Вторник, 10 декабря 2019
Карта сайта Email Главная Мобильная версия
Главная страница / Практика / Обобщения судебной практики

Полный список материалов

Справка Арбитражного суда Вологодской области по анализу практики применения Федерального закона от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции»

С П Р А В К А

Арбитражного суда Вологодской области

по анализу практики применения Федерального закона

от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции».

 

 

Во исполнение задания заместителя председателя Верховного Суда Российской Федерации от 14.05.2018 № 7-ВС-3557/18 шестым судебным составом проведено изучение судебной практики применения Федерального закона от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции» (далее – Закон о защите конкуренции, Закон № 135-ФЗ) за период с 01.01.2016 по 15.06.2018.

В ходе анализа практики применения указанного закона установлено, что наибольшее количество дел данной категории связано с применением положений статей 10, 15 и 18.1 указанного закона.

 

1. Для квалификации действий общества по статье 10 Закона о защите конкуренции должно быть доказано совершение хозяйствующим субъектом запрещенных действий, влекущих негативные последствия для конкуренции, либо ущемление прав иных лиц, а также доминирующее положение указанного субъекта на соответствующем рынке.

 По делу № А13-2243/2017 судом установлено, что общество, являясь субъектом естественной монополии, занимает доминирующее положение на рынке услуг по транспортировке природного газа (в рамках которых осуществляется деятельность по аварийно-диспетчерскому обслуживанию своих газораспределительных сетей, в том числе путем закрытия отключающих устройств на своих газовых сетях для целей локализации аварий на внутридомовом газовом оборудовании (далее - ВДГО), внутриквартирном газовом оборудовании (далее - ВКГО) в интересах неопределенного круга лиц - исполнителей коммунальных услуг, населения Вологодской области на бездоговорной основе) в географических границах муниципальных образований: город Вологда, город Череповец, Бабаевского, Великоустюгского, Верховажского, Вологодского, Грязовецкого, Кадуйского, Междуреченского, Нюксенского, Сокольского, Тарногского, Тотемского, Усть-Кубинского, Чагодощенского, Череповецкого, Шекснинского районов Вологодской области.

На основании заявлений лиц, обратившихся в антимонопольный орган, Управление ФАС установило, что с апреля 2016 года и по февраль 2017 года общество прекращало подачу природного газа в сети газопотребления ряда многоквартирных домов (далее – МКД) в указанных географических границах, для локализации аварийных ситуаций при утечке природного газа на сетях ВДГО/ВКГО.

При этом МКД, отключенные обществом от газоснабжения, находятся под управлением товариществ собственников жилья, жилищных кооперативов или управляющих организаций, которыми заключены договоры на техническое обслуживание и ремонт ВДГО в МКД со специализированными организациями.

По результатам рассмотрения дела Комиссией УФАС принято решение о признании общества нарушившим часть 1 статьи 10 Закона о защите конкуренции и выдано предписание о прекращении нарушения антимонопольного законодательства в части злоупотребления доминирующим положением путем взимания платы (выставления счетов на оплату) за проведение на своих сетях работ, направленных на устранение аварийных ситуаций и на обеспечение повторного пуска газа для возобновления оказания услуг по газоснабжению потребителей МКД после выполнения ремонтных работ.

Суд первой инстанции согласился с выводами антимонопольного органа о злоупотреблении доминирующим положением, приняв во внимание, что локализация аварийных ситуаций производилась обществом путем прекращения подачи газа в МКД, в которых товариществом собственников жилья и управляющими организациями заключены договоры на обслуживание ВДГО с иными организациями, с использованием запирающего (отключающего) устройства, расположенного на  газораспределительных сетях, принадлежащих обществу на праве собственности или ином законном праве. Следовательно, в данной ситуации происходило, по сути, аварийно-диспетчерское обслуживание газораспределительных сетей, принадлежащих обществу, а не обслуживание  на отрезках сетей ВДГО в МКД, поэтому общество не вправе требовать дополнительной оплаты расходов на такое аварийно-диспетчерское обслуживание, ввиду того, что такие расходы включены в тариф на транспортировку природного газа.

Суд первой инстанции указал, что общество, осуществляя деятельность по транспортировке газа по газораспределительным сетям при обязательном выполнении аварийно-диспетчерского обслуживания таких сетей, обязано при приеме аварийных заявок, незамедлительно осуществить полное ограничение подачи газа потребителю, сети которого имеют непосредственное присоединение к сетям данной газораспределительной организации (транспортировщика газа), в случае выявления аварийной ситуации и угрозы жизни и (или) здоровью человека, вызванной неудовлетворительным состоянием газоиспользующего оборудования потребителя.

Суд апелляционной инстанции пришел к выводу об отсутствии в действиях общества нарушения требований части 1 статьи 10 Закона о конкуренции.

Отменяя решение суда первой инстанции, суд апелляционной инстанции указал, что все спорные аварийные ситуации, связанные с утечками природного газа, в отношении которых обществом предъявлялась плата за их локализацию и устранение, происходили на сетях ВДГО/ВКГО, то есть вне границ ответственности общества. Данные действия производились обществом вынужденно, взамен тех обязанностей, которые возложены на специализированные организации в рамках заключенных с ними договоров на техническое обслуживание и ремонт ВДГО в спорных МКД, получающих плату за аварийно-диспетчерское обслуживание таких сетей ВДГО, однако которые по каким-либо причинам не были вызваны на устранение аварий в обслуживаемые ими же дома. Устранение аварийных ситуаций лицом, с которым такой договор не заключен, но который в силу различных объективных либо субъективных причин был вызван для таких действий на место аварии потребителем коммунальных услуг либо абонентом и обязан устранять возникшую аварийную ситуацию в целях обеспечения безопасности жизни и здоровья людей, не может быть лишен права на возмещение расходов, связанных с таким вынужденным обслуживанием ВДГО.

В связи с этим апелляционный суд посчитал, что общество, осуществляя взимание платы за проведение работ, направленных на устранение аварий, не выходило за допустимые пределы реализации своих гражданских прав, злоупотребления своим доминирующим положением на товарном рынке не допускало.

