Среда, 23 августа 2017
Карта сайта Email Главная Мобильная версия
Главная страница / Практика / Обобщения судебной практики

Полный список материалов

Справка по обобщению судебной практики по делам с участием судебных приставов-исполнителей, рассмотренным Арбитражным судом Вологодской области в 2013 году

С П Р А В К А

по обобщению судебной практики по делам с участием судебных приставов-исполнителей, рассмотренным Арбитражным судом Вологодской области в 2013 году

 

В 2013 году Арбитражным судом Вологодской области рассмотрено 50 дел с участием судебных приставов-исполнителей, что на 17%  меньше, чем в 2012 году. В 2012 году рассмотрено 60 дел, относящихся к анализируемой судебной практике, в 2011 году – 56 дел.

Из 50 дел об оспаривании решений и действий (бездействия) судебных приставов-исполнителей 19 дел рассмотрено по существу, производство по 31 делу прекращено. Производство по трем делам прекращено на основании пункта 1 части 1 статьи 150 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее - АПК РФ) в связи с тем, что дела не подлежали рассмотрению в арбитражном суде; в остальных случаях причиной прекращения производства по делу послужили отказы заявителей от предъявленных требований.

В 2013 году в апелляционную инстанцию обжалованы судебные акты по 15 делам данной категории (30% от числа рассмотренных дел), из них апелляционной инстанцией одно решение отменено, по одному делу прекращено производство на основании пункта 5 части 1 статьи 150 АПК РФ в связи с ликвидацией организации-заявителя (7% от числа обжалованных судебных актов). В кассационном порядке обжалованы судебные акты по 4 делам (8% от числа рассмотренных дел), решения суда первой инстанции не отменялись.

С учетом судебных актов первой, апелляционной и кассационной инстанций, из 18 рассмотренных по существу дел по 12 делам (67%) в удовлетворении требований отказано, по 6 делам (33%) решения или действия (бездействие) судебных приставов-исполнителей признаны незаконными. В 2012 году удовлетворено 7 заявлений об оспаривании решений и действий (бездействия) судебных приставов-исполнителей (24%), в 2011 году – 6 заявлений (21%).

Далее приведены примеры, когда по делам об оспаривании решений и действий (бездействия) судебных приставов-исполнителей требования заявителей удовлетворены.

 

1. Неисполнение должником судебного акта без доказательств сокрытия самого должника, либо его вещей или доходов, на которые может быть обращено взыскание, не свидетельствуют об уклонении должника от исполнения требований исполнительного документа и не является основанием для прерывания срока давности исполнения судебного акта (дело № А13-1306/2013).

На основании вступившего в законную силу постановления взыскателя о привлечении заявителя к административной ответственности судебным приставом-исполнителем возбуждено исполнительное производство. В пятидневный срок для добровольного исполнения требования, содержащиеся в исполнительном документе, обществом не исполнены, в связи с чем судебным приставом-исполнителем вынесено постановление о наложении ареста и списании денежных средств с расчетного счета заявителя.

Полагая, что срок давности исполнения, предусмотренный частью 1 статьи 31.9 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (далее - КоАП РФ), истек, заявитель обратился с жалобой на указанное постановление судебного пристава-исполнителя к вышестоящему должностному лицу. Неисполнение заявителем в добровольном порядке требований исполнительного документа расценено как уклонение от его исполнения, в связи с чем в удовлетворении жалобы отказано. Денежные средства списаны с расчетного счета заявителя.

Указанные обстоятельства явились причиной для обращения заявителя в суд с требованиями о признании недействительным постановления судебного пристава-исполнителя о наложении ареста и списании денежных средств со счета должника, незаконными его действий, выразившихся в наложении ареста на расчетный счет, взыскании денежных средств в рамках исполнительного производства, бездействия судебного пристава-исполнителя, выразившегося в непринятии постановления об окончании исполнительного производства, недействительным постановления начальника отдела судебных приставов об отказе в удовлетворении жалобы.

