Воскресенье, 13 октября 2019
Карта сайта Email Главная Мобильная версия
Главная страница / Практика / Обобщения судебной практики

Полный список материалов

Справка о судебной практике по делам, связанным с применением антимонопольного законодательства




СПРАВКА
о судебной практике по делам, связанным с применением антимонопольного законодательства



     За период с 2006 года по 2008 год Арбитражным судом Вологодской области рассмотрено 25 заявлений по делам, возникающим из административных и иных публичных правоотношений, связанных с применением антимонопольного законодательства, а именно дела об оспаривании ненормативных актов антимонопольного органа.
     В 2006 году рассмотрено 5 дел, в 2007 году - 8,  в 2008 году - 12. Из общего числа рассмотренных дел признаны недействительными решения и предписания антимонопольного органа по 18 делам или 72% от количества рассмотренных дел, по 7 делам в удовлетворении требований о признании решений антимонопольного органа не соответствующими закону было отказано.
     По 16 из названных дел (64%) решения были предметом рассмотрения в вышестоящих инстанциях. Одно решение отменено апелляционной инстанцией. По двум делам судебные акты первой и апелляционной инстанции отменены постановлением кассационной инстанции. В остальных случаях решения Арбитражного суда Вологодской области оставлены без изменения.
     В рассматриваемый период конкурентные отношения  регулировались до 26.10.2006 - Законом РСФСР от 22.03.1991 № 948-1 «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках» (далее Закон о конкуренции от 22.03.1991), с 26.10.2006 - Федеральным законом от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции» (далее - Закон о защите конкуренции).
     Дела об оспаривании ненормативных актов антимонопольных органов по нарушениям хозяйствующими субъектами антимонопольного законодательства, в связи с недобросовестной конкуренцией,  совершением доминирующими субъектами действий, ущемляющих конкуренцию, принятием (совершением)  государственными органами, органами местного самоуправления актов (действий), ущемляющих конкуренцию составляют основную часть рассмотренных дел.
     В целях единообразия практики Пленумом ВАС принято постановление от 30.06.2008 № 30 «О некоторых вопросах, возникающих в связи с применением арбитражными судами антимонопольного законодательства», которым сняты многие вопросы применения Закона о защите конкуренции. В связи с чем, планируемый ранее обзор заменен справкой, где отражены наиболее актуальные вопросы применения антимонопольного законодательства.


     1. Дела о злоупотреблении доминирующим положением на товарных рынках.
     Злоупотребление доминирующим положением и монополистические действия представляют собой не только нарушение частных интересов, но и угрозу публичному порядку. С учетом этого законодатель предусмотрел повышенную защиту, предоставив возможность обращения в антимонопольный орган за защитой гражданских прав в административном порядке.
     Для лиц, занимающих доминирующее положение на рынке, введены ограничения, предусмотренные статьей 10 Закона о защите конкуренци; а для лиц вне зависимости от того, занимают они доминирующее положение или нет, установлены запреты на ограничивающие конкуренцию соглашения или согласованные действия (статья 11 Закон о защите конкуренции а) и на недобросовестную конкуренцию (статья 14 Закона о защите конкуренции).

     Обязательными признаками нарушения запрета, установленного в названной норме, являются доминирующее положение хозяйствующего субъекта на определенном товарном рынке, совершение действий с монополистической целью и неблагоприятные последствия в результате этих действий для конкуренции либо для хозяйствующих субъектов.
     Условия признания лица, занимающим доминирующее положение на рынке определенного товара (ограниченного в силу пункта 4 статьи 4 Закона о защите конкуренции, в том числе территориальными пределами) определяются статьей 5 указанного Закона.
     Установление доминирующего положения хозяйствующего субъекта производится с учетом его доли на рынке определенного товара. При этом доля признается, если не доказано иное, равной указанной в реестре хозяйствующих субъектов.
     Вместе с тем при рассмотрении споров о нарушениях, совершенных лицом, не включенным в реестр хозяйствующих субъектов, не может быть отказано в признании его занимающим доминирующее положение на рынке лишь в связи с тем, что такое лицо в данный реестр не включено. Доля лица на рынке определенного товара, а на ее основе и факт занятия им доминирующего положения могут быть установлены также на основании иных документов.