Суд кассационной инстанции согласился с выводами апелляции.

 

2. При установлении факта злоупотребления доминирующим положением антимонопольный орган определяет были совершены данные действия в допустимых пределах осуществления гражданских прав либо ими налагаются на контрагентов неразумные ограничения или ставятся необоснованные условия реализации контрагентами своих прав.

По делу № А13-14757/2017 установлено, что предприятие обратилось в УФАС с заявлением о нарушении обществом антимонопольного законодательства, поскольку им не выдано согласование технических условий на подключение к системе теплоснабжения МКД. Согласно схеме теплоснабжения предприятия его объекты находятся в зоне действия теплоисточника общества,  резерв мощности на теплоисточнике имеется, согласно инвестиционной программе общество должно провести модернизацию существующей котельной. Общество своими действиями препятствует заключению договора на подключение к системе теплоснабжения между предприятием и застройщиками.

Управление ФАС отказало в возбуждении дела в отношении общества в связи с отсутствием признаков нарушения части 1 статьи 10 Закона № 135-ФЗ, поскольку тепловая нагрузка ТЭЦ общества испытывает дефицит мощности, монтаж дополнительного котла в счет платы за подключение вновь строящихся объектов исключен из инвестиционной программы, утвержденной администрацией города, схема теплоснабжения по мнению общества составлена некорректно и не согласована с ним, перегруз теплоисточника сверх нормативных значений может привести к аварии, общество вынуждено отказывает в подключении новых объектов.

Суд первой инстанции отменил решение антимонопольного органа, указав, что отсутствие технической возможности подключения объекта к системе теплоснабжения в соответствующей точке подключения не является достаточным основанием для отказа в согласовании технических условий для теплоснабжающей организации или теплосетевой организации в отношении объекта, находящегося в границах определенного схемой теплоснабжения радиуса эффективного теплоснабжения.

Для установления наличия либо отсутствия признаков нарушения законодательства антимонопольный орган должен был установить в зоне действия какой теплоснабжающей организации находятся подключаемые объекты в соответствии с утвержденной схемой теплоснабжения, включены ли в утвержденную в установленном порядке инвестиционную программу теплоснабжающей организации организации мероприятия по развитию системы теплоснабжения и снятию технических ограничений, позволяющих обеспечить техническую возможность подключения объекта к системе теплоснабжения, обращалась ли такая организация с предложением о включении в нее мероприятий по обеспечению технической возможности подключения к системе теплоснабжения подключаемого объекта с приложением заявки на подключение, имеется ли решение о внесении изменений в схему теплоснабжения или об отказе во внесении в нее таких изменений с информацией об иных возможностях теплоснабжения подключаемого объекта, направив соответствующие запросы в уполномоченные органы.

Судом установлено, что схемой теплоснабжения один из спорных объектов отнесен к зоне действия теплоисточника общества, схемой запланировано фактическое подключение этого объекта, утвержденная инвестиционная программа предусматривает мероприятия по модернизации оборудования общества, внесенные изменения не затронули перечень мероприятий. Представленные обществом в антимонопольный орган  доказательства не содержат сведений, подтверждающих соблюдение указанного порядка, и наличие правовых оснований для отказа в согласовании технических условий.

Решение суда не обжаловано и вступило в законную силу.

 

По делу №А13-13720/2016 установлено, что  общество при обращении в Управление ФАС указало на нарушение антимонопольного законодательства предприятием в связи с переключением в межотопительный период потребителей горячей воды от котельной общества на муниципальные котельные.

Рассмотрев полученные материалы, Управление пришло к выводу, что правоотношения общества и предприятия, закрепленные в заключенном между ними договоре на отпуск тепловой энергии, носят гражданско-правовой характер, признаков превышения предприятием пределов осуществления своих гражданских прав не установлено.

Суд первой инстанции согласился с выводами антимонопольного органа, установив, что договор не определяет тепловые нагрузки по каждому объекту теплопотребления, параметры теплоснабжения по месяцам, ответственность сторон за нарушение режима потребления тепловой энергии и (или) теплоносителя, условия договора предприятием не нарушены. Действующие правила не содержат обязанности потребителя согласовывать снижение тепловой нагрузки в летний период.

Решение суда не обжаловано и вступило в законную силу.

 

3. Действия оператора телефонной связи по отключению исходящих вызовов своим абонентам, проходящих через транзитную сеть на номера, предоставленные абоненту другим оператором связи, свидетельствуют о злоупотреблении доминирующим положением.

По делу №А13-15704/2016 Управление ФАС вынесло решение о признании ПАО «Ростелеком» нарушившим пункт 4 части 1 статьи 10 Закона №135-ФЗ вследствие злоупотребления доминирующим положением, выразившимся в отключении исходящих вызовов с абонентских номеров, выделенных ООО «ТЛТ Рус», ООО «Агровикт», проходящих через транзитную сеть местной телефонной связи оператора связи ПАО «Мегафон» на абонентские номера ООО «Грин», выделенные оператором связи ООО «НРТел». 

В силу части 5 статьи 5 Закона о защите конкуренции доминирующим признается положение хозяйствующего субъекта - субъекта естественной монополии на товарном рынке, находящемся в состоянии естественной монополии.

Статус общества как хозяйствующего субъекта, занимающего доминирующее положение на  рынке оказания услуг местной телефонной связи, за исключением услуг местной телефонной связи с использованием таксофонов и средств коллективного доступа на территории г.Вологды, подтвержден представленным Управлением обзором состояния конкурентной среды на товарном рынке.

Судом установлено, что ПАО «Ростелеком» ограничило доступ, выделенных  номеров ООО «ТЛТ Рус» и ООО «Агровикт», проходящих через транзитную сеть местной телефонной связи оператора связи ПАО «МегаФон» на абонентские номера ООО «Грин», выделенные оператором связи ООО «НРТел». В результате действий ПАО «Ростелеком» по блокировке вызовов на номерную емкость ООО «НРТел», от клиентов поступили претензионные письма  с предложением приостановления, расторжения заключенных договоров. Действия ПАО «Ростелеком» с учетом существующего присоединения сетей связи привели не только к ущемлению прав  абонентов ПАО «Ростелеком», но и  сделали невозможным оказание услуг связи оператором ООО «НРТел» в соответствии с договорами, заключенными им со своими абонентами, в том числе с  ООО «Грин». 