Предъявленные требования удовлетворены судом по следующим основаниям.

В соответствии с частью 1 статьи 31.9 КоАП РФ (в редакции, действовавшей на момент спорных правоотношений) постановление о назначении административного наказания не подлежит исполнению в случае, если это постановление не было приведено в исполнение в течение года со дня его вступления в законную силу.

Согласно части 2 статьи 31.9 КоАП РФ, течение срока давности, предусмотренного частью 1 названной статьи, прерывается в случае, если лицо, привлеченное к административной ответственности, уклоняется от исполнения постановления о назначении административного наказания. Исчисление срока давности в этом случае возобновляется со дня обнаружения указанного лица либо его вещей, доходов, на которые в соответствии с постановлением о назначении административного наказания может быть обращено административное взыскание.

В силу положений пункта 1 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 24 октября 2006 года № 115 «О некоторых вопросах, касающихся исполнения постановлений по делам об административных правонарушениях», при отсутствии оснований для перерыва, приостановления или продления срока давности исполнения постановления о назначении административного наказания (части 2 - 4 статьи 31.9 КоАП РФ) по истечении года со дня его вступления в законную силу исполнение постановления подлежит прекращению независимо от того, что исполнение не производилось либо произведено не полностью.

Частью 9 статьи 36 Закона об исполнительном производстве предусмотрено, что истечение срока давности исполнения судебного акта, акта другого органа или должностного лица по делу об административном правонарушении является основанием для окончания исполнительного производства. При этом в срок давности не включается срок, в течение которого лицо уклонялось от исполнения требований, содержащихся в исполнительном документе. Исчисление срока давности в этом случае возобновляется со дня обнаружения должника или его имущества, на которое может быть обращено взыскание.

Неуплата заявителем в пятидневный срок для добровольного исполнения без доказательств сокрытия самого лица, либо его вещей или доходов, на которые может быть обращено взыскание, не свидетельствуют об уклонении должника от исполнения требований исполнительного документа в том смысле, который заложен в части 9 статьи 36 Закона об исполнительном производстве.

На основании изложенного, суд пришел к выводу об отсутствии у судебного пристава-исполнителя правовых оснований для взыскания с заявителя административного штрафа по истечении одного года со дня вступления в законную силу исполнительного документа, исполнительное производство следовало окончить.

Решение суда оставлено без изменения постановлением апелляционной инстанции, в кассационном порядке не обжаловалось. Аналогичная практика в Федеральном арбитражном суде Северо-Западного округа отсутствует.

 

2. При отсутствии доказательств фактического получения должником постановления о возбуждении исполнительного производства у судебного пристава-исполнителя отсутствуют законные основания вынесения постановления о взыскании исполнительского сбора (дело № А13-4789/2013).

Должник обратился с заявлением о признании незаконным постановления судебного пристава-исполнителя о взыскании исполнительского сбора.

Заявленные требования судом удовлетворены в связи со следующим.

Согласно части 1 статьи 112 Закона об исполнительном производстве исполнительский сбор является денежным взысканием, налагаемым на должника в случае неисполнения им исполнительного документа в срок, установленный для добровольного исполнения исполнительного документа.

Частью 2 той же статьи установлено, что исполнительский сбор устанавливается судебным приставом-исполнителем по истечении указанного срока.

Начало течения срока для добровольного исполнения исполнительного документа в силу части 12 статьи 30 Закона об исполнительном производстве связано с датой получения должником постановления о возбуждении исполнительного производства.

Частью 17 статьи 30 Закона об исполнительном производстве предусмотрена обязанность судебного пристава-исполнителя направить должнику копии постановления о возбуждении исполнительного производства не позднее дня, следующего за днем вынесения указанного постановления.

Согласно пункту 24 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 21 июня 2004 года № 77 «Обзор практики рассмотрения дел, связанных с исполнением судебными приставами-исполнителями судебных актов арбитражных судов» исполнительский сбор не подлежит взысканию, если судебный пристав-исполнитель не уведомил должника в установленном законом порядке о необходимости добровольного исполнения исполнительного документа в определенный срок.

