, является основанием для аннулирования результатов по определению победителя электронного аукциона. 

Отсутствие в проекте государственного контракта прямого указания о том, что цена контракта является твердой и определяется на весь срок исполнения контракта послужило основанием для принятия антимонопольным органом решения о признании заказчика нарушившим часть 2 статьи 34 Закона. Антимонопольный орган также пришел к выводу о том, что для устранения выявленного нарушения необходимо аннулирование определения поставщика (подрядчика, исполнителя) и выдал заказчику соответствующее предписание.

Победитель электронного аукциона оспорил в арбитражный суд указанные решение и предписание.

Судом отказано в удовлетворении требований.

Исходя из части 2 статьи 34 Закона, при заключении контракта указывается, что цена контракта является твердой и определяется на весь срок исполнения контракта, а в случаях, установленных Правительством Российской Федерации, указываются ориентировочное значение цены контракта либо формула цены и максимальное значение цены контракта, установленные заказчиком в документации о закупке. При заключении и исполнении контракта изменение его условий не допускается, за исключением случаев, предусмотренных названной статьей и статьей 95 указанного Закона.

По результатам рассмотрения жалобы по существу контрольный орган в сфере закупок принимает решение о признании жалобы обоснованной или необоснованной и при необходимости о выдаче предписания об устранении допущенных нарушений, предусмотренного пунктом 2 части 22 статьи 99 Закона, о совершении иных действий, предусмотренных частью 22 статьи 99 названного Закона (часть 8 статьи 106 Закона).

Отклоняя довод заявителя (победителя торгов) об отсутствии оснований для выдачи предписания об аннулировании определения исполнителя, арбитражный суд исходил из положений части 6 статьи 65 Закона, что заказчик вправе принять решение о внесении изменений в документацию об аукционе не позднее, чем за два дня до даты окончания срока подачи заявок на участие в аукционе.

Судом установлено, что в проект контракта не вносились изменения, направленные на устранение нарушения части 2 статьи 34 Закона. Действующим законодательством победителю аукциона не предоставлено право на заключение контракта, в котором отсутствует существенное условие о том, что цена контракта является твердой. Отсутствие предписания об аннулировании определения исполнителя не только не обеспечило бы устранение выявленного нарушения, но и могло бы создать условия для нарушения законодательства в процессе исполнения контракта. Антимонопольным органом подтверждена необходимость устранения нарушения путем выдачи предписания. Содержащиеся в предписании  требования соответствуют характеру выявленного нарушения, соразмерны нарушению части 2 статьи 34 Закона и направлены на его устранение.

(Решение от 18 июня 2015 года по делу № А13-2917/2015, оставлено без изменения постановлением Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 15 сентября 2015 года и постановлением Арбитражного суда Северо-Западного округа от 28 декабря 2015 года).

Отсутствие в заявке на участие в запросе котировок сведений об идентификационном номере налогоплательщика, учредителя, участника запроса котировок является основанием для отклонения такой заявки.

Организация, являющейся заказчиком запроса котировок, оспорила в арбитражном суде решение антимонопольного органа о признании единой комиссии заказчика нарушившей часть 7 статьи 78 Закона.

Судом отказано в удовлетворении требований.

На основании пункта 4 части 3 статьи 73 Закона заявка на участие в запросе котировок должна содержать идентификационный номер налогоплательщика (при наличии) учредителей, членов коллегиального исполнительного органа, лица, исполняющего функции единоличного исполнительного органа участника запроса котировок.

В соответствии с пунктом 7 статьи 78 Закона котировочная комиссия не рассматривает и отклоняет заявки на участие в запросе котировок, если они не соответствуют требованиям, установленным в извещении о проведении запроса котировок, либо предложенная в таких заявках цена товара, работы или услуги превышает начальную (максимальную) цену, указанную в извещении о проведении запроса котировок, или участником запроса котировок не предоставлены документы и информация, предусмотренные частью 3 статьи 73 настоящего Федерального закона. Отклонение заявок на участие в запросе котировок по иным основаниям не допускается.

При рассмотрении спора судом установлено, что, несмотря на отсутствие в котировочной заявке общества с ограниченной ответственностью - участника закупки сведений об ИНН учредителя, единая комиссия заказчика не отклонила эту заявку от участия в запросе котировок, а признала ее соответствующей требованиям, установленным в извещении о запросе котировок.

(Решение от 07 января 2016 года по делу № А13-3963/2015. Не вступило в законную силу).

Отсутствие в документации об электронном аукционе на выполнение работ по ремонту автомобильной дороги предусмотренных Законом дополнительных требований к участникам закупки, послужило основанием для принятия антимонопольным органом решения о признании заказчика нарушившим часть 2 статьи 31 Закона.

Организацией, являющейся заказчиком электронного аукциона, данное решение антимонопольного органа оспорено в арбитражном суде.