В связи с этим суд согласился с квалификацией антимонопольным органом действий ПАО «Ростелеком» по необоснованному ограничению доступа к сети связи общего доступа двум своим абонентам с учетом  прохождения вызовов через транзитную сеть на номера ООО «Грин», предоставленные абоненту ООО «НРТел», как злоупотребление доминирующим положением, направленное на укрепление своего положения на рынке услуг местной телефонной связи, противоречащее положениям действующего законодательства, способное нанести конкуренту ущерб его деловой репутации и нарушающее права иных лиц.

Постановлениями судов апелляционной и кассационной инстанций решение оставлено без изменений.

 

4. Нарушение субъектом естественной монополии установленного порядка подключения (технологического присоединения) к газораспределительным сетям образует состав административного правонарушения, предусмотренного статьей 9.21 КоАП РФ.

По делу № А13-5273/2017 судом первой инстанции установлено, что с 24.11.2015 АО «Газпром газораспределение» не являлось субъектом естественной монополии на рынке услуг по транспортировке газа на основании приказа Федеральной антимонопольной службы России от 04.09.2015 № 812/15, так как оно исключено из реестра естественных монополий и с 2015 года в отношении этого юридического лица прекращено тарифное регулирование. Судом сделан вывод, что на момент окончания договора  о подключении от 20.10.2014 (срок подключения по договору истекал 29.04.2016), общество не являлось субъектом административной ответственности по части 1 статьи 9.21 КоАП РФ, а поэтому его действия не могут быть квалифицированы по данной статье.

Суд апелляционной инстанции изменил мотивировочную часть решения в данной части и указал, что отсутствие утвержденных в 2015 году тарифов на услуги по транспортировке газа по газораспределительным сетям АО «Газпром газораспределение» не имеет правового значения, поскольку аналогичные тарифы на территории Вологодской области утверждены приказом Федеральной антимонопольной службы от 04.09.2015 № 812/15 в отношении АО «Газпром газораспределение Вологда», осуществляющего свою деятельность, в том числе и на основании агентского договора от 01.02.0016 № Упр7-002/16, заключенного с АО «Газпром газораспределение» (принципал), в силу которого АО «Газпром газораспределение Вологда» выполняет от имени и за счет принципала юридические и иные действия, указанные в статье 3 договора, направленные на подключение (технологическое присоединение) объектов капитального строительства.

В силу положений статьи 3 Федерального закона от 17.08.1995 № 147-ФЗ «О естественных монополиях» (далее – Закон № 147-ФЗ) естественная монополия - это состояние товарного рынка, при котором удовлетворение спроса на этом рынке эффективнее в отсутствие конкуренции в силу технологических особенностей производства (в связи с существенным понижением издержек производства на единицу товара по мере увеличения объема производства), а товары, производимые субъектами естественной монополии, не могут быть заменены в потреблении другими товарами, в связи с чем спрос на данном товарном рынке на товары, производимые субъектами естественных монополий, в меньшей степени зависит от изменения цены на этот товар, чем спрос на другие виды товаров. Из изложенного следует, что, основополагающим признаком субъекта естественной монополии следует считать осуществление субъектом деятельности в условиях естественной монополии; субъект естественной монополии - хозяйствующий субъект, занятый производством (реализацией) товаров в условиях естественной монополии; потребитель - физическое или юридическое лицо, приобретающее товар, производимый (реализуемый) субъектом естественной монополии.

Из части 1 статьи 4 Закона № 147-ФЗ следует, что транспортировка газа по трубопроводам отнесена к сфере деятельности субъектов естественных  монополий.

В связи с этим апелляционная инстанция указала, что исключение из реестра субъектов естественных монополистов не опровергает основанный на приведенных выше нормах права вывод о том, что оно является субъектом естественной монополии в силу положений Закона № 147-ФЗ.

Апелляционная коллегия также не согласилась и с выводом суда первой инстанции о том, что нарушение допущено в связи с недобросовестным поведением потребителя, что в свою очередь исключает вину заявителя во вмененном ему административном правонарушении.

Суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что недобросовестное поведение потребителя не явилось в данном случае причиной допущенного обществом административного правонарушения, поскольку возложенные на последнего обязанности по договору также были исполнены им  несвоевременно, что исключает возможность технологического  присоединения в срок, предусмотренный договором, даже при условии надлежащего исполнения потребителем своих обязанностей по договору.

Суд кассационной инстанции согласился с выводами апелляции.

 

5. Распространение одной управляющей организацией сведений о предбанкротном состоянии другой управляющей организации среди собственников помещений многоквартирных домов, находящихся в управлении общества, направлено непосредственно на привлечение данных потребителей к заключению договоров управления с новой компанией, что создает угрозу причинения убытков и образует состав правонарушения, предусмотренного статьей 14.1 Закона о защите конкуренции.

 

По делу № А13-4668/2017 установлено, что решением Управления ФАС признаны действиями недобросовестной конкуренции и нарушением статьи 14.1 Закона о защите конкуренции действия предприятия, выразившиеся в распространении не соответствующих действительности сведений, касающихся общества.

Судом установлено, что предприятие распространило в апреле 2016 года информацию среди собственников помещений многоквартирных домов, находящихся в управлении общества, где среди прочего было указано, что у общества имеется задолженность за услуги по водоснабжению и водоотведению перед предприятием в размере 6 555 202 рублей по состоянию на 08.04.2016, общество находится в предбанкротном состоянии.

Вместе с тем, на указанную дату общество не было признано арбитражным судом несостоятельным (банкротом). Определением арбитражного суда прекращено производство по делу о признании общества несостоятельным (банкротом) в связи с добровольным погашением задолженности и отказом от заявления.

Оплата задолженности обществом свидетельствует о наличии финансовой возможности оплачивать свои долги вне процедуры, предусмотренной законом о несостоятельности.