       Допущенные антимонопольным органом нарушения не позволяют сделать вывод о доказанности факта злоупотребления обществом доминирующим положением, выразившегося в экономически и технологически необоснованной продаже муки по сложившимся ценам ее поставки (решение от 22.10.2008 по делу № А13-4297/2008).
     Общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными решения Управления ФАС по Вологодской области о признании его нарушившим пункт 6 части 1 статьи 10 Закона о защите конкуренции и предписания о совершении действий, направленных на обеспечение конкуренции. В обоснование сослалось на то, что общество не может быть отнесено к хозяйствующим субъектам, занимающим доминирующее положение на рынке.
     Арбитражным судом установлено, что согласно выписке из реестра хозяйствующих субъектов, имеющих долю на рынке определенного товара более, чем тридцать пять процентов, по состоянию на 01.09.2008 общество имеет долю более 35 процентов на товарном рынке муки  в географических рынках Вологодской области, о чем имеется соответствующий приказ МАП России. Решение антимонопольного органа о включении хозяйствующего субъекта в реестр  заявителем не оспаривалось. Следовательно, общество отнесено к хозяйствующим субъектам, занимающим доминирующее положение.
     Вместе с тем, в ходе производства по делу о нарушении антимонопольного законодательства Управление ФАС по Вологодской области установило доминирующее положение общества на основании Порядка проведения анализа и оценки состояния конкурентной среды на товарных рынках, утвержденного приказом Федеральной антимонопольной службы России от 25.04.2006 № 108. Антимонопольный орган определил доминирующее положение общества на рынке муки бестарной в географических границах близлежащих пунктов не более 100 км для покупателей товара. Доля хозяйствующего субъекта на рынке определена антимонопольным органом исходя из объема поставок предприятиями, входящими в группу лиц, включая общество.
     Сведений о том, что хлебокомбинаты фактически заменяют или готовы заменить в полном объеме в процессе производственного потребления бестарную муку на тарную  из материалов дела не усматривается, поэтому определение продуктовых границ рынка признано судом обоснованным.
     Географические границы рынка указаны как расстояние от общества до покупателей в пределах не более 100 км транспортировки. При этом в число покупателей включен и хлебокомбинат, местонахождением которого является г.Череповец.  Однако расстояние от г.Вологды до г.Череповца составляет 130 км.
     Выводы Управления ФАС по Вологодской области в части доли общества на исследуемом товарном рынке не подтверждены надлежащими доказательствами.
     По смыслу пунктов 4 и 9 Правил формирования и ведения реестра хозяйствующих субъектов, имеющих долю на рынке определенного товара в размере более, чем 35 процентов, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 19.12.2007 № 896, включение в реестр хозяйствующих субъектов группы лиц, производится исходя из их совокупной доли на рынке хозяйствующих субъектов. В данном случае, сведения о группе лиц в реестре хозяйствующих субъектов, который ведет антимонопольный орган, отсутствовали.
     В состав покупателей наряду с хлебокомбинатами, являющимися переработчиками муки, Управлением ФАС включено предприятие - оптовый покупатель муки, действующее с целью дальнейшей ее перепродажи, то есть хозяйствующие субъекты, относящиеся к разным группам покупателей, действующие на разных товарных рынках.  Установление разных цен на один и тот же товар для разных групп покупателей признается допустимым антимонопольным законодательством.
     
     Исходя из системного толкования положений статьи 10 ГК РФ и статей 3 и 10 Закона о защите конкуренции для квалификации действий (бездействия) как злоупотребления доминирующим положением достаточно наличия (или угрозы наступления) любого из перечисленных последствий, а именно: недопущения, ограничения, устранения конкуренции или ущемления интересов других лиц.
     Приведенный в части 1 статьи 10 Закона о защите конкуренции перечень не является исчерпывающим. Оценивая такие действия (бездействие) как злоупотребление доминирующим положением, следует учитывать положения статьи 10 ГК РФ, части 2 статьи 10, части 1 статьи 13 Закона о защите конкуренции, и, в частности, определять, были совершены данные действия в допустимых пределах осуществления гражданских прав либо ими налагаются на контрагентов неразумные ограничения или ставятся необоснованные условия реализации контрагентами своих прав.
     В отношении действий (бездействия), прямо поименованных в части 1 статьи 10 Закона о защите конкуренции, наличие или угроза наступления соответствующих последствий предполагается и не требует доказывания антимонопольным органом.