Согласно части 1 статьи 24 Закона об исполнительном производстве лица, участвующие в исполнительном производстве, извещаются об исполнительных действиях и о мерах принудительного исполнения или вызываются к судебному приставу-исполнителю либо на место совершения исполнительных действий повесткой с уведомлением о вручении, телефонограммой, телеграммой, с использованием электронной, иных видов связи и доставки или лицом, которому с его согласия судебный пристав-исполнитель поручает их доставить.

В соответствии с частью 3 названной статьи извещение, адресованное лицу, участвующему в исполнительном производстве, направляется по адресу, указанному в исполнительном документе, если лицо, участвующее в исполнительном производстве, или его представитель не указали иной адрес.

В подтверждение факта направления должнику постановления о возбуждении исполнительного производства судебный пристав-исполнитель представил копию конверта, адресованного должнику и возвращенного в подразделение судебных приставов с отметкой «истек срок хранения».

В силу пункта 2 части 2 статьи 29 Закона об исполнительном производстве лица, участвующие в исполнительном производстве, считаются извещенными, если несмотря на получение почтового извещения, адресат не явился за повесткой, иным извещением, направленными по его адресу.

Следовательно, закон устанавливает, что адресат является извещенным в случае неявки за повесткой только при получении почтового извещения о необходимости явки за повесткой. Таких доказательств судебным приставом-исполнителем не представлено.

Кроме того, судом установлено, что на момент вынесения постановления о взыскании исполнительского сбора судебному приставу-исполнителю был известен адрес фактического места жительства заявителя, но постановление о возбуждении исполнительного производства по данному адресу не направлялось.

При таких обстоятельствах до вынесения постановления о взыскании исполнительского сбора судебный пристав-исполнитель не располагал сведениями о вручении должнику постановления о возбуждении исполнительного производства, в котором установлен срок для добровольного исполнения, не предпринял достаточных мер для извещения должника о необходимости исполнить исполнительный документ, в результате чего течение срока для добровольного исполнения исполнительного документа не началось.

На основании изложенного, суд пришел к выводу об отсутствии у судебного пристава-исполнителя оснований для вынесения постановления о взыскании исполнительского сбора.

Решение суда обжаловано в апелляционном порядке. Судебное заседание назначено на 25 февраля 2014 года.

 

3. Судебный пристав-исполнитель не вправе обращать взыскание на дебиторскую задолженность при отсутствии доказательств, явно подтверждающих наличие у должника дебиторской задолженности (дело №А13-7581/2013).

В рамках исполнительного производства судебный пристав исполнитель наложил арест на дебиторскую задолженность должника, находящуюся у общества.

Общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании незаконным постановления судебного пристава-исполнителя о наложении ареста на дебиторскую задолженность и обращении взыскания на дебиторскую задолженность должника по сводному исполнительному производству.

Заявленные требования судом удовлетворены по следующим основаниям.

В силу статьи 83 Закона об исполнительном производстве арест дебиторской задолженности состоит в объявлении запрета на совершение должником и дебитором любых действий, приводящих к изменению либо прекращению правоотношений, на основании которых возникла дебиторская задолженность, а также на уступку права требования третьим лицам. О наложении ареста на дебиторскую задолженность судебный пристав-исполнитель выносит постановление и составляет акт, в котором указывает перечень документов, подтверждающих наличие дебиторской задолженности. В случае необходимости производятся изъятие указанных документов и передача их на хранение.

Из части 4 названной статьи следует, что со дня получения дебитором уведомления о наложении ареста на дебиторскую задолженность и до дня реализации прав требования или получения дебитором уведомления о переходе прав требования к новому кредитору дебитор не вправе изменять правоотношения, на основании которых возникла дебиторская задолженность.