Иных доказательств несостоятельности общества ни в Управление ФАС, ни в арбитражный суд не представлено.

Таким образом, распространенные предприятием сведения о предбанкротном состоянии общества не соответствовали действительности и наносили вред деловой репутации общества. Кроме того, распространение данной информации среди собственников помещений многоквартирных домов, находящихся в управлении общества, направлено непосредственно на привлечение данных потребителей к заключению договоров управления с предприятием как управляющей организацией, что также создает угрозу причинения убытков обществу.

В связи с этим суд пришел к выводу о нарушении предприятием статьи 14.1 Закона о защите конкуренции и отказал в удовлетворении его требований.

Решение суда не обжаловано и вступило в законную силу.

 

6. Совершение действий по смене страховой медицинской организации по обязательному медицинскому страхованию без согласия гражданина,  свидетельствует о наличии признаков недобросовестной конкуренции.

По делу  № А13-8761/2016 общество с ограниченной ответственностью «Росгосстрах-Медицина» (далее – общество, ООО «РГС-Медицина») не согласилось с вынесенным Управлением ФАС предупреждением и обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании его недействительным.

Указанное предупреждение содержит ссылку на признаки нарушения статьи 14.8 Закона о защите конкуренции, выразившееся в  отсутствии согласия застрахованных лиц на страхование по ОМС в ООО «РГС-Медицина».

Статьей 14.8 Закона № 135-ФЗ установлен запрет на иные формы недобросовестной конкуренции наряду с предусмотренными статьями 14.1 - 14.7 настоящего Федерального закона.

В соответствии с подпунктами 2, 3 пункта 1 статьи 16 Федерального закона от 29.11.2010 № 326-ФЗ «Об обязательном медицинском страховании в Российской Федерации» (далее – Закон № 326-ФЗ) застрахованные лица имеют право на выбор страховой медицинской организации путем подачи заявления в порядке, установленном правилами обязательного медицинского страхования; замену страховой медицинской организации, в которой ранее был застрахован гражданин; один раз в течение календарного года не позднее 1 ноября либо чаще в случае изменения места жительства или прекращения действия договора о финансовом обеспечении обязательного медицинского страхования в порядке, установленном правилами обязательного медицинского страхования, путем подачи заявления во вновь выбранную страховую медицинскую организацию.

Из положений Закона № 326-ФЗ следует, что выбор (замена)  страховой медицинской организации заключается в определении застрахованным лицом своей заинтересованности страхования в той или иной страховой медицинской организации, то есть выбор СМО должен иметь  самостоятельный, добровольный и осознанный характер. Действующее законодательство гарантирует застрахованным лицам право на выбор (замену) страховой медицинской организации. Данная норма призвана обеспечить добросовестную конкуренцию на рынке услуг по ОМС.

Антимонопольным органом установлено, что АО «СК «СОГАЗ-Мед» и ООО «РГС-Медицина» являются конкурентами на товарном рынке услуг обязательного медицинского страхования в границах территории Вологодской области. При обращении граждан в ПАО «Росгосстрах» производилась замена страховой медицинской организации на ООО «РГС-Медицина», при этом обращения граждан преследовали иные цели (страхование автотранспорта, недвижимости, медицинское обследование) непосредственно за заменой СМО в ООО «РГС-Медицина» граждане не обращались.

В ходе судебного разбирательства факт  добровольного принятия указанными застрахованными лицами  решения о замене СМО на ООО «РГС-Медицина» не нашел своего подтверждения.

При фактическом отсутствии волеизъявления застрахованных лиц на замену СМО, формальное соблюдение процедуры выбора (замены) такой организации не может рассматриваться как выполнение требований пункта 1 статьи 16 Закона № 326-ФЗ, Правил ОМС, положения которых направлены на добровольное и осознанное принятие каждым застрахованным лицом указанного решения.

Несоблюдение обществом  требований Закона № 326-ФЗ приводит к нарушению  гарантированного страховым законодательством  права на выбор (замену) страховой медицинской  организации, в связи с чем у уполномоченного органа - УФАС имелись основания для вынесения оспариваемого предупреждения.

Постановлением апелляционного суда решение суда первой инстанции оставлено без изменения.

 

7. При осуществлении своих полномочий антимонопольный орган не должен преследовать цели создания отдельному хозяйствующему субъекту благоприятных условий для осуществления предпринимательской деятельности. Цель выдачи предупреждения должна быть направлена на предотвращение попытки ограничить конкуренцию на товарном рынке, а не на поддержание одного из конкурентов.

По делу № А13-2378/2017 Управлением ФАС выдано обществу предупреждение в связи с наличием в его действиях признаков нарушения статьи 14.8 Закона о защите конкуренции, выразившихся в отказе передачи новой управляющей организации технической документации многоквартирного дома и иных, связанных с управлением таким домом документов. По мнению антимонопольного органа, указанные действия имеют признаки недобросовестной конкуренции и направлены на получение преимущества при осуществлении предпринимательской деятельности, что противоречит законодательству Российской Федерации, а также обычаям делового оборота, требованиям добропорядочности, разумности и справедливости, создают препятствия для новой управляющей организации в управлении многоквартирным домом, что может причинить последней убытки. Общество предупреждено о необходимости передать Компании техническую документацию на многоквартирный дом и иные документы, связанные с его управлением.

Предупреждение УФАС признано судами первой и апелляционной инстанций соответствующим положениям Закона о защите конкуренции. При этом суды двух инстанций отклонили доводы заявителя о незаконности решения общего собрания собственников помещений дома, оформленного протоколом общего собрания, которым в качестве управляющей организации выбрана компания и решено расторгнуть договор с обществом. Суды указали, что решение суда общей юрисдикции о признании недействительным указанного решения общего собрания собственников помещений, вступившего в силу  после выдачи предупреждения УФАС, подлежит оценке Управлением на предмет наличия либо отсутствия факта нарушения статьи 14.8 Закона о защите конкуренции, а не его признаков.

