Суббота, 19 августа 2017
Карта сайта Email Главная Мобильная версия
Главная страница / Практика / Обобщения судебной практики

Полный список материалов

Справка по результатам обобщения судебной практики по делам, связанным с применением статьи 15 Федерального закона от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции»

СПРАВКА
по результатам обобщения судебной практики
по делам, связанным с применением статьи 15
Федерального закона от 26.07.2006 № 135-ФЗ
«О защите конкуренции»

      Настоящая справка подготовлена во исполнение плана работы Арбитражного суда Вологодской области на 2012 год.

     Предметом обобщения является практика применения Арбитражным судом Вологодской области (далее – АС ВО) статьи 15 Федерального закона от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции» (далее – Закон № 135-ФЗ) за период 2008-2011 годы, 1 полугодие 2012 года.

    Федеральным законом от 30.06.2008 № 108-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О концессионных соглашениях» и отдельные законодательные акты Российской Федерации» введена в действие статья 17.1 Закона № 135-ФЗ, определяющая особенности порядка заключения договоров в отношении государственного и муниципального имущества. Закон вступил в силу с 02.07.2008.

     Статья 17.1 Закона № 135-ФЗ является специальной нормой по отношению к статье 15 названного Закона, до введения ее в действие нарушения квалифицировались по статье 15 Закона № 135-ФЗ,  в связи с чем в обобщение включена также практика рассмотрения дел этой категории.
Всего за указанный период судом рассмотрено 76 дел названной категории, из них 29 дел были предметом обжалования в апелляционной инстанции, 68 – в кассационной инстанции, не обжалованы решения по 3 делам, по 2 заявлениям, принятым судом к производству в 2012 году, на момент составления справки решения не приняты.

     Из числа обжалованных судебных актов 8 отменены апелляционной инстанцией, кассационной инстанцией отменено 1 решение Арбитражного суда Вологодской области и соответствующее постановление апелляционной инстанции с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции, а также отменено 3 постановления апелляционной инстанции, в силе оставлены решения суда первой инстанции. 

     Проблемы правоприменения нормы статьи 15 Закона № 135-ФЗ обусловлены особенностями предмета доказывания и распределения бремени доказывания по рассматриваемой категории дел.

      Согласно части 1 статьи 15 Закона № 135-ФЗ федеральным органам исполнительной власти, органам государственной власти субъектов Российской Федерации, органам местного самоуправления, иным осуществляющим функции указанных органов органам или организациям, организациям, участвующим в предоставлении государственных или муниципальных услуг, а также государственным внебюджетным фондам, Центральному банку Российской Федерации запрещается принимать акты и (или) осуществлять действия (бездействие), которые приводят или могут привести к недопущению, ограничению, устранению конкуренции, за исключением предусмотренных федеральными законами случаев принятия актов и (или) осуществления таких действий (бездействия).

       В пункте 8 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.06.2008 № 30 «О некоторых вопросах, возникающих в связи с применением арбитражными судами антимонопольного законодательства» разъяснено, что при рассмотрении дел о признании недействующими или недействительными актов названных органов, о признании незаконными их действий (бездействия) по заявлениям антимонопольного органа, поданным в связи с нарушением части 1 статьи 15 Закона о защите конкуренции, арбитражные суды должны учитывать следующее: если антимонопольным органом доказано, что акты, действия (бездействие) приводят или могут привести к недопущению, ограничению, устранению конкуренции, а соответствующим органом не указана конкретная норма федерального закона, разрешившая данному органу принять оспариваемый акт, осуществить действия (бездействие), заявленные требования подлежат удовлетворению.

      Гермин «акт» используется в статье 15 Закона № 135-ФЗ в качестве общего понятия, включающего как нормативные, так и ненормативные акты органов государственной власти, органов местного самоупраления и их должностных лиц.

     В решении АС ВО от 22.11.2011 по делу №А13-6012/2011, оставленным без изменения постановлением 14 ААС от  27.03.2012, по этим основаниям отклонены доводы администрации об отсутствии у Вологодского УФАС полномочий на принятие решений и предписаний в отношении нормативных правовых актов органов местного самоуправления.

     Как указано в решении суда, антимонопольный орган, установив, что нормативный правовой акт или ненормативный акт органа исполнительной власти нарушает положения Закона №135-ФЗ, и, исходя из существа конкретного выявленного им нарушения, вправе на основании подпункта «а» пункта 3 части 1 статьи 23 Закона №135-ФЗ выдать предписание об отмене или изменении этого акта либо на основании подпункта «а» пункта 6 части 1 статьи 23 названного Закона обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании акта недействующим или недействительным полностью или частично.

     Предписание антимонопольного органа по отмене или изменению нормативного правового акта органа местного самоуправления направлено на реализацию этим органом своих полномочий, установленных частью 1 статьи 48 Федерального закона от 06.10.2003 № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» (далее – Закон № 131-ФЗ). Неисполнение предписания в добровольном порядке может являться основанием для обращения антимонопольного органа с иском в суд в порядке пункта 6 части 1 статьи 23 Закона №135-ФЗ.

     Антимонопольный орган обязан  установить срок для исполнения предписания, при этом определение продолжительности такого срока является усмотрением уполномоченного органа.

     В решении АС ВО от 16.12.2009 по делу №А13-14127/2009 по заявлению Вологодской городской Думы о признании недействительными решения и предписания Управления Федеральной антимонопольной службы по Вологодской области (по тексту также – УФАС по Вологодской области, Вологодское УФАС, Управление), суд пришел к выводу о неисполнимости предписания Управления  в установленный в нем срок.

     В соответствии с предписанием от 20.08.2009 Дума должна внести изменения в Положение о порядке эксплуатации и содержания кладбищ на территории города Вологды и сообщить о его исполнении в срок до 01.10.2009, то есть в течение 37 календарных дней.

     Исходя из положений  статьи 28 Устава муниципального образования «Город Вологда», Регламента Вологодской городской Думы,  суд первой инстанции посчитал, что срок для внесения изменений в Положение при соблюдении установленной процедуры принятия решений городской Думой, является недостаточным, поэтому предписание в этой части неисполнимо, в связи с чем признал его недействительным в части установления срока сообщения о его исполнении.

     В постановлении 14 ААС от 10.02.2010  апелляционная коллегия не согласилась с данным выводом суда первой инстанции, указав следующее. Согласно пункту 2 части 1 статьи 23 Закона № 135-ФЗ к полномочиям антимонопольных органов относится выдача в случаях, указанных в названном Законе, хозяйствующим субъектам обязательных для исполнения предписаний, в частности о совершении действий, направленных на обеспечение конкуренции.

     В силу части 2 статьи 41, статьи 50, частей 1, 2, 4 статьи 51 названного Закона предписание выдается на основании решения по результатам рассмотрения дела о нарушении антимонопольного законодательства, изготавливается одновременно с решением. Копия предписания немедленно направляется или вручается лицу, которое должно совершить определенные решением действия. Предписание по делу о нарушении антимонопольного законодательства подлежит исполнению в установленный им срок. Антимонопольный орган осуществляет контроль за исполнением выданных предписаний. Неисполнение в срок данного предписания является нарушением антимонопольного законодательства и влечет за собой административную ответственность.