     
     Действия энергоснабжающей организации по направлению уведомления об ограничении режима потребления электроэнергии свидетельствуют о злоупотреблении доминирующим положением на соответствующем товарном рынке и могли создать для абонента препятствия в осуществлении предпринимательской деятельности (решение от 22.08.2008 по делу № А13-1423/2008).
     В ходе проверки Управлением ФАС по Вологодской области установлено, что энергоснабжающая организация занимает доминирующее положение на рынке электроэнергии в соответствующих границах города с долей на рынке в 2007 году около 85 процентов. В связи с наличием задолженности по оплате потребленной электроэнергии организация направила в адрес муниципального предприятия уведомление об ограничении режима потребления электроэнергии. Однако на момент поступления уведомления предприятием не было допущено нарушение сроков оплаты  договорной и фактически потребленной электроэнергии более 2 раз подряд.
     По результатам проверки антимонопольный орган пришел к выводу о нарушении энергоснабжающей организацией части 1 статьи 10 Закона № 135-ФЗ в связи с совершением действий занимающим доминирующее положение хозяйствующим субъектом, результатом которых могут являться недопущение, ограничение, устранение конкуренции и (или) ущемление интересов других лиц, выразившееся во вручении уведомления.
     На основании части 2 статьи 546 ГК РФ, пункта 7 статьи 38 Федерального закона от 26.03.2003 № 35-ФЗ «Об электроэнергетике», пункта 78 Правил функционирования розничных рынков, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 31.08.2006 № 530 (далее - Правила) гарантирующий поставщик вправе в установленном порядке приостановить исполнение обязательств по договору энергоснабжения с покупателем в случае неисполнения покупателем обязательств по оплате приобретенной им электрической энергии и оказанных услуг суммарно за два и более расчетных периода, а если покупателем выступает энергосбытовая организация - в случае нарушения ею двух и более сроков платежа подряд, если соответствующим договором не установлено иное.
     Для ограничения подачи электрической энергии потребителям энергоснабжающая организация обязана соблюсти определенную последовательность действий, каждое из которых может быть осуществлено только после исполнения предыдущего, поэтому судом сделан вывод о том, что направление уведомления, согласно пункту 177 Правил, является начальным этапом процесса ограничения потребления энергии и дает основание на введение частичного ограничения режима потребления до уровня технологической брони и далее.
     Направленное энергоснабжающей организацией в адрес абонента уведомление содержит все перечисленные в пункте 175 Правил реквизиты и по своему характеру соответствует признакам обязательного предварительного уведомления. Это позволяет энергоснабжающей организации в случае неоплаты задолженности в обозначенный в уведомлении срок частично ограничить режим потребления электроэнергии.
     При таких обстоятельствах направление указанной организацией уведомления в адрес абонента свидетельствует об угрозе нарушения права муниципального предприятия на получение электроэнергии в установленном объеме, а также о том, что энергоснабжающая организация вышла за допустимые пределы осуществления своих гражданских прав.
     Вместе с тем, решением от 24.09.2008 по делу №А13-2926/2008 по заявлению той же энергоснабжающей организации о признании недействительными решения и предписания Управления ФАС по Вологодской области по факту частичного ограничения режима потребления электроэнергии, суд удовлетворил заявленные требования, указав, что действия лица, занимающего доминирующее положение на рынке, по приостановлению подачи электроэнергии, при условии неисполнения контрагентом обязательств по оплате полученного товара более двух раз подряд, не являются злоупотреблением хозяйствующим субъектом своим доминирующим положением, а представляют собой допустимый Гражданским кодексом Российской Федерации способ защиты нарушенных прав.
     Отказ от заключения договора энергоснабжения с отдельными покупателями (заказчиками) при наличии возможности производства или поставки соответствующего товара не допускается (решение от 10.04.2006  по делу  № А13-731/2006-23).
     Решением Управления ФАС по Вологодской области отказ Сбытовой компании от заключения с обществом  договора энергоснабжения расценен как нарушение положений статьи 5 Закона о конкуренции от 22.03.1991. Сбытовой компании предписано заключить с обществом договор энергоснабжения в установленный срок.
     Сбытовая компания обратилась в арбитражный суд с заявлением к антимонопольному органу о признании недействительными решения и предписания. Дело рассматривалось с участием общества, в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора.
     В соответствии с пунктом 2 статьи 25 Закона об электроэнергетике антимонопольный контроль на оптовом и розничном рынках имеет своей целью своевременное предупреждение, выявление, ограничение и (или) пресечение монополистической деятельности и недобросовестной конкуренции, в том числе необоснованного отказа от заключения договора купли-продажи электрической энергии.
     Отказывая заявителю в удовлетворении предъявленных требований, суд первой инстанции исходил из того, что Сбытовая компания является единственным продавцом, у которого общество имело возможность без дополнительных экономических затрат приобрести электроэнергию и усмотрел в его действиях злоупотребление доминирующим положением на рынке продажи электроэнергии в географических границах сетей, принадлежащих организации,  правопреемником которой  является сбытовая компания.
     Решение от 14.06.2006  по   делу № А13-732/2006-27, содержащее иной подход при схожих обстоятельствах в части наличия доминирующего положения сбытовой компании и совершения ею отказа от заключения договора энергоснабжения, отменено кассационной инстанцией.
     
