Воскресенье, 15 сентября 2019
Карта сайта Email Главная Мобильная версия
Главная страница / Практика / Обобщения судебной практики

Полный список материалов

Справка по анализу судебной практики по делам, связанным с применением Федерального закона от 08.08.2001 № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей».

Справка

по анализу судебной практики по делам, связанным с применением   Федерального закона от 08.08.2001 № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей»

 

г.Вологда                                                                                      31 мая 2018 года

 

Во исполнение плана работы Арбитражного суда Вологодской области на первое полугодие 2018 года шестым судебным составов проведен анализ  практики по делам, связанным с применением Федерального закона от 08.08.2001 № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» (далее – Закон №129-ФЗ) за период с 2016 года по май 2018 года.

В ходе анализа установлено, что за указанный период в арбитражный суд поступило 92 заявления по вопросу государственной регистрации юридический лиц и индивидуальных предпринимателей.

Из них:

1) об обжаловании отказа в государственной регистрации 56.

2) о признании недействительной государственной регистрации -  36,

 

1. Дела об обжаловании отказа в государственной регистрации.

 

Необходимым условием проведения государственной регистрации в соответствии с Законом № 129-ФЗ является не только представление полного перечня документов, но и достоверность заявленной информации, подлежащей внесению в Единый государственный реестр юридических лиц (далее – ЕГРЮЛ) (Дело № А13-16367/2016).

 

Общество обратилось в Арбитражный суд Вологодской области с заявлением о признании незаконным решения Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 11 по Вологодской области об отказе в государственной регистрации на основании подпункта «а» пункта 1 статьи 23 Федерального закона от 08.08.2001 № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» (далее – Закон №129-ФЗ).

В обоснование требований заявитель указал, что все необходимые документы для регистрации реорганизации общества в форме присоединения были представлены в Инспекцию.

В соответствии с подпунктом «а» пункта 1 статьи 23 Закона № 129-ФЗ отказ в государственной регистрации допускается в случае непредставления заявителем определенных настоящим Федеральным законом необходимых для государственной регистрации документов,

Судом установлено, что  заявление общества о регистрации реорганизации по форме Р16003 содержало недостоверные сведения о реорганизации, об адресе местонахождения, так как правопреемник общества по адресу места нахождения не располагается, почтовую корреспонденцию не получает, в связи с чем осуществление связи с юридическим лицом не возможно, отсутствует  расчетный счет, имущество и транспортные средства, необходимые для ведения предпринимательской деятельности. Общество используется для массового присоединения к нему других юридических лиц, общая сумма задолженности в федеральный бюджет всех юридических лиц, участвующих в реорганизации путем присоединения к обществу составляет более 17 000 000 руб.

Суд на основании указанных обстоятельств пришел к выводу, что  процедура реорганизация используется обществом как способ ухода  от исполнения обязательств.

Предоставление недостоверных сведений в заявлении приравнивается к непредставления заявителем определенных Законом № 129-ФЗ необходимых для государственной регистрации документов, и влечет отказ в государственной регистрации в соответствии с  подпунктом «а» пункта 1 статьи 23 Закона.

Поскольку общество в заявлении представлены недостоверные сведения о реорганизации, суд пришел к выводу о соответствии решения инспекции действующему законодательству, в связи с чем  отказал заявителю в удовлетворении требований.  (Аналогичные дела №№А13-1838/2017, А13-2014/2017, А13-7695/2017, А13-2015/2017).

 

Наличие в ЕГРЮЛ сведений о массовом характере  регистрации свидетельствует о недостоверности  сведений заявления о государственной регистрации (Дело № А13-17001/2016).

 

Заявитель обратился в Арбитражный суд Вологодской области с заявлением о признании недействительным решения Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 11 по Вологодской области, вынесенного в соответствии с подпунктом «а» пункта 1 статьи 23 Закона № 129-ФЗ.

В обоснование требований указал, что   «массовость» руководителя и учредителя не является основанием для отказа в регистрации.

В соответствии с Законом № 129-ФЗ регистрации подлежат только достоверные сведения.

Суд установил, что согласно представленному заявлению учредителем и руководителем общества является заявитель, который по сведениям, содержащимся в ЕГРЮЛ на 09.11.2016, является "массовым" руководителем в 72 организациях, учредителем в 24 организациях.

В рассматриваемом деле установлено, что организации, руководителем которых являлся заявитель, зарегистрированы на территории различных регионов Российской Федерации: Вологодская область, Самарская область, город Москва, Республика Карелия, Краснодарский край, Ростовская область, Чувашская республика, Ставропольский край.