    В связи с чем антимонопольный орган обязан  установить срок для исполнения предписания, при этом определение продолжительности такого срока является усмотрением уполномоченного органа.

    Апелляционная коллегия отметила, что заявитель обладал возможностью в сокращенные сроки вынести проект на рассмотрение, поэтому установленный Управлением срок исполнения предписания, а именно 01.10.2009, является обоснованным. Кроме того, Дума не воспользовалась правом на обращение в антимонопольный орган с ходатайством о продлении срока исполнения предписания в порядке части 5 статьи 51 Закона № 135-ФЗ.

    Передача функций контрольно-распорядительного характера создаваемым органом местного самоуправления муниципальным учреждениям противоречит части 3 статьи 15 Закона №135-ФЗ. В то же время действия по включению в Устав учреждения  видов деятельности, приносящих доход, предоставляемых сверх муниципального задания и не отнесенных  к полномочиям органа местного самоуправления, не могут быть квалифицированы как нарушение названной нормы.

     Решением АС ВО от 24.11.2011 по делу №А13-5947/2011 признаны не соответствующими Закону №135-ФЗ и недействительными решение Управления Федеральной антимонопольной службы по Вологодской области в части признания администрации города Вологды  нарушившей часть 3 статьи 15 Закона № 135-ФЗ в связи с включением в Устав муниципального бюджетного учреждения «Ритуал» видов деятельности, приносящей доход (пункт 2.3, подпункты 2.3.1 - 2.3.20 Устава), и предписание в части обязанности исключить из Устава муниципального бюджетного учреждения «Ритуал» видов деятельности, приносящей доход (пункт 2.3, подпункты 2.3.1 - 2.3.20 Устава). В остальной части в удовлетворении требований администрации отказано.

     С учетом правовой позиции Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в постановлениях Президиума от 19.01.2010 №11390/09, от 23.09.2008 №12027/07, от 18.05.2011 №17206/10, суд указал, что осуществление деятельности по выделению на кладбище мест под захоронение, осуществление контроля соблюдения порядка захоронений, установления режима работы кладбищ, ведения книги учета захоронений свидетельствует о передаче в ведение хозяйствующему субъекту общественных кладбищ и наделении его функциями органов местного самоуправления.

     Тот факт, что учреждению постановлением администрации не передан в пользование земельный участок под кладбищем не имеет существенного значения, поскольку ему переданы организационно-распорядительные полномочия в отношении всей территории общественного кладбища.

     При этом суд отклонил доводы заявителя, третьих лиц о возможности передачи бюджетному учреждению перечисленных полномочий органа местного самоуправления, поскольку из содержания пункта 1 статьи 9.2 Федерального закона от 12.01.1996 № 7-ФЗ «О некоммерческих организациях», не следует, что бюджетному учреждению могут быть переданы любые полномочия органа местного самоуправления, исключая правотворческие.

    Полномочия органов местного самоуправления по созданию муниципальных учреждений не предполагают передачу функций контрольно-распорядительного характера соответствующим хозяйствующим субъектам. Такая передача противоречит части 3 статьи 15 Закона №135-ФЗ, сопряжена с созданием преимущественных условий для деятельности учреждения как хозяйствующего субъекта по отношению к другим хозяйствующим субъектам, осуществляющим деятельность на том же рынке.

      Вместе с тем,  суд признал необоснованным требование Управления об исключении из Устава МБУ «Ритуал» видов деятельности, приносящих доход, в их числе услуги организатора ритуала по похоронам; обрядовые услуги и т.п. (пункт 2.3 подпункты 2.3.1 - 2.3.20). Виды деятельности, перечисленные в пункте 2.3 Устава МБУ «Ритуал», не относятся к полномочиям органа местного самоуправления, услуги предоставляются сверх муниципального задания, ввиду чего действия администрации г.Вологды не могут быть квалифицированы как нарушение части 3 статьи 15 Закона №135-ФЗ, выразившееся в наделении хозяйствующего субъекта функциями и правами органа местного самоуправления.

      Постановлениями 14 ААС от 01.03.2012, ФАС СЗО от 31.05.2012 решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

     Создание муниципального автономного учреждения по организации питания школьников в предусмотренных законом целях не противоречит требованиям антимонопольного законодательства. Его финансирование из бюджета целевым назначением само по себе не может свидетельствовать об ограничении конкуренции.

      Администрация г.Вологды обратилась в суд с заявлением о признании недействительными решения и предписания УФАС по Вологодской области. В ходе рассмотрения дела в отношении администрации г.Вологды по признакам нарушения части 1 статьи 15 Закона № 135-ФЗ Управление пришло к выводу о том, что установление для группы приобретателей товаров в лице муниципальных образовательных учреждений ограничений выбора хозяйствующих субъектов, которые предоставляют такие товары, путем принятия постановления главы г.Вологды «О создании муниципального автономного учреждения «Центр социального питания», и постановлений администрации г.Вологды «О передаче в безвозмездное пользование  муниципальному автономному учреждению «Центр социального питания» имущества, закрепленного за муниципальными образовательными учреждениями г.Вологды на праве оперативного управления» и осуществление действий, направленных в своей совокупности на перераспределение бюджетных ассигнований на оказание государственных (муниципальных) услуг (выполнение работ) в части направления их в нарушение требований бюджетного законодательства вместо функций бюджетных учреждений на предоставление субсидий автономным учреждениям, ограничиваются права соответствующих бюджетных учреждений на размещение ими заказа на поставку товаров, выполнения работ и оказание услуг для государственных (муниципальных) нужд, а также  предоставляются преимущества  отдельным хозяйствующим субъектам в ущерб иным хозяйствующим субъектам, то есть свидетельствует о нарушении  администрацией части 1 статьи 15 Закона №135-ФЗ.

     Управлением принято соответствующее решение и администрации предписано совершить действия, направленные на обеспечение конкуренции, в частности, отменить постановление администрации г. Вологды «О создании муниципального автономного учреждения «Центр социального питания», и постановления администрации  г.Вологды «О передаче в безвозмездное  пользование  муниципальному автономному учреждению «Центр социального питания» имущества, закрепленного за муниципальными образовательными учреждениями г. Вологды на праве оперативного управления».

      С учетом статьи 2 Федерального закона от 03.11.2006 № 174-ФЗ «Об автономных учреждениях» (далее – Закон № 174-ФЗ) суд посчитал, что создание муниципального автономного учреждения для выполнения работ, оказания услуг в целях осуществления предусмотренных законодательством Российской Федерации полномочий органов государственной власти, полномочий органов местного самоуправления в сфере образования не противоречит требованиям законодательства.

      Финансирование муниципальных автономных учреждений из бюджета целевым назначением  предусмотрено действующим законодательством, в том числе статьей 4 Закона № 174-ФЗ, статьями 69.1, 78.1 Бюджетного кодекса Российской Федерации  и само по себе не может свидетельствовать об ограничении конкуренции.

      Решением АС ВО от 04.05.2011 по делу №А13-13692/2010 требования администрации удовлетворены.  Постановлениями 14 ААС от 11.07.2011, ФАС СЗО от 21.11.2011 решение суда оставлено без изменения.

