Суббота, 19 августа 2017
Карта сайта Email Главная Мобильная версия
Главная страница / Практика / Обобщения судебной практики

Полный список материалов

Справка по обобщению судебной практики по делам с участием судебных приставов-исполнителей, рассмотренным Арбитражным судом Вологодской области в 2012 году

С П Р А В К А
по обобщению судебной практики по делам с участием судебных приставов-исполнителей, рассмотренным Арбитражным судом Вологодской области в 2012 году.

В 2012 году Арбитражным судом Вологодской области рассмотрено 60 дел с участием судебных приставов-исполнителей, что на 7,1% больше, чем в 2011 году. В 2011 году рассмотрено 56 дел, относящихся к анализируемой судебной практике, в 2010 году – 84 дела.
Из 60 дел об оспаривании решений и действий (бездействия) судебных приставов-исполнителей 29 дел рассмотрено по существу, производство по 31 делу прекращено. В одном случае производство по делу прекращено на основании пункта 5 части первой статьи 150 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее – АПК РФ) в связи с ликвидацией организации-заявителя; производство по четырем делам прекращено на основании пункта 1 части первой статьи 150 АПК РФ в связи с тем, что дело не подлежит рассмотрению в арбитражном суде; в остальных случаях причиной прекращения производства по делу послужили отказы заявителей от предъявленных требований.
В 2012 году в апелляционную инстанцию обжалованы решения по 14 делам данной категории (23% от числа рассмотренных дел), из них отменены решения по трем делам (5% от числа рассмотренных дел или 21% от числа обжалованных судебных актов). В кассационном порядке обжалованы судебные акты по 6 делам (10% от числа рассмотренных дел), решения суда первой инстанции не отменялись, по двум делам кассационной инстанцией отменены постановления суда апелляционной инстанции.
С учетом судебных актов первой, апелляционной и кассационной инстанций, из 29 рассмотренных по существу дел по 22 делам (76%) в удовлетворении требований отказано, по 7 делам (24%) решения или действия (бездействие) судебных приставов-исполнителей признаны незаконными. В 2011 году удовлетворено 6 заявлений об оспаривании решений и действий (бездействия) судебных приставов-исполнителей (21,4%), в 2010 году – 9 заявлений (18,8%).
Далее приведены примеры, когда по делам об оспаривании решений и действий (бездействия) судебных приставов-исполнителей требования заявителей удовлетворены, а также дела, в которых установлены аналогичные обстоятельства.

1. При отсутствии доказательств фактического получения должником постановления о возбуждении исполнительного производства у судебного пристава-исполнителя отсутствуют законные основания вынесения постановления о взыскании исполнительского сбора (дело № А13-6944/2012).
Должник обратился с заявлением о признании незаконным постановления судебного пристава-исполнителя о взыскании исполнительского сбора.
Предъявленные требования судом удовлетворены в связи со следующим.
Согласно части 1 статьи 112 Федерального закона от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» (далее – Закон об исполнительном производстве) исполнительский сбор является денежным взысканием, налагаемым на должника в случае неисполнения им исполнительного документа в срок, установленный для добровольного исполнения исполнительного документа.
Частью 2 той же статьи установлено, что исполнительский сбор устанавливается судебным приставом-исполнителем по истечении указанного срока.
Начало течения срока для добровольного исполнения исполнительного документа в силу части 12 статьи 30 Закона об исполнительном производстве связано с датой получения должником постановления о возбуждении исполнительного производства.
Частью 17 статьи 30 Закона об исполнительном производстве предусмотрена обязанность судебного пристава-исполнителя направить должнику копии постановления о возбуждении исполнительного производства не позднее дня, следующего за днем вынесения указанного постановления.
Согласно пункту 24 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 21 июня 2004 года № 77 «Обзор практики рассмотрения дел, связанных с исполнением судебными приставами-исполнителями судебных актов арбитражных судов» исполнительский сбор не подлежит взысканию, если судебный пристав-исполнитель не уведомил должника в установленном законом порядке о необходимости добровольного исполнения исполнительного документа в определенный срок.
В подтверждение факта направления должнику постановления о возбуждении исполнительного производства судебный пристав-исполнитель представил копию конверта, адресованного должнику и возвращенного в подразделение судебных приставов с отметкой «истек срок хранения».
При таких обстоятельствах до вынесения постановления о взыскании исполнительского сбора судебный пристав-исполнитель не располагал сведениями о вручении должнику постановления о возбуждении исполнительного производства, в котором установлен срок для добровольного исполнения, не предпринял достаточных мер для извещения должника о необходимости исполнить исполнительный документ, в результате чего течение срока для добровольного исполнения исполнительного документа не началось.
На основании изложенного суд пришел к выводу об отсутствии у судебного пристава-исполнителя оснований для вынесения постановления о взыскании исполнительского сбора.
Решение суда первой инстанции по данному делу отменено постановлением суда апелляционной инстанции, которое, в свою очередь, отменено судом кассационной инстанции.
Аналогично решением суда по делу № А13-8304/2012, оставленным без изменения апелляционной и кассационной инстанциями, в связи с отсутствием доказательств направления и вручения должнику постановления о возбуждении исполнительного производства признано незаконным постановление о взыскании исполнительского сбора.