Заявитель сослался на отсутствие обязанности заказчика по установлению дополнительных требований к участникам закупки, поскольку работы по ремонту автомобильной дороги не могут быть отнесены к строительным, как не затрагивающие конструктивные и иные характеристики надежности и безопасности автомобильной дороги.

Судом отказано в удовлетворении требований.

Согласно части 2 статьи 31 Закона Правительство Российской Федерации вправе устанавливать к участникам закупок отдельных видов товаров, работ, услуг, закупки которых осуществляются путем проведения конкурсов с ограниченным участием, двухэтапных конкурсов, закрытых конкурсов с ограниченным участием, закрытых двухэтапных конкурсов или аукционов, дополнительные требования.

В соответствии с частью 4 статьи 31 Закона в случае установления Правительством Российской Федерации в соответствии с частью 2 статьи 31 Закона о контрактной системе дополнительных требований к участникам закупок заказчики при определении поставщиков (подрядчиков, исполнителей) обязаны устанавливать такие дополнительные требования.

Дополнительные требования к участникам закупки работ строительных, включенных в код 45 (кроме кода 45.12) Общероссийского классификатора продукции по видам экономической деятельности (ОКПД) ОК 034-2007, в случае, если начальная (максимальная) цена контракта превышает 10 млн. рублей, установлены в пункте 2 приложения № 1 к постановлению Правительства Российской Федерации от 04.02.2015 № 99.

При рассмотрении спора судом установлено, что заказчик был обязан установить дополнительные требования к участникам электронного аукциона на выполнение работ по ремонту автомобильной дороги.

Названные работы заказчиком обозначены в извещении о проведении электронного аукциона кодом ОКПД 45.23.12.159 - работы общестроительные по ремонту оснований покрытий автомагистралей, дорог улиц, прочих автомобильных или пешеходных дорог, кроме работ, выполняемых по индивидуальным заказам, при этом начальная (максимальная) цена контракта указана более 10 млн. руб.

При этом суд пришел к выводу, что для определения круга работ, которые в целях применения пункта 2 приложения № 1 названного выше постановления Правительства Российской Федерации относятся к строительным, следует руководствоваться перечнем работ, включенных в код 45 ОКПД (кроме кода 45.12).

(Решение от 09 ноября 2015 года по делу № А13-8968/2015. Не вступило в законную силу).

2. Дела об оспаривании  решений о включении в реестр недобросовестных поставщиков.

Решение антимонопольного органа о включении информации о предпринимателе в реестр недобросовестных поставщиков является недействительным, если отсутствовали основания для принятия заказчиком решения об одностороннем отказе от исполнения контракта.

Заказчик обратился в антимонопольный орган с заявлением о включении сведений о предпринимателе в реестр недобросовестных поставщиков, в связи с односторонним отказом заказчика от исполнения контракта вследствие невыполнения предпринимателем контрактных обязательств. Антимонопольный орган по результатам рассмотрения заявления (ходатайства) заказчика принял решение о включении сведений в отношении предпринимателя в реестр недобросовестных поставщиков.

Предприниматель оспорил это решение антимонопольного органа в арбитражный суд. 

Заявленные требования удовлетворены судом.

В соответствии с частью 2 статьи 104 Закона в реестр недобросовестных поставщиков включается информация об участниках закупок, уклонившихся от заключения контрактов, а также о поставщиках (подрядчиках, исполнителях), с которыми контракты расторгнуты по решению суда или в случае одностороннего отказа заказчика от исполнения контракта в связи с существенным нарушением ими условий контрактов.

На основании части 8 статьи 95 Закона расторжение контракта допускается по соглашению сторон, по решению суда, в случае одностороннего отказа стороны контракта от исполнения контракта в соответствии с гражданским законодательством.

При рассмотрении дела суд пришел к выводу об отсутствии оснований для принятия заказчиком решения о расторжении контракта в одностороннем порядке, поскольку на момент принятия заказчиком такого решения обязательства сторон по контракту уже были прекращены на основании соглашения сторон контракте о его расторжении.

Исходя из указанных обстоятельств, суд пришел к выводу  об отсутствии предусмотренных частью 2 статьи 104 Закона оснований для принятия антимонопольным органом решения о включении информации о предпринимателе в реестр недобросовестных поставщиков.

(Решение от 22 июня 2015 года по делу № А13-571/2015, оставлено без изменения постановлением Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 06 октября 2015 года).

 

Председатель
второго судебного состава                                                                                                                 Н.Ю. Курпанова

Судья                                                                                                                                                         Е.А. Алимова

Председатель шестого
судебного состава                                                                                                                                       С.А. Киров 

Судья                                                                                                                                                     А.В. Парфенюк

 

 

 
Расписание дел
Информация о деле
Госпошлина
Банкротство