      Для признания федеральных органов исполнительной власти, органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, иных органов власти, органов местного самоуправления нарушившими часть 3 статьи 15 Закона №135-ФЗ, необходимо установить в каких действиях выразилось совмещение именно этими органами властных функций и функций хозяйствующих субъектов, то есть деятельности, приносящей доход.

     В решении от 15.03.2011 по делу №А13-12103/2010 по заявлениям Управления Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Вологодской области, Департамента здравоохранения Вологодской области к УФАС по Вологодской области о признании недействительными решения  и предписания, суд первой инстанции сослался на правовую позицию 14 ААС и ФАС СЗО по делу №А13-15975/2009, указав, что  УФАС не представлено доказательств совмещения Управлением Роспотребнадзора и Департаментом функций хозяйствующих субъектов и органов власти (контролирующих органов).

     Апелляционная и кассационная инстанции  в постановлениях от 04.07.2011, от 07.11.2011 поддержали выводы суда первой инстанции.

    Как отмечено в судебных актах, вменяя Роспотребнадзору и Департаменту нарушение части 3 статьи 15 Закона № 135-ФЗ, УФАС указало, что они неправомерно наделили Центр гигиены и эпидемиологии, являющимся хозяйствующим субъектом, функциями и правами органа государственного контроля и надзора. В результате Центр гигиены и эпидемиологии оказался наделен функцией энтомологического контроля за акарицидными обработками, и одновременно оказывает платные услуги по дезинсекции зеленых насаждений.

    В то же время Центр гигиены и эпидемиологии входит в систему государственного санитарно-эпидемиологического надзора и осуществляет свою деятельность в целях обеспечения государственного санитарно-эпидемиологического надзора, подведомствен Роспотребнадзору и его территориальным органам. Издавая приказ № 667/125, Роспотребнадзор и Департамент не передавали своих функций Центру гигиены и эпидемиологии, а предписали обеспечить энтомологический контроль. Центр гигиены и эпидемиологии и был создан для обеспечения деятельности Роспотребнадзора на территории Вологодской области, при этом названный приказ направлен на профилактику клещевого энцефалита. Энтомологический контроль не является контролем и надзором в смысле функции властного органа. Совместный приказ Роспотребнадзора и Департамента направлен на профилактику клещевого энцефалита и принят как мера реагирования на поступившую информацию о выявлении случая присасывания клеща к ребенку на территории детского летнего оздоровительного учреждения. По своей сути, проведение энтомологического контроля заключается в сборе и анализе Центром гигиены и эпидемиологии необходимой информации о клещах в профилактических целях для представления ее Роспотребнадзору, который, в свою очередь, принимает соответствующие меры государственного реагирования. Организация энтомологического обследования территорий на заселенность их клещами не является сугубо государственной функцией, которую должны осуществлять либо работодатели самостоятельно, либо путем привлечения специализированных учреждений. Издавая совместный приказ, заявители фактически реализовывали санитарно-противоэпидемические (профилактические) мероприятия, а не передавали Центру гигиены и эпидемиологии надзорную (контрольную) функцию, соответственно издание совместного приказа не повлекло создание такой ситуации, при которой у Центра гигиены и эпидемиологии произошло совмещение функций хозяйствующих субъектов (деятельности, приносящей доход) и властных функций в отношении такой деятельности.

     Определением ВАС РФ от 05.03.2012 отказано в передаче дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации для пересмотра в порядке надзора.

     Аналогичный подход применен в решениях АС ВО от 2.04.2011 №А13-454/2011, от 02.06.2011 по делу №А13-479/2011, оставленных без изменения судами апелляционной и кассационной инстанций. 

     В тех случаях, когда требуется проведение конкурса, подразумевающее состязательность хозяйствующих субъектов, его непроведение, за исключением случаев, допускаемых законом, не может не влиять на конкуренцию.

     ООО «Фирма Исток» обратилось в суд с заявлением о признании недействительными решения и предписания УФАС по Вологодской области, считая, что обязанность по передаче недвижимого имущества в аренду на конкурсной основе отсутствует, действия Территориального управления Росимущества по передаче федерального имущества обществу не привели к ограничению конкуренции.

     В решении АС ВО от 29.04.2009 и постановлении 14 ААС от 28.07.2009 по делу №А13-12419/2008, суды отказали в удовлетворении требований ООО «Фирма «Исток», посчитав, что УФАС представило достаточные доказательства, свидетельствующее о том, что теруправление без проведения конкурса заключило договор аренды недвижимого имущества, находящегося в федеральной собственности, что является нарушением статьи 15 Закона № 135-ФЗ, поскольку может привести к недопущению, ограничению, устранению конкуренции, а именно причинению вреда хозяйствующим субъектам на данном товарном рынке.

     Суды признали правомерным вывод УФАС о том, что в результате действий территориального управления Росимущества по Вологодской области по отказу от проведения торгов на право аренды федерального имущества с целью выбора хозяйствующего субъекта, предлагающего наиболее выгодные условия пользования данным имуществом, не обеспечивается равный доступ к федеральному имуществу заинтересованных в нем хозяйствующих субъектов и может нанести ущерб собственнику данного имущества (Российской Федерации). Передав имущество в аренду ООО «Фирма Исток» вне конкурса, территориальное управление Росимущества устранило состязательность хозяйствующих субъектов при доступе к объекту федеральной собственности.
Кроме того, в удовлетворении требований было отказано и по мотиву пропуска заявителем срока обращения в суд, установленного частью 4 статьи 198 АПК РФ.

     ФАС СЗО в постановлении от 05.11.2009 оставил без изменения судебные акты первой и апелляционной инстанции, констатировав необоснованный пропуск обществом срока подачи заявления в суд.

     В то же время, указал, что установленный статьей 15 Закона № 135-ФЗ запрет адресован органам, осуществляющим властные функции, в целях предупреждения их негативного вмешательства в конкурентную среду посредством использования  административных инструментов. Под конкуренцией же понимается соперничество хозяйствующих субъектов, при котором исключается либо ограничивается одностороннее влияние каждого из них на общие условия обращения товаров на определенном товарном рынке (статья 4 Закона № 135-ФЗ). Придание в данном случае управлением статуса конкурентов арендаторам федерального имущества не обусловлено нормативно установленными признаками.

     Суд кассационной инстанции отметил, что границы рынка (с точки зрения их сужения и по продуктовому, и по географическому критериям) не обоснованы Управлением значимым сравнительным анализом  определенной конкурентной среды, антимонопольным органом не исследованы возможности аренды коммерческими организациями и предпринимателями  иного, не только федерального, имущества на тех или иных условиях и (или) приобретения ими обязательственных либо иных прав владения на сравнимое имущество (сопоставимое по тем или иным признакам взаимозаменяемости) во взаимозаменяемых или невзаимозаменяемых территориальных пределах. Соответственно антимонопольный орган не исследовал юридически значимые действительные либо возможные последствия по факту создания административного барьера, не дал им оценки как негативным в отношении правильно определенного товарного рынка, опираясь на требующие установления фактические обстоятельства. Управлением не выявлены те или иные признаки ограничения конкуренции на товарном рынке (в обоснованных продуктовых и географических границах), то есть не доказаны правовые и фактические основания для принятия оспариваемого решения и вынесения оспариваемого предписания (часть 5 статьи 200 АПК РФ).