2. Постановление одного судебного пристава-исполнителя о совершении отдельных исполнительных действий является исполнительным документом, обязательным для исполнения другим судебным приставом-исполнителем в объеме данного поручения (дело №  А13-13411/2011).
Судебным приставом-исполнителем Мещанского районного отдела судебных приставов по городу Москве (далее – Мещанский отдел) вынесено постановление, которым Отделу судебных приставов по городу Вологде поручено совершить отдельные исполнительные действия и применить меры принудительного исполнения, а именно: обратить взыскание на принадлежащую должнику долю в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью путем реализации, полученные денежные средства перечислить на расчетный счет Мещанского отдела, подтвердив документально.
Судебный пристав-исполнитель Отдела судебных приставов по городу Вологде (далее – судебный пристав-исполнитель в г. Вологде) возбудил исполнительное производство и вынес постановление о наложении ареста на долю должника в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью.
Общество с ограниченной ответственностью обратилось к судебному приставу-исполнителю в г. Вологде с заявлением о возможности выплаты стоимости доли с приложением документов, подтверждающих действительную стоимость доли, и просило сообщить реквизиты банковского счета и сумму денежных средств для перечисления стоимости доли.
Получив данные документы, судебный пристав-исполнитель в г. Вологде окончил исполнительное производство в связи с фактическим исполнением, направив полученные материалы судебному приставу-исполнителю Мещанского отдела для дальнейшего рассмотрения.
Судебный пристав-исполнитель Мещанского отдела направил новое постановление о поручении обратить взыскание на принадлежащую должнику долю в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью путем реализации, составить акт описи-ареста имущества, подать заявку на оценку, получить отчет об оценке, подать заявку на реализацию, передать имущество на реализацию, провести торги, получить отчет о реализации имущества.
Судебный пристав-исполнитель в г. Вологде отказал в возбуждении исполнительного производства в связи с тем, что исполнительный документ был ранее предъявлен к исполнению и производство по нему окончено.
Суд удовлетворил требования взыскателя о признании незаконным постановления об отказе в возбуждении исполнительного производства.
Согласно части 6 статьи 33 Закона об исполнительном производстве при необходимости совершения отдельных исполнительных действий и (или) применения отдельных мер принудительного исполнения на территории, на которую не распространяются полномочия судебного пристава-исполнителя, он вправе поручить соответствующему судебному приставу-исполнителю совершить исполнительные действия и (или) применить меры принудительного исполнения. Такое поручение оформляется постановлением судебного пристава-исполнителя, которое в силу пункта 7 части 1 статьи 12 Закона об исполнительном производстве является исполнительным документом.
В соответствии с частью 8 статьи 30 Закона об исполнительном производстве судебный пристав-исполнитель обязан в трехдневный срок со дня поступления к нему исполнительного документа вынести постановление о возбуждении исполнительного производства либо об отказе в возбуждении исполнительного производства. В силу пункта 6 части 1 статьи 31 Закона об исполнительном производстве отказ в возбуждении исполнительного производства возможен, в частности, если исполнительный документ  был ранее предъявлен к исполнению и исполнительное производство по нему было окончено по основаниям, установленным пунктом 1 части 1 статьи 47 Закона об исполнительном производстве (фактическое исполнение требований содержащихся в исполнительном документе).
Отказывая в возбуждении исполнительного производства по второму поручению, судебный пристав-исполнитель исходил из того, что первое поручение исполнено.
Суд установил отсутствие фактического исполнения первого поручения и указал на обязанность судебного пристава-исполнителя в г. Вологде возбудить исполнительное производство по второму поручению, являющемуся новым исполнительным документом, определившим дополнительные исполнительные действия, обязательные к исполнению.
Поскольку в рассматриваемом случае исполнительным документом является постановление судебного пристава-исполнителя о поручении, судом признаны необоснованными ссылки ответчика на невозможность обращения взыскания в отсутствие подлинного исполнительного листа, выданного судом.
Суд апелляционной инстанции дополнительно указал на то, что фактически судебный пристав-исполнитель в г. Вологде оспаривал законность действий судебного пристава-исполнителя Мещанского отдела о месте совершения исполнительных действий, что в силу части 14 статьи 33 Закона об исполнительном производстве является недопустимым.
Постановлением апелляционной инстанции решение суда оставлено без изменения, в кассационном порядке не обжаловалось.