По мнению суда, договор поставки, заключенный между должником и обществом, а также письмо общества не являются документами, бесспорно свидетельствующими об образовании у должника дебиторской задолженности.

Установив, что в нарушение пункта 2 статьи 83 Закона об исполнительном производстве акт об аресте дебиторской задолженности судебным приставом-исполнителем не составлялся, оспариваемое постановление не содержит перечня документов, достоверно подтверждающих наличие и размер дебиторской задолженности, суд признал оспариваемое постановление незаконным.     

Выводы суда соответствуют правовой позиции Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа, изложенной в постановлении от 30 июля 2012 года  по делу № А66-13304/2011.

Решение суда оставлено без изменения постановлением апелляционной инстанции, обжаловано в кассационном порядке. Судебное заседание назначено на 25 марта 2014 года.

 

4. Бездействие судебного пристава-исполнителя, выразившееся в неналожении ареста на денежные средства должника в банке, привело к нарушению прав и законных интересов взыскателя и признано судом незаконным (дело № А13-14571/2012).

Банк-взыскатель по исполнительному производству обратился в суд с заявлением о признании незаконным бездействия судебного пристава-исполнителя, выразившегося в неналожении ареста на денежные средства, находящиеся на расчетом счете должника-поручителя по кредитным обязательствам общества-заемщика в банке, ненаправление запросов в налоговые органы и  Пенсионный фонд Российской Федерации, необращение взыскания на заработную плату и иные доходы должника, невыход по фактическому адресу должника с целью проверки его имущественного положения и наложения ареста на его имущество.

Требования банка удовлетворены судом в части признания незаконным бездействия судебного пристава-исполнителя, выразившегося в неналожении ареста на денежные средства, находящиеся на расчетном счете должника в банке, по следующим основаниям.

В решении арбитражного суда, на основании которого выдан исполнительный лист, указано на солидарную обязанность должника-поручителя и общества-заемщика погасить задолженность перед банком, а также обращено взыскание на имущество, принадлежащее обществу-заемщику.

В соответствии с пунктом 1 статьи 323 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее – ГК РФ) при солидарной обязанности должников кредитор вправе требовать исполнения как от всех должников совместно, так и от любого из них в отдельности, притом как полностью, так и в части долга.

Следовательно, должник-поручитель отвечает перед банком в том же объеме, что и общество-заемщик.

Согласно пункту 1 статьи 334 ГК РФ кредитор по обеспеченному залогом обязательству (залогодержатель) имеет право в случае неисполнения должником этого обязательства получить удовлетворение из стоимости заложенного имущества преимущественно перед другими кредиторами лица, которому принадлежит это имущество (залогодателя).

В соответствии с пунктом 1 статьи 348 ГК РФ взыскание на заложенное имущество для удовлетворения требований залогодержателя (кредитора) может быть обращено в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения должником обеспеченного залогом обязательства по обстоятельствам, за которые он отвечает.

Поскольку обязанность должника, являвшегося поручителем по кредитному обязательству,  не обеспечена залогом имущества, доводы судебного пристава-исполнителя о взыскании суммы долга путем обращения взыскания на находящееся в ипотеке имущество, а не за счет поручительства судом отклонены.

Согласно части 1 статьи 80 Закона об исполнительном производстве в целях обеспечения исполнения исполнительного документа, содержащего требования об имущественных взысканиях, судебный пристав-исполнитель вправе, в том числе и в течение срока, установленного для добровольного исполнения должником содержащихся в исполнительном документе требований, наложить арест на имущество должника.

В соответствии с частью 1 статьи 81 Закона об исполнительном производстве постановление о наложении ареста на денежные средства должника, находящиеся в банке или иной кредитной организации, судебный пристав-исполнитель направляет в банк или иную кредитную организацию.

Из выписки банка по расчетному счету должника в банке судом установлено, что в период исполнительного производства на указанный счет должника поступило более 9 млн. руб., за счет которых могли быть удовлетворены требования взыскателя. При этом судебный пристав-исполнитель, располагая сведениями об открытых расчетных счетах должника в банках, не вынес постановление о наложении ареста на денежные средства должника в банке. В связи с чем, указанное бездействие повлекло нарушение прав и законных интересов заявителя.