     Вместе с тем, в постановлении Президиума ВАС РФ от 05.04.2011 №14686/10 по делу № А13-10558/2008 по иску УФАС по Вологодской области к Территориальному управлению Федерального агентства по управлению государственным имуществом и ООО «Фирма Исток» о признании недействительными договоров аренды федерального имущества установлено, что удовлетворяя заявленный по настоящему делу иск, суд первой инстанции руководствовался статьей 15 Закона №135-ФЗ, пунктом 3 постановления Правительства Российской Федерации от 30.06.1998 № 685 «О мерах по обеспечению поступления в бюджет доходов от использования федерального имущества» и Положением о проведении торгов на право заключения договора аренды объектов недвижимости, находящихся в федеральной собственности, утвержденным распоряжением Министерства государственного имущества Российской Федерации от 28.07.1998 № 774-р, согласно которым договоры аренды объектов недвижимого имущества, находящихся в федеральной собственности, заключаются на конкурсной основе, а также статьей 168 Гражданского кодекса Российской Федерации, в силу которой сделки, не соответствующие требованиям закона или иных правовых актов, ничтожны, если иное не установлено законом.

     Постановлением Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 04.02.2010 решение суда первой инстанции оставлено без изменения.
Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа постановлением от 12.07.2010 решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции отменил, в удовлетворении иска отказал.

    Отменяя указанные судебные акты и отказывая в иске, суд кассационной инстанции сослался на выводы, содержащиеся в постановлении суда кассационной инстанции по делу №А13-12419/2008, о недоказанности влияния вмененного управлению Росимущества нарушения на конкуренцию, об отсутствии ссылки на анализ определенной конкурентной среды.

     Высший Арбитражный Суд Российской Федерации отменил постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 12.07.2010 по делу №А13-10558/2008 и оставил без изменения решение Арбитражного суда Вологодской области от 14.10.2009 и постановление Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 04.02.2010 по указанному делу, разъяснив, что из положения части 1 статьи 15 Закона № 135-ФЗ следует, что достаточным основанием для вывода о нарушении этой нормы является создание условий, возможности для наступления последствий в виде недопущения, ограничения либо устранения конкуренции.

      В тех случаях, когда требуется проведение конкурса, подразумевающее состязательность хозяйствующих субъектов, его непроведение, за исключением случаев, допускаемых законом, не может не влиять на конкуренцию, поскольку лишь при публичном объявлении конкурса в установленном порядке могут быть выявлены потенциальные желающие получить товары, работы, услуги, доступ к соответствующему товарному рынку либо права ведения деятельности на нем.

     Таким образом, заключение федеральным органом исполнительной власти договоров аренды объектов недвижимого имущества, находящегося в федеральной собственности, без проведения конкурса свидетельствует о нарушении им упомянутого положения части 1 статьи 15 Закона № 135-ФЗ.
Аналогичная правовая позиция закреплена в постановлениях Президиума ВАС РФ от 28.12.2010 №9143/10, от 22.02.2011 №13262/10, от 20.09.2011 №7905/09, от 29.11.2011 №8799/11, от 17.04.2012 №16679/11.

    Возможность заключения договора аренды в отношении государственного или муниципального имущества без проведения конкурса (аукциона) в исключительном порядке предусмотрена в части 4 статьи 53 Закона №135-ФЗ. Юридически значимым обстоятельством для установления такой возможности  является наличие заключенного до 01.07.2008 с субъектами малого и среднего предпринимательства договора аренды в отношении этого имущества.

    В решении АС ВО от 31.01.2011 по делу №А13-10379/2010 по заявлению предпринимателя к УФАС по Вологодской области о признании недействительными решения о признании ФГОУ ВПО «ВГМХА им.Н.В.Верещагина» нарушившим часть 1 статьи 15 Закона № 135-ФЗ и предписания о прекращении нарушения антимонопольного законодательства, выразившегося в передаче федерального имущества без проведения торгов по договору аренды нежилого помещения, находящегося в собственности арендодателя (учреждения), суд принял во внимание позицию ФАС СЗО по делу №А13-12419/2008 и удовлетворил заявленные требования. Суд указал, что в силу части 1 статьи 15 Закона № 135-ФЗ и правил доказывания действительные либо возможные негативные последствия для конкуренции имеют квалифицирующее значение и подлежат доказыванию антимонопольным органом.

    Постановлением 14 ААС от 20.04.2011 решение суда оставлено без изменения. 

    Постановлением ФАС СЗО от 09.08.2011 решение АС ВО от 31.01.2011 и постановление 14 ААС от 20.04.2011 по делу № А13-10379/2010 отменены, дело направлено на новое рассмотрение в Арбитражный суд Вологодской области.

    Суд кассационной инстанции признал неправомерными выводы судов о необходимости доказывания названных обстоятельств, поскольку такое толкование правовых норм изложено в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации  от 05.04.2011 № 14686/10 по делу №А13-10558/2008, является общеобязательным и подлежит применению при рассмотрении арбитражными судами аналогичных дел. Однако посчитал, что суды не исследовали и не оценивали доводы предпринимателя о законности договоров аренды от 01.02.2007  и от 02.12.2009 в связи с возникновением арендных правоотношений по использованию спорного нежилого помещения между ним и Академией с 2005 года. Меж тем, данное обстоятельство в силу части 4 статьи 53 Закона № 135-ФЗ имеет значение для правильной квалификации действий арендодателя федерального имущества по заключению указанных договоров аренды.

    По результатам нового рассмотрения дела АС ВО принято решение от 19.12.2011 также об удовлетворении заявленных требований предпринимателя, признании недействительными решения и предписания Вологодского УФАС.

    Судом установлено, что Закон №135-ФЗ, предусматривая конкурсный порядок заключения договоров аренды в отношении государственного или муниципального имущества, устанавливает исключения, в том числе возможность заключения договора без проведения конкурса (аукциона) с субъектами малого и среднего предпринимательства в порядке и на условиях, оговоренных в части 4 статьи 53 названного Закона. Юридически значимым обстоятельством для разрешения вопроса о возможности заключения с такими субъектами договора аренды недвижимости на новый срок без проведения торгов является наличие заключенного до 01.07.2008 договора аренды в отношении этого имущества. 

     Материалами дела подтверждено, что предприниматель является субъектом малого и среднего предпринимательства. Под действие части 3 статьи 14  Федерального закона от 24 июля 2007 года №209-ФЗ «О развитии малого и среднего предпринимательства в Российской Федерации» не подпадает, добычей и переработкой полезных ископаемых не занимается. Предприниматель арендует спорные нежилые помещения с 2005 года по договорам от 04.02.2005, от 04.02.2006, от 01.07.2007 с дополнительными соглашениями от 01.08.2008, от 30.06.2008, от 01.01.2009.