Кассационная инстанция отменила вынесенные судебные акты и указала, что в данном случае отказ общества в передаче технической документации компании был вызван возникшим между сторонами спором относительно права по управлению конкретным домом, который, в свою очередь, связан с оценкой легитимности собрания собственников по вопросу смены управляющей компании. Вопрос законности упомянутого решения рассматривался вначале в государственной жилищной инспекции области, а позднее городским судом. Инспекцией установлено, что данное решение принято с нарушением обязательных требований Жилищного кодекса Российской Федерации. Вывод инспекции подтвержден решением городского суда.

Факт несогласия общества с правомочностью указанного решения собрания собственников жилья по смене управляющей компании сам по себе не может свидетельствовать о наличии признаков недобросовестной конкуренции со стороны общества. Со стороны УФАС не было дано оценки тому обстоятельству, что указанное несогласие заявителя с правомочностью самого собрания собственников жилья явилось определяющим моментом в получении обществом преимущества на рынке услуг по управлению домами и в итоге отрицательно повлияло на состояние имеющегося товарного рынка услуг в указанной сфере. Управление в оспоренном заявителем предупреждении ограничилось лишь цитированием нормы пункта 9 статьи 4 Закона о защите конкуренции без анализа конкретных признаков, на наличие которых указывали бы незаконные (по мнению антимонопольного органа) действия общества. При этом каких-либо конкретных обстоятельств, свидетельствующих о нарушении обществом при отказе в передаче компании необходимой документации норм антимонопольного законодательства Российской Федерации, которое обусловлено именно недобросовестной конкуренцией, имеет антиконкурентную направленность, привело или могло привести к недопущению, ограничению, устранению конкуренции и (или) ущемлению интересов других лиц, Управление не привело. При осуществлении своих полномочий антимонопольный орган не должен преследовать цели создания отдельному хозяйствующему субъекту благоприятных условий для осуществления предпринимательской деятельности. В данном случае цель УФАС должна быть направлена на предупреждение попытки ограничить конкуренцию на рассматриваемом товарном рынке, а не на поддержание одного из конкурентов.

Управление, обязывая одну управляющую компанию передать документы другой управляющей компании (под угрозой возбуждения антимонопольного дела), а также обладая информацией о наличии спора, связанного с правом осуществления управления конкретным домом, и зная мнение компетентного органа в жилищной сфере (ГЖИ) по данному вопросу, - тем самым фактически вмешалось в гражданские правоотношения двух хозяйствующих субъектов.  В итоге оспоренное предупреждение Управления ФАС вступило в противоречие с выводами самой инспекции и со вступившим в законную силу решением городского суда, которым признано недействительным указанное решение общего собрания собственников помещений.

Кассационная инстанция признала ошибочными и основанными на неверном толковании положений Закона о защите конкуренции доводы арбитражных судов двух инстанций о том, что указанные обстоятельства подлежат оценке Управлением не на стадии установления признаков нарушения антимонопольного законодательства Российской Федерации, а непосредственно при рассмотрении вопроса о наличии либо отсутствии самого факта нарушения статьи 14.8 Закона о защите конкуренции.

 

8. Предупреждение антимонопольного органа об отмене или изменении актов Правительства области, которые содержат признаки нарушения антимонопольного законодательства, выданное Департаменту области не отвечает требованию исполнимости ввиду отсутствия возможности исполнения Департаментом.

По делу №А13-7922/2017 установлено, что Правительством области принято постановление об утверждении Порядка предоставления субсидии на содействие достижению целевых показателей реализации региональных программ развития агропромышленного комплекса. Управление ФАС пришло к выводу о том, что ряд положений Порядка конкурсного отбора для предоставления гранта не отвечают основным принципам, установленным Федеральным законом от 24.07.2007 № 209-ФЗ «О развитии малого и среднего предпринимательства в Российской Федерации» (далее – Закон № 209-ФЗ), что послужило основанием для вывода о наличии признаков нарушения пунктов 1, 8 части 1 статьи 15 Закона о защите конкуренции и выдачи предупреждения Департаменту области, который является органом исполнительной государственной власти субъекта по реализации полномочий в сфере поддержки сельскохозяйственного производства.

По мнению антимонопольного органа, Департаменту предоставлены полномочия по подготовке и согласованию проектов законов области и иных нормативных правовых актов области по вопросам деятельности Департамента, а руководителю Департамента – по внесению Губернатору области и в Правительство области проектов нормативных правовых актов, относящихся к установленной сфере деятельности Департамента, в связи с чем предупреждением Управление потребовало от Департамента принять меры по отмене и (или) внесению изменений в названный Порядок, устранив признаки нарушения антимонопольного законодательства.

Статьей 39.1 Закона о защите конкуренции определено, что антимонопольный орган выдает органу предупреждение в письменной форме об отмене или изменении актов, которые содержат признаки нарушения антимонопольного законодательства.

При рассмотрении дела суд пришел к выводу, что Департаменту действующим законодательством не предоставлены полномочия по отмене или внесению изменений в нормативный акт, принятый Правительством области, в связи, с чем оспариваемое предупреждение не может быть исполнено Департаментом.

 

9. В каждом конкретном случае антимонопольный орган должен провести анализ состояния конкуренции на товарном рынке и доказать, что спорные акты органов власти, действия (бездействия) приводят или могут привести к недопущению, ограничению, устранению конкуренции. Иное нарушение действующего законодательства органом власти, как например незаконный отказ уполномоченного органа в выдаче хозяйствующему субъекту соответствующей лицензии, само по себе не является нарушением статьи 15 Закона о защите конкуренции.