     Предписание антимонопольного органа в адрес Управления железной дороги о прекращении действий по навязыванию хозяйствующему субъекту платных услуг на невыгодных для него условиях признано недействительным, поскольку Управление железной дороги выполняло требования Россельхознадзора о ветеринарно-санитарной обработке вагонов после выгрузки продовольственных и скоропортящихся грузов (решение от  20.02. 2007  по   делу № А13-11113/2006-27).
     Железная дорога отказала обществу в принятии после выгрузки вагонов, в которых перевозились подсолнечный жмых и сухой гранулированный жом, как не прошедших ветеринарно-санитарную обработку и потребовала отправки порожнего передвижного состава в дезинфекционно-промывочный пункт.
     Управлением ФАС по Вологодской области действия железной дороги расценены как навязывание контрагенту невыгодных для него условий договора и квалифицированы по статье 5 Закона о конкуренции от 22.03.1991. Железной дороге предписано прекратить навязывать  платные услуги по очистке и промывке вагонов; не предъявлять требований об отправке порожнего подвижного состава, не требующего дезинфекции, в дезинфекционно-промывочный пункт; дать возможность организации самостоятельно осуществлять очистку и промывку вагонов после грузов растительного происхождения; принять меры по предотвращению простоя вагонов.
     Железная дорога обратилась в арбитражный суд с заявлением к антимонопольному органу о признании недействительными решения и предписания.
     Арбитражный суд, признавая оспариваемые ненормативные акты антимонопольного органа недействительными, не усмотрел в действиях железной дороги признаков злоупотребления доминирующим положением на товарном рынке и установил, что действия железной дороги,  вмененные антимонопольным органом как  нарушение статьи 5 Закона о конкуренции,  основаны на выданных Управлением Россельхознадзора ветеринарных направлениях, которые обязательны для исполнения перевозчиком в силу статьи 3 Устава железнодорожного транспорта Российской Федерации, пункта 18 Правил перевозок железнодорожным транспортом грузов, подконтрольных Госветнадзору, утвержденных Приказом МПС России от 18 июня 2003 года № 34.
     Железная дорога не навязывала обществу никаких дополнительных, не предусмотренных договором, платных услуг, а лишь выполняла требования государственного органа, уполномоченного в области ветеринарного и фитосанитарного контроля.
     На момент их исполнения железной дорогой ветеринарные направления не признаны недействительными в судебном порядке.  Выполнение обязательных указаний должностных лиц государственных органов не может быть квалифицировано как злоупотребление доминирующим положением на рынке.
     
     2. Дела, связанные с применением норм антимонопольного законодательства о недобросовестной конкуренции.
     