     Суд установил, что договор от 01.07.2007 заключен на срок с 01.07.2007 по 30.06.2008, то есть на один год и подлежал государственной регистрации. Однако сведения о регистрации договора отсутствуют, следовательно, договор является незаключенным.

     В то же время срок действия договора от 04.02.2006 истек 25.02.2007, правоотношения по аренде помещений не прерывались, стороны не заявляли о досрочном расторжении договора.

     На момент заключения договора от 02.12.2009 предприниматель продолжал пользоваться нежилыми помещениями без перерыва на основании договора аренды от 04.02.2006. Доказательств наличия намерений  сторон расторгнуть договор, материалы дела не содержат, что свидетельствует о возобновлении договора на неопределенный срок в порядке статьи 621 ГК РФ. Оснований, предусмотренных гражданским законодательством, для расторжения договора от 04.02.2006 на момент заключения договора от 02.12.2009 не имелось.     Таким образом, по состоянию на 01.07.2008 и после указанной даты спорное государственное имущество находилось на праве аренды у предпринимателя, который как субъект малого и среднего предпринимательства имел право на заключение договора аренды того же имущества на новый срок без проведения торгов.

      Постановлениями 14 ААС от 05.03.2012, ФАС СЗО от 25.06.2012 решение суда оставлено без изменения.

      Аналогичная правовая позиция изложена в решении АС ВО от 28.10.2011 по делу №А13-6955/2011,  решении от 08.12.2011 по делу №А13-6714/2011,  решении от 06.02.2012 по делу № А13-6712/2011, оставленными без изменения постановлениями апелляционной и кассационной инстанции, а также в решении АС ВО от 16.05.2011 по делу №А13-519/2011, где суд указал, что в данном случае действие договора аренды от 29.05.2006 возобновлено на неопределенный срок до даты вступления в силу Федерального закона от 30.06.2008 № 108-ФЗ (02.07.2008), которым введена в действие статья 17.1 Закона № 135-ФЗ, то есть не было направлено на обход правил об обязательности торгов и к такому результату не привело.

     Заключение договоров безвозмездного пользования муниципальным имуществом с субъектами малого и среднего предпринимательства может быть осуществлено только по результатам проведения торгов. Исключение, содержащееся в части 4 статьи 53 Закона № 135-ФЗ, касается только договоров аренды, а не безвозмездного пользования имуществом.

     Комитет имущественных отношений администрации Череповецкого муниципального района обратился в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными решения и предписания УФАС по Вологодской области.

     Основанием для признания комитета нарушившим положения части 1 статьи 17.1 Закона № 135-ФЗ послужил установленный управлением факт заключения заявителем с третьим лицом договора безвозмездного пользования от 12.03.2009  без проведения торгов.

      В ходе рассмотрения дела о нарушении антимонопольного законодательства УФАС установило, что по договору от 12.03.2009 на передачу в безвозмездное пользование недвижимого и движимого муниципального имущества, находящегося в муниципальной казне, включенного в перечень муниципального имущества Череповецкого муниципального района Вологодской области, предназначенного для предоставления во владение и пользование субъектами малого и среднего предпринимательства и организациям, образующим инфраструктуру поддержки субъектов малого и среднего предпринимательства, муниципальное имущество передано Комитетом обществу без проведения торгов, в связи с этим Управлением принято соответствующее решение и Комитету предписано расторгнуть договор от 12.03.2009.

   Решением АС ВО от 13.12.2010 по делу №А13-8628/2010 комитету отказано в удовлетворении заявленных требований.

  Суд первой инстанции посчитал, что заключение договоров безвозмездного пользования в отношении муниципального имущества по общему правилу может быть осуществлено только по результатам проведения конкурсов или аукционов на право заключения таких договоров.

   Договор безвозмездного пользования является самостоятельным договором, подлежащим отдельной правовой оценке, поэтому ссылка заявителя на ранее заключенные договоры аренды имущества и положения статьи 53 Закона №135-ФЗ судом отклонена.

   Не приняты и доводы заявителя о возможности заключения договоров безвозмездного пользования муниципальным имуществом с субъектами малого и среднего предпринимательства без проведения торгов на основании положений Федерального закона от 24.07.2007 №209-ФЗ «О развитии малого и среднего предпринимательства в Российской Федерации». Указано, что при заключении договоров безвозмездного пользования муниципальным имуществом с субъектами малого и среднего предпринимательства должны соблюдаться принципы равного доступа и открытости процедур оказания поддержки,  требования Закона №135-ФЗ, в том числе его статьи 17.1. Указанные требования действовали и на момент заключения спорного договора. В рассматриваемом случае при заключении договора безвозмездного пользования муниципальным имуществом торги проведены не были, соответствующее ходатайство в антимонопольный орган не подавалось.  Избранный Комитетом способ предоставления обществу муниципального имущества без проведения торгов исключил конкуренцию между иными потенциальными участниками рынка, субъектами малого и среднего предпринимательства, которые имеют равную возможность реализовать право на получение такого имущества в безвозмездное пользование.

    Учитывая, что договор безвозмездного пользования муниципальным имуществом от 12.03.2009 заключен после вступления в силу статьи 17.1 Закона №135-ФЗ без проведения торгов, суд пришел к выводу о правомерности требований Управления.

    Постановлением 14 ААС от 02.02.2011 решение суда первой инстанции отменено.

   Апелляционный суд признал недействительными оспариваемые решение и предписание антимонопольного органа, поскольку заключение подобного договора без проведения торгов, хотя формально и обладает признаками нарушения Комитетом Закона №135-ФЗ, не может расцениваться в качестве намеренного игнорирования администрацией требований антимонопольного законодательства, в том числе и в целях создания ею неоправданных преимуществ отдельному хозяйствующему субъекту. При этом указал, что Управление не исследовало, каким образом выявленное правонарушение повлияло на конкурентную среду.

    Постановлением ФАС СЗО от 03.06.2011 постановление апелляционной инстанции отменено.

    Суд кассационной инстанции применил правовую позицию Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенную в постановлении от 28.12.2010 № 9143/10, указав, что положения статей 17.1 и 53  Закона №135-ФЗ введены законодателем в целях защиты интересов неопределенного круга лиц и не могут быть истолкованы как создающие возможность обхода правил об обязательности торгов в установленных законом случаях, в данном случае при заключении договора безвозмездного пользования муниципальным имуществом торги проведены не были; соответствующее ходатайство в муниципальный орган не подавалось.

    При этом суд кассационной инстанции отметил, что исключение, содержащееся в части 4 статьи 53 Закона №135-ФЗ, касается только договоров аренды, а не договоров безвозмездного пользования имуществом.

    Аналогичные обстоятельства установлены по делам №А13-8626/2010, №А13-8627/2010.

    В то же время практика распределения бремени доказывания по  спорам, не связанным с проведением торгов, неоднозначна.