3. Окончание исполнительного производства и направление исполнительного документа в другое подразделение судебных приставов возможно при обнаружении имущества должника на территории, на которую не распространяются полномочия судебного пристава-исполнителя, только в тех случаях, когда на подведомственной ему территории отсутствует сам должник, его денежные средства или иное имущество (дело № А13-13611/2011).
Взыскатель обратился с заявлением о признании незаконным постановления судебного пристава-исполнителя Отдела судебных приставов по г. Вологде № 1 об окончании сводного исполнительного производства.
Решением суда требования заявителя в части оспаривания постановления об окончании сводного исполнительного производства удовлетворены.
Как установлено судом, оспариваемое постановление вынесено судебным приставом-исполнителем на основании пункта 5 части 1 статьи 47 Закона об исполнительном производстве, где указано, что исполнительное производство оканчивается судебным приставом-исполнителем в случае направления исполнительного документа из одного подразделения судебных приставов в другое.
В рамках исполнительного производства, возбужденного в Отделе судебных приставов по г. Вологде № 1, судебным приставом-исполнителем установлена принадлежность должнику на праве собственности объектов недвижимого имущества, находящихся в Бабушкинском районе Вологодской области, то есть на территории, на которую не распространяются его полномочия.
В силу части 5 статьи 33 Закона об исполнительном производстве после установления местонахождения должника или его имущества судебный пристав-исполнитель:
1) продолжает исполнительное производство, если должник, имущество должника находятся на территории, на которую распространяются его полномочия, или имеются обстоятельства, предусмотренные частью 6 данной статьи;
2) оканчивает исполнительное производство, если должник, имущество должника находятся на территории, на которую не распространяются его полномочия, и отсутствуют обстоятельства, предусмотренные частью 6 данной статьи.
Таким образом, при обнаружении имущества должника на территории, на которую не распространяются полномочия судебного пристава-исполнителя, его дальнейшие действия зависят от обстоятельств, указанных в части 6 статьи 33 Закона об исполнительном производстве, предусматривающей направление поручения соответствующему судебному приставу-исполнителю о совершении исполнительных действий и (или) применении мер принудительного исполнения. Такое поручение направляется только в случаях необходимости совершении отдельных исполнительных действий и (или) применения отдельных мер принудительного исполнения.
Последствия, предусмотренные пунктом 2 части 5 статьи 33 Закона об исполнительном производстве (окончание исполнительного производства) наступают, когда на территории, на которую распространяются полномочия судебного пристава-исполнителя, не является эффективным и целесообразным продолжение исполнительных действий по причине отсутствия должника, денежных средств или иного имущества.
В рассматриваемом случае на территории, на которую распространяются полномочия судебного пристава-исполнителя (г. Вологда), находится сам должник и его счета, следовательно, у судебного пристава-исполнителя появилась необходимость применения отдельных мер принудительного исполнения (обращение взыскания на имущество должника в Бабушкинском районе), а не осуществления всех исполнительных действий по месту нахождения имущества, то есть имели место обстоятельства, предусмотренные частью 6 статьи 33 Закона об исполнительном производстве.
В связи с этим суд установил, что оснований для направления исполнительного документа в другое подразделение судебных приставов и окончания исполнительного производства в данном случае не имелось.
Решение суда первой инстанции оставлено без изменения постановлением суда апелляционной инстанции, в кассационном порядке не обжаловалось.