     Отсутствие в решении антимонопольного органа сведений о конкретных правообладателях конкретных средств индивидуализации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, средств индивидуализации продукции, работ или услуг, использованных предпринимателем в рекламе, является основанием для вывода о недоказанности нарушения антимонопольного законодательства (решение от 19.02.2008 по  делу № А13-11057/2007).
     Предприниматель разместил в рекламном еженедельнике рекламную информацию, включающую в себя наименование служб такси и диспетчерскую службу вызова такси.
     Решением комиссии антимонопольного органа предприниматель признан нарушившим пункт 1 части 1, часть 2 статьи 14 Закона о защите конкуренции. Предписанием предпринимателю предписано прекратить недобросовестную конкуренцию.
     В ходе проверки антимонопольный орган пришел к выводу о том, что информация размещена без ведома и согласия других индивидуальных предпринимателей и юридических лиц, осуществляющих вид экономической деятельности «такси».
     Размещение информации о вызове «всех» такси города Вологды со ссылкой на двадцать наименований служб такси, антимонопольный орган расценил как распространение предпринимателем ложных сведений, вводящих в заблуждение потребителей услуг такси, которые могут причинить убытки хозяйствующим субъектам, не включенным предпринимателем в список служб такси, либо нанести ущерб их деловой репутации.
     При рассмотрении дела о признании недействительными решения и предписания Управления Федеральной антимонопольной службы арбитражный суд указал, что антимонопольный орган не доказал нарушение предпринимателем норм статьи 14 Закона о защите конкуренции, так как  вывод о  ложности распространяемых сведений сделан только на основании информации Управления ФНС по Вологодской области о регистрации 85 индивидуальных предпринимателей и юридических лиц, осуществляющих вид экономической деятельности «такси». Указал, что данная информация свидетельствует только о включении определенных лиц в Единый государственный реестр, и не может быть воспринята как свидетельствующая о фактической деятельности определенного количества лиц в определенный период времени.
     Также в решении арбитражный суд отразил содержание заключения лингвистической экспертизы, в котором указано о том,  что слово «всех» употребляется для указания на объединение отдельных однородных предметов и не свидетельствует об исчерпывающем охвате отдельных однородных предметов и отметил безосновательность вывода антимонопольного органа о возможных убытках хозяйствующих субъектов, конкурентов предпринимателя, от получения им  преимуществ.
     
     3. Споры о недействительности (незаконности) ограничивающих конкуренцию актов и действий (бездействий) федеральных органов исполнительной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления.
     Отказ Россельхознадзора в выдаче обществу фитосанитарных сертификатов на экспортируемые лесоматериалы, мотивированный отсутствием в заявке общества сведений о номерах железнодорожных вагонов не может привести к недопущению, ограничению или устранению конкуренции на рынке оптовой торговли лесоматериалами (решение от 02.08.2006 по делу № А13-2932/2006-27).
     Управление Россельхознадзора обратилось в арбитражный суд к антимонопольному органу с заявлением о признании недействительными решения  и  предписания.
     Как видно из материалов дела, Россельхознадзор отказал обществу в выдаче фитосанитарных сертификатов на вывозимые за пределы Российской Федерации лесоматериалы, поскольку в заявке не были указаны номера железнодорожных вагонов.
     Действия заявителя послужили основанием для принятия антимонопольным органом решения и выдачи предписания. Требование Россельхознадзора об обязательном указании номера вагона при выдаче фитосанитарного сертификата расценено антимонопольным органом, как нарушение положений статьи 7 Закона о конкуренции от 22.03.1991. Антимонопольный орган посчитал, что такое требование ограничивает самостоятельность лесопромышленных организаций, ущемляет их интересы, приводит к простою вагонов и возникновению убытков и может привести к ограничению конкуренции на рынке оптовой торговли лесоматериалами. Заявителю предписано прекратить нарушение антимонопольного законодательства.
     Отказывая Россельхознадзору в удовлетворении заявления, суды первой и апелляционной инстанций усмотрели в его действиях нарушение требований статьи 7 Закона о конкуренции от 22.03.1991.
     Кассационная инстанция, отменив решение суда первой инстанции и постановление апелляционной инстанции, признала недействительными решение и предписание антимонопольного органа, указав, что в материалах дела отсутствуют доказательства, свидетельствующие о том, что требование Россельхознадзора об обязательном указании в заявке на выдачу фитосанитарных сертификатов номера вагона имеет или может иметь своим результатом недопущение, ограничение, устранение конкуренции на рынке оптовой торговли лесоматериалами. Антимонопольный орган не обосновал наличие причинно-следственной связи между действиями заявителя и наличием препятствий для участников названного товарного рынка к эффективному ограничению возможности каждого из них односторонне воздействовать на общие условия обращения товара.
     Требование Россельхознадзора основано на указаниях вышестоящего органа и в равной степени относится ко всем лесопромышленным организациям, экспортирующим древесину железнодорожным транспортом. Само же по себе ущемление интересов хозяйствующих субъектов, не сопряженное с негативными последствиями для конкурентной среды или угрозой наступления таких последствий, не охватывается диспозицией пункта 1 статьи 7 Закона о конкуренции от 22.03.1991.