    В постановлении Президиума ВАС РФ от 31.05.2011 №13371/10 разъяснено, что на обязанность антимонопольного органа доказывать в арбитражном суде факт нарушения требований части 1 статьи 15 Закона о защите конкуренции указано в статьях 189 и 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и в разъяснениях, содержащихся в пункте 8 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.06.2008 № 30 «О некоторых вопросах, возникающих в связи с применением арбитражными судами положений антимонопольного законодательства».
Аналогичная позиция изложена Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации в постановлении Президиума от 10.05.2011 №15575/10, определениях от 28.06.2012 №ВАС-5618/12, от 10.07.2012 №ВАС-8708/12, от 23.05.2012 №ВАС-5975/12, от 09.07.2012 №ВАС-8338/12, от 29.06.2012 №ВАС-8417/12, от 11.07.2012 №ВАС-3103/12 и других.

    Суд первой инстанции посчитал, что само по себе несоответствие ненормативного акта администрации г.Вологды требованиям Закона о рекламе не может служить основанием для вывода о наличии признаков правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 15 Закона №135-ФЗ. Апелляционная инстанция пришла к выводу, что предписание администрации о демонтаже вывески препятствует осуществлению обществом хозяйственной деятельности, создает условия для наступления негативных последствий в виде ограничения либо устранения конкуренции.

    Решением АС ВО от 09.12.2011 по делу №А13-8893/2011 удовлетворены требования администрации г.Вологды о признании недействительными решения и предписания Вологодского УФАС.

    Управлением установлено, что общество располагает сетью стоматологических центров, каждый из которых имеет свое коммерческое обозначение. Общество открыло центр по оказанию населению услуг по стоматологии с названием «Центр стоматологии Атриум Дент Студио», в марте 2011 года на фасаде здания разместило вывеску, содержащую указанное название. Администрацией г.Вологды проведено мероприятие по контролю за правомерностью установки рекламных конструкций, по результатам которой составлен акт. В акте указано, что на фасаде здания административно-торгового назначения размещена рекламная конструкция - средство наружной информации в виде светового короба с нанесенной на нем информацией «Центр стоматологии Атриум Дент Студио», разрешение на установку данной рекламной конструкции не выдавалось. Заместителем Главы г.Вологды - начальником Департамента градостроительства администрации г.Вологды обществу выдано предписание в установленный срок демонтировать рекламную конструкцию, в случае невыполнения требования рекламная конструкция будет принудительно демонтирована специализированной организацией. УФАС пришло к выводу о том, что конструкция является вывеской, имеет целью информирование о его фактическом местонахождении и обозначении места входа в стоматологический центр и на нее не распространяются нормы Закона о рекламе, поэтому предписание администрации не основано на нормах действующего законодательства. Отсутствие вывески препятствует осуществлению деятельности заявителя по указанному адресу, действия администрации ставят в неравное положение общество, дискриминируя его по отношению к другим хозяйствующим субъектам на товарном рынке стоматологических услуг г.Вологды, что создает возможность наступления последствий в виде ограничения конкуренции, то есть свидетельствует о нарушении  администрацией части 1 статьи 15 Закона № 135-ФЗ. В связи с чем принято решение и администрации предписано совершить действия, направленные на обеспечение конкуренции, в частности, аннулировать (отозвать) предписание, выданное заместителем Главы г.Вологды - начальником Департамента градостроительства администрации г.Вологды.
Суд первой инстанции пришел к выводу, что спорная конструкция является вывеской, поскольку содержит информацию, которая по форме и содержанию является для юридического лица обязательной на основании закона и обычая делового оборота, и в данном случае требования Закона о рекламе не распространяются.

    В то же время суд посчитал, что само по себе несоответствие ненормативного акта администрации г.Вологды требованиям Закона о рекламе не может служить основанием для вывода о наличии признаков правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 15 Закона № 135-ФЗ.

   Суд не согласился с позицией антимонопольного органа, указав, что предписание администрации г.Вологды носит индивидуальный характер и не свидетельствует об определении общих условий обращения товара на товарном рынке. Управлением не получены и не представлены доказательства фактического создания дискриминационных условий в сравнении с другими хозяйствующими субъектами. Повлияет ли отсутствие вывески в виде светового короба на фасаде здания на конкуренцию на рынке стоматологических услуг г.Вологде, в том числе повлечет ограничение конкуренции по смыслу статьи 4 Закона №135-ФЗ, не установлено. Доказательств устранения общества с рынка стоматологических услуг вследствие отсутствия спорной конструкции не имеется, Управлением не получено, так же как и влияния этого обстоятельства на цену товара. 

    В связи с этим суд пришел к выводу о недоказанности квалифицирующих признаков нарушения части 1 статьи 15 Закона №135-ФЗ.

     Постановлением 14 ААС от 21.02.2012 решение суда первой инстанции отменено со ссылкой на положения постановлений Президиума ВАС РФ от 05.04.2011 №14686/10, от 29.11.2011 №8799/11, поскольку достаточным основанием для вывода о нарушении части 1 статьи 15 Закона № 135-ФЗ является создание условий, возможности для наступления последствий в виде недопущения, ограничения либо устранения конкуренции.

     Кроме того, апелляционная инстанция согласилась с доводами жалобы антимонопольного органа, о том, что пунктом 2 части 1 статьи 15 Закона №135-ФЗ установлен прямой запрет на необоснованное препятствование осуществлению деятельности хозяйствующими субъектами, в том числе путем установления не предусмотренных законодательством Российской Федерации требований к товарам или к хозяйствующим субъектам.

    Как указано в постановлении 14 ААС, организации, оказывающие стоматологические услуги, имеют вывески, что позволяет потребителям сориентироваться в поиске нужной им клиники, отсутствие же вывески, тем более при удаленном от улицы месторасположении здания, приведет к оттоку клиентов, так как создаст сложности в поиске стоматологии. Отсутствие спорной вывески общества привело к нарушению Закона о защите прав потребителей и, как следствие, применению мер административного воздействия  и возможности прекращения деятельности.

    Принимая во внимание неправомерность выданного администрацией обществу предписания, а также изложенные управлением в решении доводы, апелляционная коллегия пришла к выводу о том, что предписание администрации о демонтаже вывески препятствует осуществлению обществом хозяйственной деятельности, создает условия для наступления негативных последствий в виде ограничения либо устранения конкуренции.
Постановлением ФАС СЗО от 20.06.2012 оставлено без изменения постановление 14 ААС от 21.02.2012.

    В то же время постановлением 14 ААС от 08.07.2009 отменено решение АС ВО от 22.05.2009 по делу №А13-2811/2009 по заявлению Администрации Череповецкого муниципального района о признании недействительными решения и предписания УФАС по Вологодской области.

    Суд первой инстанции согласился с позицией антимонопольного органа о нарушении администрацией Череповецкого муниципального района земельного законодательства, а именно порядка предоставления предпринимателю земельного участка для целей не связанных со строительством, действия администрации необоснованно препятствуют предпринимательской деятельности на рынке розничной торговли продуктами питания в границах деревни Кораблево Абакановского сельского поселения, могут иметь  своим результатом ограничение конкуренции на данном товарном рынке, в частности, сокращение числа хозяйствующих субъектов.