По делу № А13-67/2016 Управление ФАС, проанализировав положения частей 1, 3, 6 статьи 10, подпункта «д» пункта 4 статьи 15 Федерального закона от 28.12.2009 № 381-ФЗ «Об основах государственного регулирования торговой деятельности в Российской Федерации» (далее – Закон № 381-ФЗ), пункта 8 постановления Правительства РФ от 29.09.2010 №772, письма Министерства промышленности и торговли РФ от 27.01.2014 №ЕВ-820/08, а также статьи 39.33 Земельного кодекса Российской Федерации, указало, что Законом № 381-ФЗ предусмотрено сохранение мест размещения нестационарных торговых объектов в случае утверждения схемы размещения нестационарных торговых объектов либо внесения в нее изменений, утверждения нормативов минимальной обеспеченности населения площадью торговых объектов, если строительство, реконструкция или эксплуатация такого объекта начаты до утверждения названной схемы. Кроме того, в настоящее время для размещения нестационарных торговых объектов предоставление земельного участка не требуется, то есть заключение договора аренды земельного участка для эксплуатации торгового павильона на текущий момент не предусмотрено. В связи с этим Управление пришло к выводу о безосновательном исключении из действующей схемы нестационарных торговых объектов на территории муниципального образования торгового павильона индивидуального предпринимателя и нарушении части 1 статьи 15 Закона № 135-ФЗ, поскольку действия администрации необоснованно препятствуют осуществлению деятельности предпринимателя и  могут привести к ограничению конкуренции на рынке розничной торговли города.

Суд первой инстанции не согласился с выводами Управления, поскольку часть 6 статьи 10 Закона № 381-ФЗ гарантирует пользователям право на осуществление предпринимательской деятельности в ранее согласованных местах размещения объектов до окончания срока предоставления земли под нестационарные объекты торговли и (или) права на ведение торговли в указанных местах. Органы местного самоуправления не лишены возможности, действуя в пределах своих полномочий, принимая во внимание нестационарный характер торговых объектов, решать вопросы их размещения, в том числе вносить изменения в схему путем исключения торговых объектов, размещение которых противоречит закону (аналогичная правовая позиция изложена в определении  Верховного Суда РФ от 27.05.2016 № 307-КГ16-4609).

При этом антимонопольным органом не установлено, каким образом действия администрации по исключению торгового павильона предпринимателя из схемы НТО ограничивают конкуренцию или могут привести к ее ограничению, какие хозяйствующие субъекты действуют на соответствующем товарном рынке и в чем выразилось получение ими преимуществ по сравнению с предпринимателем. В то же время орган местного самоуправления указал, что основанием отказа во включении объектов предпринимателя в схему НТО явилось имеющееся соответствие установленным нормативам обеспеченности населения услугами торговли в данном микрорайоне, отсутствие необходимости превышения указанных нормативов. При этом предприниматель торговую деятельность в нескольких точках города и по его обращениям администрация предложила разместить НТО в другом районе города,  с чем предприниматель согласился. Указанные действия органа местного самоуправления согласуются с разъяснениями Конституционного Суда РФ и Минпромторга РФ о порядке применения части 6 статьи 10 Закона № 381-ФЗ о возможности изменения места размещения НТО в целях сохранения бизнеса. Само по себе исключение из Схемы не может свидетельствовать об ограничении конкуренции на товарном рынке без анализа состояния конкуренции на нем.

Таким образом, суд пришел к выводу о недоказанности нарушения администрацией части 1 статьи 15 Закона №135-ФЗ.

Постановлениями судов апелляционной и кассационной инстанции решение суда оставлено без изменения.

 

10. Часть 1 статьи 15 Закона о защите конкуренции в корреспонденции с положениями статьи 3 Закона № 135-ФЗ не содержит каких-либо исключений в отношении полномочий антимонопольного органа в сфере ценообразования и тарифного регулирования, вследствие чего к полномочиям антимонопольного органа относится и область регулируемых государством цен и тарифов на различных товарных рынках.

По делу № А13-726/2016 Управлением ФАС принято решение о признании Региональной энергетической комиссии области (далее – РЭК области) нарушившей часть 1 статьи 15 Закона № 135-ФЗ в связи с принятием приказа об установлении тарифа на утилизацию обществом отходов для потребителей города на 2014-2016 годы, которым также утверждена производственная программа общества. В соответствии с решением Управлению необходимо обратиться в суд с заявлением об обжаловании приказа РЭК области.

По результатам анализа документов по установлению тарифа антимонопольный орган пришел к выводу, что установленный приказом РЭК области тариф является завышенным и необоснованным.

Департамент области, являясь правопреемником РЭК области, обратился в арбитражный суд с заявлением о признании решения Управления ФАС недействительным.

Суд первой инстанции удовлетворил заявленные требования, однако отклонил доводы заявителя о том, что осуществление контроля в сфере тарифного регулирования не относится к полномочиям антимонопольного органа.

Часть 1 статьи 15 Закона № 135-ФЗ в корреспонденции с положениями статьи 3 Закона №135-ФЗ не содержит каких-либо исключений в отношении сферы ценообразования и тарифного регулирования, вследствие чего к полномочиям антимонопольного органа относится и область регулируемых государством цен и тарифов на различных товарных рынках.

Более того, пунктом 3 части 1 статьи 14 Закона № 210-ФЗ прямо предусмотрено полномочие федерального органа исполнительной власти, уполномоченного на осуществление функций по контролю и надзору за соблюдением законодательства в сфере конкуренции на товарных рынках, на выдачу органам регулирования тарифов предписаний.

Постановлениями судов апелляционной и кассационной инстанции решение суда оставлено без изменения.

 

11. Передача муниципального имущества водоснабжения, теплоснабжения и водоотведения без проведения торгов и заключения концессионного соглашения муниципальному унитарному предприятию на праве хозяйственного ведения является правом собственника, предусмотренным действующим законодательством.

 

По делу № А13-6321/2016  Управление ФАС пришло к выводу об отсутствии нарушения части 1 статьи 15 Закона № 135-ФЗ в действиях при организации передачи с 01.01.2016 в хозяйственное ведение муниципальному унитарному предприятию муниципального имущества водоснабжения, теплоснабжения и водоотведения без проведения торгов и заключения концессионного соглашения, поскольку такая передача имущества не относится к заключению договоров, поименованных в статье 17.1 Закона № 135-ФЗ, в связи  с этим принято решение о прекращении производства по делу.

Решением суда первой инстанции в удовлетворении заявленных требований отказано, суд признал правомерными выводы антимонопольного органа, указав, что инвентаризация муниципального имущества и передача имущества на праве хозяйственного ведения предприятию произведены органом местного самоуправления в соответствии с предоставленными ему полномочиями по управлению и распоряжению муниципальным имуществом и по организации надежного и бесперебойного теплоснабжения, водоснабжения населения и водоотведения.