     Антимонопольный орган не доказал, что действия Администрации города по заключению договора, содержащего условие о начислении арендной платы за пользование земельным участком в черте города за период, предшествующий его подписанию, приводят или могут привести к недопущению, ограничению, устранению конкуренции на каком-либо товарном рынке (решение от 04.06.2007  по  делу  № А13-12089/2006-27).
     Решением антимонопольного органа Администрация города признана нарушившей статью 15 Закона о защите конкуренции в связи с необоснованным установлением предпринимателю арендной платы за пользование земельным участком в черте города, за период предшествующий подписанию договора и предложением заключить договор о предоставлении в аренду земельного участка на соответствующих условиях. На основании данного решения Администрации города выдано предписание о прекращении нарушения антимонопольного законодательства.
     Администрация города Вологды не согласилась с указанными выводами и обратилась в арбитражный суд с заявлением к антимонопольному органу о признании недействительными решения и предписания.
     В соответствии со статьей 15 Закона о защите конкуренции федеральным органам исполнительной власти, органам государственной власти субъектов Российской Федерации, органам местного самоуправления, иным органам, а также государственным внебюджетным фондам, Центральному банку Российской Федерации запрещается принимать акты и (или) осуществлять действия (бездействие), которые приводят или могут привести к недопущению, ограничению, устранению конкуренции, за исключением предусмотренных федеральными законами случаев принятия актов и (или) осуществления таких действий (бездействия).
     Установленный названной нормой запрет адресован органам, осуществляющим властные функции, в целях предупреждения их негативного вмешательства в конкурентную среду посредством использования административных инструментов.
     Согласно статье 4 Закона о защите конкуренции конкуренция есть соперничество хозяйствующих субъектов, при котором самостоятельными действиями каждого из них исключается или ограничивается возможность каждого из них в одностороннем порядке воздействовать на общие условия обращения товаров на соответствующем товарном рынке.
     Правоотношения, связанные с заключением и исполнением договора аренды земельного участка, в которых арендодателем выступает орган местного самоуправления, лишены публично-правового элемента, основаны на юридическом равенстве сторон, регулируются нормами гражданского права и не предполагают властного подчинения одной стороны другой.
     
     Выдача Роспотребнадзором санитарно-эпидемиологического заключения с ограниченным ассортиментным перечнем реализуемых товаров само по себе не является нарушением антимонопольного законодательства (решение от 10.07.2008 по делу № А13-1105/2008).     
     Управлением ФАС по Вологодской области принято решение, согласно которому Роспотребнадзор признан нарушившим статью 15 Закона о защите конкуренции. По мнению антимонопольного органа, необоснованное воспрепятствование осуществлению хозяйственной деятельности общества выразилось в выдаче санитарно-эпидемиологического заключения с ограниченным ассортиментным перечнем реализуемых товаров, не соответствующим экспертному заключению, что выходит за пределы компетенции данного государственного органа, ущемляет права и законные интересы общества в части причинения убытков в виде недополученной прибыли, ставит общество в дискриминационные условия по отношению к конкурентам на данном товарном рынке в географических границах села, в котором располагается магазин общества. Результатом действий Роспотребнадзора может стать устранение общества с рынка реализации продовольственных и непродовольственных товаров, прекращение его предпринимательской деятельности.
     На основании решения Управление ФАС выдало заявителю предписание, которым обязало его совершить действия, направленные на обеспечение конкуренции, прекратить необоснованное вмешательство в предпринимательскую деятельность общества посредством ограничения ассортиментного перечня реализуемых обществом товаров.
     Управление Роспотребнадзора обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными решения и предписания антимонопольного органа, полагая, что выдача санитарно-эпидемиологического заключения с ограниченным ассортиментным перечнем не является нарушением антимонопольного законодательства.
     При рассмотрении дела арбитражный суд установил, что действия Роспотребнадзора соответствуют предоставленным ему полномочиям и вместе с тем, констатировал несоблюдение обществом санитарно-эпидемиологических правил. При этом указал, что право юридических лиц на реализацию товаров, в частности пищевых продуктов, не является безусловным, исключающим какие-либо ограничения этого вида деятельности. Экспертные заключения центров гигиены и эпидемиологии используются для принятия решения о выдаче санитарно-эпидемиологического заключения наряду с другими видами оценок (расследования, обследования и пр.) и не являются безусловным основанием для принятия решения ответственным уполномоченным лицом.
     В решении арбитражный суд указал, что антимонопольный орган не представил доказательств того, что Роспотребнадзор, выдав обществу санитарно-эпидемиологическое заключение с ограниченным ассортиментным перечнем, создал ему дискриминационные условия деятельности в указанной сфере по сравнению с теми лицами, которым он же выдал другие соответствующие заключения, тем самым совершив действия, препятствующие предпринимательской деятельности общества и удовлетворил требования Роспотребнадзора о признании недействительными  решения и предписания антимонопольного органа.
     