В соответствии с данными ЕГРЮЛ  виды деятельности организаций, руководителем которых являлся заявитель, имеют несовместимые виды основной деятельности: производство электро-монтажных работ, управление финансово-промышленными группами, розничная торговля металлическими и неметаллическими конструкциями, производство общестроительных работ по строительству мостов, надземных автомобильных дорог и подземных дорог, деятельность в области права, бухгалтерского учета и аудита, строительство зданий и сооружений, оптовая торговля зерном, подготовка к продаже собственного недвижимого имущества,  организация перевозки грузов, оптовая торговля ювелирными изделиями.

Организациями не сдается налоговая отчетность или  представляется «нулевая» отчетность, отсутствуют основные работники.

Указанные факты свидетельствует, что фактически заявитель не имеет возможности осуществлять управление юридическими лицами, расположенными в разных регионах страны в объеме, предусмотренным Федеральными законами от 08.02.1998 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» и от 26.12.1995 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах» и не преследует цели осуществлять финансово-хозяйственную деятельность организаций, что  свидетельствует о номинальности назначения директором и фиктивных действиях со стороны вышеуказанного физического лица, направленных на внесение в ЕГРЮЛ недостоверность сведений.

Кроме этого судом установлено, что заявленный адрес регистрации фактически используется не для осуществления хозяйственной деятельности, а для «массового» присоединения юридических лиц.

Представление заявления, содержащего недостоверные сведения, следует рассматривать как непредставление в регистрирующий орган документа, содержащего необходимые сведения, что является основанием для отказа в государственной регистрации в соответствии с подпунктом «а» пункта 1 статьи 23 Закона № 129-ФЗ. Указанный вывод соответствует правовой позиции Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в постановлении от 08.02.2011 № 12101/10.

При таких обстоятельствах, суд признал требование заявителя не подлежащими удовлетворению.

 

В обязанности регистрирующего органа входит проверка заявления на наличие препятствий для государственной регистрации в полном объеме (дело № А13-13810/2017).

 

Заявитель обратился в Арбитражный суд Вологодской  области с заявлением, о признании недействительным решения об отказе в государственной регистрации. Просил суд обязать инспекцию зарегистрировать общество.

МИФНС указала, что  инспекцией установлен факт представления обществом для государственной регистрации документов,  содержащих недостоверные сведения в отношении создаваемого юридического лица.

Оценив в порядке статьи 71 АПК РФ материалы дела и доводы лиц, участвующих в деле, суд пришел к выводу об отсутствии достаточных доказательств недостоверности сведений, представленных  заявителем для государственной регистрации создания общества, необоснованности выводов МИФНС, изложенных в оспариваемом решении.

В ходе судебного разбирательства инспекцией заявлены дополнительные доводы  о наличии основания для отказа в государственной регистрации на основании  подпункта «ф» пункта 1 статьи 23 Закона № 129-ФЗ, поскольку заявитель являлся учредителем и руководителем общества, ранее исключенного из ЕГРЮЛ как недействующее юридическое лицо.

Указанные обстоятельства не исследовались инспекцией при рассмотрении заявления Ивановой Е.В., не являлись основанием принятия оспариваемого решения.

При этом суд указал, что регистрирующий орган обязан проверять заявление о государственной регистрации юридического лица на наличие препятствий для государственной регистрации в полном объеме. 

В связи с этим заявленные требования  о признании решения недействительным удовлетворены, а предложенный заявителем способ устранения нарушенного права  в виде возложения на инспекцию обязанности зарегистрировать общество судом не применен.

 

При доказанности совокупности обстоятельств, предусмотренных подпунктом «ф» пункта 1 статьи 23 Закона № 129-ФЗ, решение об отказе в государственной регистрации юридического лица не может быть признано незаконным (дело № А13-13669/2017).

 

Заявитель обратился в арбитражный суд с требованием о признании недействительным решения инспекции об отказе в государственной регистрации общества.

Инспекция в решении указала, что имелись основания для отказа в государственной регистрации, установленные  подпунктом «ф» пункта 1 статьи 23 Закона № 129-ФЗ.  

Подпунктом «ф» пункта 1 статьи 23 Закона № 129-ФЗ установлено, что отказ в регистрации допускается, если представлены документы для включения сведений об учредителе (участнике) или  о лице, имеющем право без доверенности действовать от имени юридического лица, в отношении лиц, имевших на момент исключения юридического лица из ЕГРЮЛ как недействующего право без доверенности действовать от имени такого юридического лица, которое на момент его исключения из ЕГРЮЛ имело задолженность перед бюджетом либо в отношении которого указанная задолженность была признана безнадежной к взысканию в связи с наличием признаков недействующего юридического лица, при условии, что на момент представления документов в регистрирующий орган не истекли три года с момента исключения указанного юридического лица из ЕГРЮЛ.