4. Постановление об обращении взыскания на денежные средства не может рассматриваться как принятое в обеспечение исполнения исполнительного документа в течение срока, установленного для его добровольного исполнения (дело № А13-6559/2012).
Суд признал незаконным постановление судебного пристава-исполнителя об обращении взыскания на денежные средства должника, вынесенное до истечения установленного срока для исполнения исполнительного документа.
В апелляционной жалобе судебный пристав-исполнитель сослался на то, что оспариваемым постановлением фактически наложен арест в целях обеспечения исполнения исполнительного документа в соответствии со статьей 80 Закона об исполнительном производстве.
В соответствии с частью 1 статьи 80 Закона об исполнительном производстве судебный пристав-исполнитель в целях обеспечения исполнения исполнительного документа вправе, в том числе и в течение срока, установленного для добровольного исполнения должником содержащихся в исполнительном документе требований, наложить арест на имущество должника. В силу части 4 статьи 80 Закона об исполнительном производстве под арестом понимается запрет распоряжаться имуществом, а при необходимости – ограничение права пользования имуществом или изъятие имущества.
Из положений статей 69 и 70 Закона об исполнительном производстве следует, что обращение взыскания на имущество должника, в том числе денежные средства, включает изъятие денежных средств в размере задолженности и их передачу взыскателю.
В оспариваемом постановлении об обращении взыскания содержится требование судебного пристава-исполнителя к банку, в котором открыт счёт должника, о перечислении денежных средств в сумме задолженности. Сведений о наложении запрета распоряжаться имуществом, в том числе ссылок на статью 80 Закона об исполнительном производстве, постановление не содержит. Данное обстоятельство однозначно свидетельствует о совершении судебным приставом-исполнителем действий по принудительному взысканию задолженности, а не принятие им обеспечительных мер путём наложения ареста.
Поскольку в силу статьи 68 Закона об исполнительном производстве обращение взыскания на имущество должника относится к мерам принудительного исполнения, которые могут применяться после истечения срока для добровольного исполнения требований, данные доводы не приняты судом апелляционной инстанции и решение суда оставлено без изменения.

5. Несоответствие отчета оценщика об оценке рыночной стоимости имущества требованиям законодательства об оценочной деятельности влечет признание незаконным постановления судебного пристава-исполнителя об оценке вещи или имущественного права (дело № А13-9491/2012).
Должник обратился с заявлением об оспаривании постановления судебного пристава-исполнителя об оценке вещи или имущественного права, которым приняты результаты оценки принадлежащего должнику нежилого помещения.
Предъявленные требования удовлетворены судом.
Частью 1 статьи 85 Закона об исполнительном производстве установлено, что оценка имущества должника, на которое обращается взыскание, производится судебным приставом-исполнителем по рыночным ценам, если иное не установлено законодательством Российской Федерации. Обязанность судебного пристава-исполнителя привлечь оценщика для оценки нежилого помещения вытекает из пункта 1 части 2 статьи 85 Закона об исполнительном производстве.
В соответствии с пунктом 3 части 4 статьи 85 Закона об исполнительном производстве при наличии установленной законом обязанности по привлечению оценщика для оценки имущества судебный пристав-исполнитель выносит постановление об оценке вещи.
Согласно пункту 1 Информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30 мая 2005 года № 92 «О рассмотрении арбитражными судами дел об оспаривании оценки имущества, произведенной независимым оценщиком» в том случае, когда для оценки имущества судебный пристав-исполнитель привлекал независимого оценщика, в судебном порядке может быть оспорено только постановление этого судебного пристава-исполнителя, определяющее цену такого имущества, поэтому, принимая в соответствующем постановлении отчет оценщика, судебный пристав-исполнитель должен убедиться в его достоверности.
В силу статьи 12 Федерального закона от 29.07.1998 № 135-ФЗ «Об оценочной деятельности в Российской Федерации» (далее – Закон об оценочной деятельности) итоговая величина рыночной или иной стоимости объекта оценки, указанная в отчете, составленном по основаниям и в порядке, которые предусмотрены данным законом, признается достоверной и рекомендуемой для целей совершения сделки с объектом оценки, если в порядке, установленном законодательством Российской Федерации, или в судебном порядке не установлено иное.
Судом установлено нарушение оценщиком требований Закона об оценочной деятельности и Федеральных стандартов оценки, поскольку информация, использованная при проведении данной оценки, не соответствует действительности, содержание отчета об оценке вводит в заблуждение пользователей отчета об оценке и допускает его неоднозначное толкование. С учетом изложенного величина рыночной стоимости нежилого помещения, установленная в отчете об оценке, признана судом недостоверной.
Поскольку судом установлено несоответствие отчета об оценке рыночной стоимости нежилого помещения требованиям Закона об оценочной деятельности и Федеральным стандартам оценки, требования должника удовлетворены, оспариваемое постановление судебного пристава-исполнителя признано незаконным.
Решение суда первой инстанции оставлено без изменения постановлением суда апелляционной инстанции, срок на кассационное обжалование не истек.

В отличие от указанного дела, по делам №№ А13-13052/2011, А13-13053/2011 и А13-9490/2012 суд пришел к выводу о соответствии отчета оценщика предъявляемым требованиям, в связи с чем отказал в удовлетворении требований о признании незаконными постановлений судебных приставов-исполнителей об оценке вещи или имущественного права.