Постановлением Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда решение суда первой инстанции отменено, решение Управления признано не соответствующим Закону защите конкуренции и недействительным.

Суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что  осуществление полномочий по организации в границах поселения, городского округа теплоснабжения населения посредством передачи прав владения и (или) пользования объектами теплоснабжения, находящимися в муниципальной собственности, реализуется по договорам их аренды или по концессионным соглашениям, закрепление указанных объектов за унитарным предприятием на праве хозяйственного ведения без проведения таких процедур препятствует развитию конкуренции, поскольку создает для данного хозяйствующего субъекта преимущественные условия в получении муниципального имущества во временное владение и (или) пользование и лишает иных лиц, занимающихся аналогичной хозяйственной деятельностью, возможности получить права на эти объекты.

В подтверждение позиции суд апелляционной инстанции указал на аналогичные выводы, изложенные в определении Верховного Суда Российской Федерации от 27.02.2017 № 304-КГ16-21340, постановлении Арбитражного суда Северо-Западного округа от 26.05.2017 по делу №А13-9749/2016.

Суд кассационной инстанции поддержал выводы суда первой инстанции о законности оспариваемого решения Управления ФАС, поскольку передача спорного имущества в хозяйственное ведение унитарному предприятию является правом собственника, предусмотренным действующим законодательством.

Данный вывод согласуется с правовой позицией, приведенной в Определении Верховного Суда Российской Федерации от 31.07.2017 № 303-КГ17-4054.

 

12. Действия организатора торгов, который не предпринял должных мер по надлежащему извещению участников аукциона о времени продолжения аукциона после перерыва, не зафиксировал истечение установленного срока перерыва, привели к необоснованному ограничению доступа заявителя к участию в торгах, в связи с чем, действия организатора торгов признаны судом нарушением части 1, 2 статьи 17 Закона о защите конкуренции и нарушением прав и законных интересов общества на участие в торгах.

По делу № А13-13663/2017 Управлением ФАС признана необоснованной жалоба общества на действия Департамента области при проведении аукциона на право заключения охотхозяйственного соглашения в отношении охотничьих угодий. Общество не согласилось с решением Управления и обратилось в арбитражный суд, утверждая, что во время 15-минутного перерыва в течение тех 10 минут, когда представитель общества отсутствовал в зале, комиссия и второй участник незаконно завершили аукцион.

Проанализировав положения частей 1, 2 статьи 17 Закона о защите конкуренции суд пришел к выводу, что при установлении организатором торгов конкретного времени проведения аукциона запрещаются действия, которые приводят или могут привести к недопущению, ограничению или устранению конкуренции, ограничению доступа к участию в торгах. Время торгов должно быть определено точно и не вызывать вопросов у участников аукциона, а организатор торгов обязан предоставить им право участия в аукционе, в том числе сообщить время его проведения.

Судом установлено, что завершению спорного аукциона предшествовало объявление организатором торгов 15-минутного перерыва, при объявлении перерыва не сообщалось конкретное время, когда именно (во сколько) объявлен перерыв, когда именно (во сколько) будет продолжен аукцион, а была объявлена лишь общая продолжительность перерыва (15 минут). После перерыва организатором торгов также не было объявлено конкретное время, начиная с которого перерыв признан оконченным и продолжено проведение аукциона. Время, по состоянию на которое организатором торгов проверялась явка участников аукциона, также не объявлялось и не фиксировалось организатором торгов. Непосредственно перед окончанием аукциона организатор торгов, возобновив его проведение, зафиксировал, что представитель заявителя не явился для участия в аукционе, в связи с чем, продолжил проведение аукциона с единственным оставшимся участником, который и был признан победителем.

Таким образом, документы по проведению аукциона не позволяют установить, что возобновление торгов произведено по истечении 15 минут.  При этом организатором торгов не выяснялась причина неявки участника для участия в аукционе, не проверялось наличие (отсутствие) участника в помещениях Департамента, аукцион был продолжен и фактически сразу же завершен. Указанное поведение организатора торгов признано судом не отвечающим требованиям разумности.

Суд установил, что действия организатора торгов, который не предпринял должных мер по надлежащему извещению участников аукциона о времени продолжения аукциона после перерыва, не зафиксировал истечение установленного срока перерыва, привели к необоснованному ограничению доступа заявителя к участию в торгах. Отсутствие общества как одного из участников, имеющего намерение победить на аукционе, признано влияющим на результат проведенных торгов.

Поскольку антимонопольный орган не доказал, что аукцион был возобновлен и окончен уже после завершения объявленного в ходе торгов перерыва, суд удовлетворил заявленные требования.

 

13. Статьей 18.1 Закона о защите конкуренции регламентирован порядок рассмотрения антимонопольным органом жалоб на нарушение процедуры торгов и порядка заключения договоров, которым предусмотрено, что срок принятия антимонопольным органом решения по жалобе может быть продлен однократно.

По делу № А13-11991/2016 конкурсный управляющий должника и общество обратились в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными решения и предписания Управления ФАС, ссылаясь на нарушение антимонопольным органом порядка принятия решения, поскольку конкурсному управляющему не была предоставлена возможность участвовать в рассмотрении жалобы, Управлением не удовлетворено ходатайство об отложении рассмотрении дела.

В силу части 14 статьи 18.1 Закона № 135-ФЗ антимонопольный орган обязан рассмотреть жалобу по существу в течение семи рабочих дней со дня поступления жалобы, за исключением случая, предусмотренного частью 14.1 настоящей статьи.

Частью 14.1 статьи 18.1 Закона № 135-ФЗ предусмотрено, что если при рассмотрении жалобы комиссии антимонопольного органа необходимо получение дополнительной информации, срок принятия решения может быть продлен однократно на срок, установленный частью 14 настоящей статьи.