Судом установлено, что в заявлении о государственной регистрации общества заявитель указан как учредитель общества, который ранее являлся директором общества ранее исключенного из реестра на основании пункта 2 статьи 21.1 Закона № 129-ФЗ (на основании признаков недействующего юридического лица). Надлежащих доказательств освобождения заявителя от  должности директора общества, признанного недействующим, и внесения об этом соответствующих сведений в ЕГРЮЛ суду не представлено.

При этом суд установил, что при исключении общества из ЕГРЮЛ у данного юридического лица имелась задолженность по пеням (штрафам) за непредставление в установленный срок в налоговый орган документов и (или) иных сведений, предусмотренных Налоговым кодексом Российской Федерации.

На момент подачи в регистрирующий орган документов для государственной регистрации общества при создании, не истекли три года с момента исключения  недействующего общества из ЕГРЮЛ.

На основании указанных обстоятельств судом принято решение об отказе в удовлетворении требований заявителя.

(Аналогичное дело № А13-15879/2017)

 

Необходимым условием проведения регистрации в соответствии с Законом № 129-ФЗ в отношении нежилых помещений является документ, подтверждающий законные основания для использования его в качестве места расположения юридического лица (Дело № А13-16630/2016).

 

Общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании незаконным решения об отказе в государственной регистрации юридического лица.

Суд отказал заявителю в удовлетворении требований, указав следующее.

В соответствии с пунктом 5 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.07.2013 № 61 «О некоторых вопросах практики рассмотрения споров, связанных с достоверностью адреса юридического лица» (далее – Постановление № 61) регистрация по адресу жилого объекта недвижимости допустима только в тех случаях, когда собственник объекта дал на это согласие; согласие предполагается, если названный адрес является адресом места жительства учредителя (участника) или лица, имеющего право действовать от имени юридического лица без доверенности.

Данное положение применимо только по отношению к жилым помещениям. В отношении нежилых помещений заявитель должен представитель законные основания для использования его в качестве места расположения юридического лица.

В соответствии с пунктом 6 статьи 17 Закона о государственной регистрации к заявлению о внесении в ЕГРЮЛ сведений об изменении адреса юридического лица, при котором изменяется место нахождения юридического лица, должны быть приложены также документы, подтверждающие наличие у юридического лица или лица, имеющего право без доверенности действовать от имени юридического лица,  права пользования в отношении объекта недвижимости или его части, расположенных по новому адресу юридического лица.

Суд установил, что помещение, в котором находится общество является нежилым, в связи с чем только одного факта регистрации в нем учредителя и директора не достаточно, поскольку у общества не возникает права пользования данным помещением. Регистрация директора в нежилом помещении как месте жительства не влечет автоматического права владения данным помещением, так как оно является нежилым.

Представленное обществом в качестве основания для регистрации по новому адресу гарантийное письмо собственника помещения, судом не принято в качестве  надлежащего доказательства, поскольку  письмо не порождает взаимных прав и обязанностей и не является основанием для владения и пользования объектом недвижимости.

Поскольку документ,   подтверждающий   право   пользования помещением по новому месту регистрации, приложен не был, суд отказал заявителю в удовлетворении заявленных требований. (Аналогичное дело №А13-16367/2016).

 

Несоответствие заявления о государственной регистрации установленной форме влечет отказ в государственной регистрации (Дело № А13-16362/2016)

 

Общество обратилось в Арбитражный суд Вологодской  области с заявлением к инспекции о признании незаконными решений об отказе в государственной регистрации.

Инспекция указала, что в соответствии положениями Требований к оформлению документов, представляемых в регистрирующий орган, утвержденных приказом ФНС России от 25.01.2012 года № ММВ-7-6/25@, пункт 3.6 «Контактные данные» листа  А заявления по форме Р16003 заполняется с указанием номера телефона, по которому можно связаться с заявителем. Данное требование заявителем не выполнено.

Суд на основании материалов дела установил, что в пункте 3.6 листа «А», представленных обществом в регистрирующий орган заявлений о внесении записей о прекращении деятельности присоединяемых юридических лиц,  не указаны номера телефонов.  

Судом учтено постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 08.02.2011 № 12101/10, в котором разъяснено, что представление заявления, заполненного не по форме, следует рассматривать как непредставление в регистрирующий орган документа, содержащего необходимые сведения, что является основанием для отказа в государственной регистрации юридического лица на основании подпункта «а» пункта 1 статьи 23 Закона о регистрации.