6. Судебный пристав-исполнитель не вправе обращать взыскание на имущество общества с ограниченной ответственностью, участником которого является должник (дело №А13-9837/2012).
Судебный пристав-исполнитель установил, что должнику принадлежит 51% доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью и вынес постановление о запрете отчуждения с целью обеспечения сохранности имущества должника, которым обществу с ограниченной ответственностью запрещено совершать любые сделки по передаче, отчуждению, дарению и регистрировать право собственности на принадлежащее ему недвижимое имущество.
Общество с ограниченной ответственностью оспорило указанное постановление в суде.
Суд удовлетворил требования общества с ограниченной ответственностью, не являющегося стороной исполнительного производства, признав за ним право на обжалование постановления судебного пристава-исполнителя на основании части 1 статьи 121 Закона об исполнительном производстве.
Частью 3 статьи 74 Закона об исполнительном производстве предусмотрена возможность обращения взыскания на долю должника в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью при недостаточности у должника иного имущества для исполнения содержащихся в исполнительном документе требований. Взыскание на долю в уставном капитале обращается на основании судебного акта.
Вместе с тем возможность наложения ареста на имущество общества с ограниченной ответственностью, участником которого является должник, законодательством не предусмотрена.
В силу пункта 3 статьи 56 Гражданского кодекса Российской Федерации и пункта 2 статьи 3 Федерального закона от 08.02.1998 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» общество не отвечает по обязательствам своих участников, поэтому судебный пристав-исполнитель незаконно ограничил право общества распоряжаться принадлежащим ему на праве собственности имуществом.
Решение суда оставлено без изменения постановлением апелляционной инстанции, в кассационном порядке не обжаловалось.

7. Отсутствие у должника по исполнительному производству, в отношении которого введена процедура банкротства, необходимых денежных средств и наличие задолженности по текущим платежам первой очереди не относятся к обстоятельствам непреодолимой силы, делающим невозможным исполнение судебного акта, в связи с чем не освобождают должника от взыскания с него исполнительского сбора (дело № А13-5319/2012).
В период конкурсного производства судебным приставом-исполнителем возбуждено исполнительное производство о взыскании с общества, признанного банкротом, текущих платежей четвертой очереди на основании постановления налоговой инспекции.
В связи с неисполнением в установленный срок требований исполнительного документа в добровольном порядке судебным приставом-исполнителем вынесено постановление о взыскании с должника исполнительского сбора, с которым должник не согласился и обратился с соответствующим заявлением в суд. По мнению заявителя, наличие непогашенной задолженности первой очереди текущих платежей и отсутствие денежных средств на расчетном счете являются обстоятельствами непреодолимой силы, исключающими вину общества в неисполнении исполнительного документа, в связи с чем исполнительский сбор как санкция штрафного характера не может быть взыскан.
Суд отказал в удовлетворении требований заявителя.
В силу положений частей 1 и 2 статьи 112 Закона об исполнительном производстве условием взыскания исполнительского сбора является истечение срока для добровольного исполнения исполнительного документа, судебный пристав-исполнитель вправе не устанавливать исполнительский сбор только в случае невозможности исполнения исполнительного документа вследствие непреодолимой силы.
Согласно пункту 3 статьи 401 Гражданского кодекса Российской Федерации непреодолимая сила – это чрезвычайные и непредотвратимые обстоятельства, к которым не относится, в частности, отсутствие у должника необходимых денежных средств.
Таким образом, отсутствие у должника необходимых денежных средств и наличие задолженности по текущим платежам первой очереди не относятся к обстоятельствам непреодолимой силы, делающим невозможным исполнение исполнительного документа, в связи с чем не освобождают должника от взыскания с него исполнительского сбора.
В части 5 статьи 112 Закона об исполнительном производстве, регламентирующей основания, препятствующие взысканию исполнительского сбора, такое основание как признание должника-организации несостоятельным (банкротом) в качестве безусловного основания, не позволяющего производить взыскание исполнительского сбора, не названо.
На основании изложенного, поскольку заявителем не исполнены требования исполнительного документа в установленный срок, у судебного пристава-исполнителя имелись основания для вынесения постановления о взыскании исполнительского сбора.
Решение суда в апелляционном и кассационном порядке не обжаловалось.
Аналогичные выводы изложены в решении суда по делу № А13-5322/2012.

Председатель пятого судебного состава                                          О.С.Ковшикова

Судья                                                                                          Н.А.Шестакова

 
Расписание дел
Информация о деле
Госпошлина
Банкротство