     Указание в постановлении главы города о предоставлении земельного участка и договоре аренды земельного участка на то, что земельный участок предоставляется для эксплуатации остановочного комплекса с торговым киоском для продажи мороженого, не является навязыванием реализации определенного вида продукции, так как сделано на основании заявления предпринимателя (решение от 21.05.2007 по делу № А13-1562/2007).
       Предприниматель обратился в Администрацию города  с заявлением о предоставлении в аренду земельного участка для размещения остановочного комплекса с торговым киоском по продаже мороженого. Постановлением Главы города в соответствии с Комплексной схемой размещения павильонов и комплексов торговли и общественного питания на территории города, утвержденной Городской Думой, предпринимателю предоставлен из земель поселений в аренду сроком на 1 год без права последующего приобретения в собственность земельный участок для эксплуатации остановочного комплекса с торговым киоском по продаже мороженого и заключен договор о предоставлении в аренду земельного участка.
     В дальнейшем предприниматель обратилась в  антимонопольный орган с заявлением о совершении Администрацией города действий, навязывающих ей реализацию определенного вида продукции - мороженного.
     В ходе проверки антимонопольный орган пришел к выводу, что действия Администрации города по предоставлению предпринимателю земельного участка для эксплуатации остановочного комплекса с торговым киоском по продаже мороженого ущемляют интересы предпринимателя, поскольку являются вмешательством в его предпринимательскую деятельность, выразившемся в навязывании реализации определенного вида продукции, что может привести к его устранению с рынка.
     По результатам рассмотрения дела антимонопольным органом вынесено решение о признании Администрации города нарушившей статью 15 Закона о защите конкуренции и выдано предписание о прекращении нарушений антимонопольного законодательства в части необоснованного препятствования осуществлению хозяйственной деятельности предпринимателя, выразившегося в ограничении ассортимента реализуемой продукции.
     Администрация города обратилась в арбитражный суд с заявлением к антимонопольному органу о признании недействительными решения и предписания.
     Арбитражный суд, удовлетворяя предъявленные требования, указал, что Администрацией города не были введены какие-либо ограничения на осуществление хозяйствующими субъектами отдельных видов деятельности, которые могут привести к ограничению конкуренции. Указание в постановлении главы города и в договоре аренды на предоставление земельного участка  для эксплуатации остановочного комплекса с торговым киоском для продажи мороженого сделано на основании заявления предпринимателя и не может иметь своим результатом недопущение, ограничение, устранение конкуренции, то есть не может влиять на конкуренцию на товарном рынке и ущемлять права и законные интересы предпринимателя.
     Размещение на территории остановочного комплекса дополнительных сооружений, в том числе торгового киоска, является дополнительным условием использования земельного участка и эксплуатации остановочного комплекса, которое должно соответствовать общему назначению объекта общего пользования. Дополнительные условия эксплуатации остановочного комплекса могут определяться сторонами при заключении договора аренды земельного участка, что не противоречит действующему законодательству.

 
Расписание дел
Информация о деле
Госпошлина
Банкротство