    Отменяя решение суда, апелляционная инстанция указала, что совершение действий, хотя и в нарушение норм земельного законодательства, не свидетельствует о нарушении Закона №135-ФЗ. Выводы суда первой инстанции о том, что принятие администрацией решения об отказе в предоставлении земельного участка привело или могло привести к ограничению конкуренции, объективно не подтверждены. Антимонопольному контролю подлежат не любые действия органов государственной власти или местного самоуправления, препятствующие осуществлению хозяйствующими субъектами предпринимательской деятельности, а только те, которые приводят или могут привести к недопущению или устранению конкуренции на соответствующем товарном рынке. Административный барьер (действия (бездействие) государственного органа или органа местного самоуправления) не всегда создаёт негативные последствия для рассматриваемой конкурентной среды. При определённых обстоятельствах и условиях он может оказывать нулевой эффект на конкретный товарный рынок (например, при различных действительных и предполагаемых сбытовых потоках, разной ориентации бизнеса по территориальному признаку у различных хозяйствующих субъектов, действующих или желающих войти не на один, а на разные рынки). Более того, нельзя исключить, что он может создавать для определённого рынка и позитивные последствия (например, способствуя поэтапному и планомерному росту малых хозяйств в противовес возможному резкому демпингу со стороны крупного производителя, способного установить чрезмерно жёсткий вариант взаимодействия малых и крупного хозяйствующих субъектов на одном товарном рынке, вытеснить малых субъектов с рынка и в той или иной степени монополизировать таковой впоследствии).

    В силу части 1 статьи 65, части 5 статьи 200 АПК РФ антимонопольный орган должен доказать, что совершение тех или иных действий органами государственной власти или местного самоуправления привело или могло привести к недопущению, ограничению конкуренции на товарном рынке.

    В данном случае УФАС не определило товарный рынок, в конкурентную среду которого допущено вмешательство со стороны администрации, не провело анализ указанного рынка и не установило положение на нём хозяйствующих субъектов и, как следствие, не изучило действительные либо возможные последствия по факту создания административного барьера, не дало им оценки как негативным в отношении правильно определённого товарного рынка, опираясь на требующие установления фактические обстоятельства. Решение и предписание Управления не содержат необходимых выводов, подтверждённых допустимыми доказательствами, по исследованию конкурентной среды, а потому признаются судом апелляционной инстанции незаконными.
ФАС СЗО в постановлении от 05.10.2009  поддержал правовую позицию апелляционного суда в связи с тем, что по делу требуется доказывание наступления (возможности наступления) негативных последствий для конкуренции.

     Нарушение антимонопольным органом порядка анализа и оценки состояния конкурентной среды привело к неверному установлению им границ товарного рынка, состава хозяйствующих субъектов, барьеров входа на соответствующий товарный рынок и соответственно недоказанности наличия или угрозы наступления неблагоприятных последствий для конкуренции решением Комитета по управлению имуществом.

      Решением от 26.08.2010 по делу №А13-3729/2010 удовлетворены требования  закрытого акционерного общества о признании недействительными решения и предписания УФАС по Вологодской области.

       УФАС пришло к выводу о том, что разрешение Комитета по управлению имуществом Сокольского муниципального района  о сдаче в аренду и сдача в аренду ЗАО морга создали преимущественные условия для деятельности данного предприятия как хозяйствующего субъекта по отношению к другим вышеуказанным хозяйствующим субъектам, осуществляющим свою деятельность на рынке ритуальных услуг г.Сокола и Сокольского района и ограничили их деятельность на данном рынке ритуальных услуг, то есть свидетельствует о нарушении  Комитетом части 1 статьи 15 Закона № 135-ФЗ.      Управлением принято соответствующее решение и Комитету предписано  прекратить нарушения и совершить действия, направленные на обеспечение конкуренции, а именно: отменить свое решение «О разрешении МУЗ «Сокольская ЦРБ» сдать в аренду ЗАО часть помещения патологоанатомического отделения. 

      Суд первой инстанции в решении указал, что констатация тех или иных действий органов государственной власти, препятствующих осуществлению деятельности хозяйствующими субъектами, не может рассматриваться как необходимое и достаточное основание для признания соответствующих органов нарушившими требования части 1 статьи 15 Закона № 135-ФЗ. Ввиду дефиниций, приведенных в статье 4 Закона №135-ФЗ, ограничивающие конкуренцию действия могут быть совершены на определенном товарном рынке, в связи с чем правовое значение приобретает обоснованное установление продуктовых и географических границ такого рынка, состава его участников по нормативно закрепленным критериям с целью анализа и оценки состояния конкурентной среды, а равно последующего выявления признаков ограничения конкуренции либо возможности таковой.

     Комиссия УФАС в решении пришла к различным выводам относительно продуктовых границ рынка, на котором произошло ограничение конкуренции.

     В аналитическом отчете при определении объемов товарного рынка и долей хозяйствующих субъектов на рынке похоронных услуг Управление пришло к выводу что, несмотря на факт передачи в аренду ЗАО части помещений патологоанатомического отделения МУЗ «Сокольская ЦРБ», доля ЗАО на рынке ритуальных услуг Сокольского района не увеличилась. Согласно отчету, уровень концентрации рынка в период с 2006 по 2008 год не изменился, значительных изменений уровня концентрации рынка не ожидается, рынок стабильный по долям, занимаемым продавцами. Исходя из имеющихся материалов, на рынке похоронных услуг Сокольского муниципального района за исследуемый период количество хозяйствующих субъектов на рынке не сократилось, от самостоятельных действий на рынке похоронных услуг хозсубъекты не отказались. Отмечено, что доля ЗАО за аналогичный период снизилась. В отчете указано, что нахождение части помещений патологоанатомического отделения МУЗ «Сокольская ЦРБ» в аренде у ЗАО не привело к увеличению доли данного хозсубъекта на рынке похоронных услуг, и доминирующее положение ЗАО на рынке похоронных услуг Сокольского муниципального района не заняло. Фактов, позволяющих выявить преимущества общества ни на одном из сегментов рынка похоронных услуг в географических границах Сокольского муниципального района не установлено.

    Вместе с тем, в оспариваемом решении Вологодское УФАС, ссылаясь на аналитический отчет, указало, что в отдельном сегменте рынка доля ЗАО в 2009 году составила 99,94%, то есть общество заняло в этом сегменте рынка доминирующее положение.

    Проанализировав нормы законодательства в сфере ритуальных услуг, суд пришел к выводу, что для оказания отдельных видов ритуальных услуг требуются специальные условия и оборудование, наличие которых у 4 хозяйствующих субъектов, выявленных при составлении аналитического отчета, не устанавливалось, возможность и наличие желания оказывать полный объем ритуальных услуг либо только отдельных их видов в 2009 году не выявлялось. Эти значимые критерии не подтверждены имеющимися в материалах дела доказательствами. Приложение к аналитическому отчету содержит сведения в отношении другого товарного рынка. При этом согласно названному приложению общий объем предоставленных ритуальных услуг ЗАО - 33,98 %, тогда как доля других субъектов рынка МУП - 50,86%, ООО - 12,51%, предпринимателя - 2,65%.

     Доказательств того, что Управлением запрашивалась информация, о том могут ли все выявленные хозяйствующие субъекты оказывать полный комплекс услуг, какие имеются барьеры входа на этот рынок услуг не представлено. Согласно приложениям к аналитическому отчету в 2006-2008 году такую деятельность осуществляло исключительно МУП.