Статьей 18.1 Закона № 135-ФЗ установлен диспозитивный порядок направления антимонопольным органом уведомлений одним из указанных в ней способов, а именно, посредством почтовой либо факсимильной связи, либо электронной почты, направленной по адресу, указанному в извещении о проведении торгов, оператору электронной площадки по адресу электронной почты, указанному на сайте электронной площадки в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет».

Судом установлено, что информация о поступлении жалоб в предусмотренном Законом порядке своевременно размещена на сайте Управления ФАС в сети Интернет, на этом же сайте размещены уведомления Управления, уведомления также направлены организатору торгов и конкурсному управляющему по адресам электронной почты, указанным в сообщении о торгах и на сайте электронной торговой площадки.

Представители заявителей по жалобам приняли участие в заседании комиссии Управления ФАС 09.08.2016.

В связи с отсутствием подтверждения получения этих уведомлений организатором торгов рассмотрение жалоб отложено в пределах установленного Законом № 135-ФЗ максимального срока на семь рабочих дней. Уведомление направлено как по адресам электронной почты, так и почтовыми отправлениями, и получено конкурсным управляющим.

Суд пришел к выводу, что порядок уведомления конкурсного управляющего соблюден, на момент принятия жалоб к рассмотрению и на момент заседания комиссии УФАС конкурсный управляющий имел возможность направить свои письменные пояснения по существу заявленных жалоб в целях реализации предоставленных ему прав.

Повторное отложение рассмотрения жалоб противоречит требованиям части 14.1 статьи 18.1 Закона №135-ФЗ.

В связи с этим доводы заявителей судом отклонены, в удовлетворении заявленных требований отказано.

Аналогичная правовая позиция изложена в постановлении Арбитражного суда Северо-Западного округа от 23.01.2017 по делу №А56-23084/2016.

Решение суда не обжаловано и вступило в законную силу.

 

14. Отсутствие полномочий на участие в аукционе у представителя одного из трех участников не является основанием для признания аукциона несостоявшимся в целом.

По делу № А13-12745/2016 решением Управления ФАС признана обоснованной жалоба общества на действия организатора торгов – Департамента администрации города по отмене результатов аукциона на право заключения договора аренды имущества, находящегося в муниципальной собственности, аукционной комиссии предписано отменить протокол в соответствующей части, принять решение о признании аукциона состоявшимся.

Судом установлено, что для участия в аукционе поданы заявки тремя участниками торгов. Все три участника допущены к участию в аукционе по результатам рассмотрения заявок. Согласно протоколу о проведении аукциона последнее предложение о цене договора поступило от участника ООО «Аркон», однако аукционной комиссией принято решение отменить аукцион, так как выявлен факт неправомочности участия в аукционе представителя ООО «Город-Парк».

Суд первой инстанции согласился с решением и предписанием антимонопольного органа, сделав вывод, что отсутствие полномочий на участие в аукционе у представителя одного из трех участников не является основанием для признания аукциона несостоявшимся в целом.

Более того, полномочия отсутствовали у представителя участника, который представил предпоследнее предложение о цене договора.

Последнее предложение о цене договора поступило от участника № 2 – ООО «Аркон».

Таким образом, два остальных участника аукциона правомерно представили свои заявки, участвовали в аукционе и делали предложение о цене договора в соответствии с требованиями законодательства и аукционной документации.

В связи с этим у аукционной комиссии отсутствовали основания для признания аукциона несостоявшимся.

 

15. Отсутствие фиксации хода рассмотрения дела антимонопольным органом в протоколе либо путем стенографической или аудиозаписи заседания в любом случае является существенным нарушением процедуры и влечет отмену вынесенного решения антимонопольного органа.

По делу №А13-1465/2016 и по делу № А13-2120/2016 удовлетворены требования заявителей о признании недействительными решений антимонопольного органа.

В соответствии с частью 2 статьи 45 Закона № 135-ФЗ в ходе рассмотрения дела ведется протокол, который подписывается председателем комиссии. Комиссия вправе проводить стенографическую запись или аудиозапись своего заседания, при этом должна быть сделана отметка в протоколе об использовании технических средств записи заседания комиссии.

Судом установлено, что протоколы заседаний комиссии Управления ФАС в ходе рассмотрения дела о нарушении антимонопольного законодательства, не велись, комиссия также не фиксировала ход заседания путем стенографирования или аудиозаписи.

Администрация города при обращении в суд считала допущенное нарушение существенным, в связи с нарушением ее права  приводить свои доводы по всем возникающим в ходе рассмотрения дела вопросам, знакомиться с ходатайствами других лиц, участвующих в деле, возражать против ходатайств, доводов других лиц, участвующих в деле.

Администрация была привлечена к участию в деле в качестве заинтересованного лица определением от 05.11.2015 и имела возможность участвовать в рассмотрении дела на последнем заседании комиссии УФАС 08.12.2015. На заседании комиссии УФАС 08.12.2015 названные вопросы не исследовались. В отсутствие протоколов заседаний комиссии у нее не имелось возможности представить свои доводы и возражения по всем рассматриваемым вопросам, заявить ходатайства в целях более полного и всестороннего рассмотрения дела. Определения УФАС не содержат необходимой информации по спорным вопросам.

В оспариваемом решении УФАС признало, что изменения в Положение о проведении конкурсов с антиконкурентными критериями внесены Администрацией, следовательно, такое решение затрагивает ее права и законные интересы.

В связи с этим доводы ответчика и третьих лиц о том, что отсутствие протоколов заседания комиссии УФАС не повлекло за собой существенных нарушений прав лиц, участвующих в рассмотрении дела, и не названо в законе в качестве основания признания решения недействительным, судом не принимаются. 

Аналогичная правовая позиция изложена в определении Верховного Суда Российской Федерации от 16.03.2016 № 300-КГ16-817 и постановлении Президиума Суда по интеллектуальным правам от 23.11.2015 № С01-987/2015 по делу №СИП-206/2015, в постановлении Девятого арбитражного апелляционного суда от 22.07.2016 по делу № А40-232963/15, постановлении Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 25.08.2016 по делу № А65-4328/2016.

 
Расписание дел
Информация о деле
Госпошлина
Банкротство