В удовлетворении остальной части требований заявителя отказано, поскольку оспариваемое бездействие не соответствует Закону об исполнительном производстве, вместе с тем, не привело к нарушению прав и законных интересов заявителя.

Указанная позиция соответствует правовой позиции, изложенной в постановлениях Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 24 января 2012 года по делу № А21-614/2011, от 23 ноября 2011 года по делу № А21-1925/2011.

Решение суда оставлено без изменения постановлением апелляционной инстанции, в кассационном порядке не обжаловалось. Аналогичная практика в Федеральном арбитражном суде Северо-Западного округа отсутствует.

 

5. Судебный пристав-исполнитель вправе обращать взыскание на право требования периодических платежей за поставляемую должником по графику продукцию, но только в части непогашенной по исполнительному документу задолженности  (дело № А13-13796/2012).

На основании постановления инспекции о взыскании налогов за счет имущества налогоплательщика судебным приставом-исполнителем возбуждено исполнительное производство в отношении должника о взыскании с него в пользу инспекции задолженности перед бюджетом.

В целях исполнения исполнительного документа судебным приставом вынесено постановление о наложении ареста и обращении взыскания на право требования должника по договору контрактации, заключённому между производственным кооперативом и должником в размере задолженности по исполнительному документу.

По условиям данного договора должник (производитель) обязуется передать произведённую им сельскохозяйственную продукцию – сырое молоко коровье, а производственный кооператив (заготовитель) обязуется принять для последующей переработки и оплатить молоко по согласованному сторонами графику. Оплата поставленного молока осуществляется в соответствии с его количеством и качеством не позднее 7 календарных дней со дня приёмки молока.

К мерам принудительного исполнения статья 68 Закона об исполнительном производстве относит обращение взыскания на имущество должника, периодические выплаты, получаемые должником в силу гражданско-правовых правоотношений, на имущественные права (пункты 1-3 части 3). 

В силу статьи 69 Закона об исполнительном производстве взыскание на имущество должника обращается в первую очередь на его денежные средства, а при их отсутствии или недостаточности – на иное имущество.

Приведённый в статье 75 Закона об исполнительном производстве перечень принадлежащих должнику имущественных прав, на которые может быть обращено взыскание, является открытым и предусматривает возможность обращение взыскания на принадлежащее должнику право получения денежных средств (пункт 7 части 1, часть 2.1)

Судебным приставом исполнителем выявлено отсутствие у должника денежных средств, на которые может быть обращено взыскание во исполнение постановления инспекции. В связи с этим им вынесено правомерное постановление о наложении ареста и обращении взыскания на имущественные права должника по отношению к производственному кооперативу, возникшие на основании договора контрактации.

По смыслу норм части 4 статьи 200 АПК РФ и части 2 статьи 201 АПК РФ законность оспариваемого ненормативного акта проверяется судом на момент его принятия независимо от дальнейших действий государственного органа по приведению этого акта в исполнение либо по его отмене, но лишь в том случае, если указанным актом были нарушены законные права и интересы заявителя.

В ходе рассмотрения дела судом установлено, что часть задолженности перед бюджетом должником погашена. Поскольку судебный пристав-исполнитель постановлением обратил взыскание на имущественные права должника в том числе в части погашенной задолженности, своими действиями он нарушил требования Закона об исполнительном производстве и права заявителя, в связи с чем постановление признано незаконным в соответствующей части.

В апелляционной и кассационной инстанциях решение суда оставлено без изменения.

Аналогичная практика в Федеральном арбитражном суде Северо-Западного округа отсутствует.

 

Судьи                                                                                              Н.А. Шестакова

                                                                                                      Н.В. Лудкова

 
Расписание дел
Информация о деле
Госпошлина
Банкротство