     Обусловлено увеличение доли ЗАО исключительно наличием помещений либо иными факторами Вологодским УФАС не установлено.

    Выделяя рынок услуг в отдельном сегменте рынка ритуальных услуг в 2009 году, Управлением  не был составлен аналитический отчет в соответствии с установленным порядком анализа и оценки состояния конкурентной среды. Аналитический отчет не содержит состав хозяйствующих субъектов и оценки барьеров входа на указанный товарный рынок, их преодолимость. Управление не доказало, что решение Комитета повлияло на конкуренцию на рынке ритуальных услуг и в отдельном его сегменте. 

   Нарушение Управлением названного порядка оценки привело к неверному установлению им правового статуса ЗАО для целей применения антимонопольного реагирования, товарный рынок, на котором совершено нарушение антимонопольного законодательства, фактически не определен, не исследовались и не представлены доказательства наличия или угрозы наступления неблагоприятных последствий для конкуренции на рынке услуг по подготовке тела умершего к прощанию и захоронению.

     Решение суда оставлено без изменения постановлениями 14 ААС от 09.11.2010 и ФАС СЗО от 05.03.2011.

    Необходимость доказывания квалифицирующих признаков нарушения статьи 15 Закона № 135-ФЗ установлена также по делам № А13-880/2008 (постановления 14 ААС от 12.08.2008, ФАС СЗО от 10.12.2008)  № А13-13692/2010 (решение от 04.05.2011),  №А13-14169/2009 (решение от 20.01.2010, постановления 14 ААС от 31.03.2010, ФАС СЗО от 02.08.2010),  №А13-16121/2009 (решение от 09.02.2010,  постановление ФАС СЗО от 23.06.2010), №А13-572/2008 (решение от 12.09.2008) и других.

    В действиях Департамента по проведению конкурса на  право обслуживания маршрута  и включению требования к участникам конкурса о наличии у них необходимого для обслуживания маршрута количества автобусов определенной вместимости отсутствует вмененное ему нарушение Закона № 135-ФЗ.

    В решении от 24.02.2010 по делу № А13-15146/2009, оставленном без изменения постановлением ФАС СЗО от 20.08.2010, суды также исходили из того, что для квалификации действий (бездействия) в качестве нарушения антимонопольного законодательства, предусмотренного   статьями 15 и 17 Закона о конкуренции, обязательно установление фактических обстоятельств, подтверждающих последствия в виде ограничения конкуренции, создания преимуществ и дискриминации на определенном товарном рынке, а также выявление причинной связи между принятым актом и (или) совершенными действиями и наступившими последствиями. При этом антимонопольный орган обязан доказать, что акты, действия (бездействие) органов государственной власти или местного самоуправления приводят или могут привести к недопущению, ограничению, устранению конкуренции, а соответствующий орган  - подтвердить правомерность своих актов, действий (бездействия) конкретными нормами федерального закона, разрешившими данному органу принять оспариваемый акт, осуществить действия (бездействие) (пункт 8 постановления Пленума ВАС РФ от 30.06.2008 № 30).

    УФАС в оспоренном Департаментом городского хозяйства администрации г.Вологды решении установило нарушение Департаментом положений Закона №135-ФЗ, выразившееся в проведении конкурса на право обслуживания маршрута регулярных городских перевозок пассажиров в городском сообщении по маршруту, направленном на ограничение условий конкуренции, а именно: перераспределение перевозчиков и закрепление на прибыльных (доходных) маршрутах только тех, кто имеет большее количество автобусов с большой вместимостью. По мнению Управления, принцип конкурсного отбора перевозчиков для работы на прибыльных маршрутах является административным барьером, который ухудшает условия конкуренции и может привести к ее ограничению.

    Суд первой инстанции, признал решение УФАС в указанной части недействительным, указав, что федеральным законодательством органы местного самоуправления наделены полномочиями по регулированию деятельности транспортных предприятий на территории муниципальных образований и организации транспортного обслуживания населения и муниципальных учреждений. Законодательство Российской Федерации о местном самоуправлении не содержит конкретного перечня способов такого регулирования, поэтому органы местного самоуправления вправе самостоятельно определять их своими актами. Как отметил суд кассационной инстанции, это  согласуется с правовой позицией Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в определениях от 14.03.2001 № 55-О, от 29.05.2007 № 345-О.

    Проведение конкурса на осуществление регулярных городских пассажирских перевозок является способом упорядочения транспортного обслуживания населения города в целях обеспечения регулярности и безопасности пассажирских перевозок в пределах муниципального образования путем привлечения к осуществлению пассажирских перевозок транспортом общего пользования наиболее квалифицированных перевозчиков и организовано департаментом в рамках своей компетенции. При этом сам по себе конкурсный отбор перевозчиков не оказывает влияния на конкуренцию, так как каждый хозяйствующий субъект самостоятельно принимает решение об участии в конкурсе, все участники конкурса равны между собой, самостоятельные действия каждого из участников конкурса будут влиять на результаты конкурса и победителем будет определен лучший из перевозчиков, то есть более конкурентоспособный. Целью проведения конкурса на право осуществления перевозок пассажиров на регулярных маршрутах является подбор перевозчиков, обеспечивающих наиболее безопасные условия перевозки пассажиров, укрепление транспортной дисциплины на предприятиях и индивидуальных предпринимателей, удовлетворение потребностей населения в области пассажирских перевозок и качества обслуживания населения.

    Установление отдельных требований для участия в конкурсе, в том числе касающихся минимального количества транспортных средств определенной вместимости, принадлежащих претенденту, не создает другим лицам преимущественных условий участия в торгах. В извещении о конкурсе указано, что к участию в торгах допускаются юридические лица и индивидуальные предприниматели, обладающие определенным количеством автобусов, установленной вместимости, необходимых для обслуживания маршрута. Данные требования не носят персонифицированного характера, распространяют свое действие на всех лиц без исключения возможных участников торгов.

    Органы местного самоуправления могут ограничивать и контролировать деятельность хозяйствующих субъектов, осуществляющих пассажирские перевозки в части, касающейся соблюдения требований безопасности дорожного движения. Требования к претендентам на участие в конкурсе определены Департаментом не произвольно, а исходя из проектной документации по результатам проектно-изыскательских работ по разработке стратегии совершенствования и развития маршрутной транспортной сети города Вологды до 2025 года. Обоснованность выводов указанной проектной документации подтверждена государственной экспертизой.

   Установление подобных требований не создает другим лицам преимущественных условий участия в торгах, поскольку требования не носят персонифицированного характера и распространяют свое действие на всех без исключения возможных участников торгов. Заключение договора с победителями конкурса не создает препятствий для осуществления предпринимательской деятельности иным лицам, осуществляющим перевозку пассажиров по самостоятельно разработанным маршрутам, оборудованным и согласованным в установленном порядке.

     При таких обстоятельствах в действиях Департамента отсутствует вмененное ему нарушение Закона № 135-ФЗ.

 
Судья                                                                                                                                                                                                        А.Е.Мамонова

 
Расписание дел
Информация о деле
Госпошлина
Банкротство