При таких обстоятельствах суд пришел к выводу о правомерности отказа регистрирующего органа в государственной регистрации прекращения деятельности юридических лиц в форме присоединения ввиду нарушения Требований по оформлению заявления, что  равносильно отсутствию заявления о государственной регистрации, оформленного в соответствии с действующим законодательством.

(Постановлениями судов апелляционной и кассационной инстанций от 04.09.2017, от 15.12.2017 решение суда оставлено в без изменений).

 

2. Дела о признании недействительной государственной регистрации.

 

Несоблюдение установленного порядка ликвидации юридического лица является основанием для признания  незаконным  решения о государственной регистрации ликвидации (дело № А13-1032/2017) 

 

Конкурсный управляющий обратился в Арбитражный суд Вологодской области с заявлением к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 11 по Вологодской области (далее - Инспекция) о признании незаконным решения о государственной регистрации прекращения деятельности общества в связи с его ликвидацией.

В обоснование требований указал, что оспариваемое решение основано на недостоверных сведениях ликвидационного баланса о задолженности, а также на нарушение порядка ликвидации, установленного ГК РФ.

Согласно статье 63 ГК РФ ликвидационная комиссия принимает меры по выявлению кредиторов и получению дебиторской задолженности, а также уведомляет в письменной форме кредиторов о ликвидации юридического лица.

После завершения расчетов с кредиторами ликвидационная комиссия составляет ликвидационный баланс, который утверждается учредителями (участниками) юридического лица или органом, принявшими решение о ликвидации юридического лица. (пункт 6 статьи 63 ГК РФ).

Предусмотренная названными нормами процедура ликвидации юридического лица предполагает действия ликвидационной комиссии (ликвидатора) по выявлению его кредиторов; предоставлению кредиторам возможности заявить свои требования; составлению ликвидационного баланса, отражающего действительное имущественное положение ликвидируемого юридического лица и его расчеты с кредиторами.

Необходимые для государственной регистрации документы должны соответствовать требованиям закона и как составляющая часть государственных реестров,  содержать достоверную информацию. Поэтому представление ликвидационного баланса, не отражающего действительного имущественного положения ликвидируемого юридического лица и его расчеты с кредиторами, следует рассматривать как непредставление в регистрирующий орган документа, содержащего необходимые сведения, что является основанием для отказа в государственной регистрации ликвидации юридического лица на основании подпункта "а" пункта 1 статьи 23 Закона № 129-ФЗ.

Суд установил, что в нарушение требований статьи 63 ГК РФ ликвидационная комиссия не уведомила письменно кредитора общества о ликвидации и не произвела расчета с ним. При этом председателю ликвидационной комиссии было известно об обязательствах, не исполненных перед кредитором общества. Ликвидационная комиссия   не отразила достоверно в ликвидационном балансе общества сведения о неисполненных обязательствах; документы на ликвидацию подала без учета этих обстоятельств.

Поскольку при ликвидации общества был нарушен установленный статьями 61 - 64 ГК РФ порядок ликвидации юридического лица  и представленные в регистрирующий орган для государственной регистрации документы не содержали достоверной информации, не отражали действительного имущественного положения ликвидируемого юридического лица, суд пришел к выводу, что у Инспекции отсутствовали основания для принятия решения о прекращении деятельности общества в связи с чем отказал заявителю в удовлетворении требований.

(Постановлениями судов апелляционной и кассационной инстанций от 30.08.2017, от 30.11.2017 решение суда оставлено в без изменений).

(Аналогичное дело № А13-2318/2017 )

 

Исключение недействующего юридического лица из ЕГРЮЛ при наличии непогашенных обязательств, о которых не было заявлено заинтересованным лицом в установленном порядке, не противоречит действующему законодательству (дело № А13-20794/2017)

 

Общество обратилось в Арбитражный суд с заявлением к Инспекции с заявлением  о признании незаконным решения о предстоящем исключении юридического лица из Единого государственного реестра юридических лиц (далее -ЕГРЮЛ); о признании незаконными действий по внесению в реестр записи об исключении юридического лица из ЕГРЮЛ.

В обоснование требований заявитель ссылался на нарушение действиями инспекции своих прав как кредитора общества, поскольку исключение юридического лица из реестра  произведено регистрирующим органом без учета  наличия неисполненных перед заявителем денежных обязательств.

Исследовав доказательства по делу, арбитражный суд отказал в удовлетворении заявленных требований.

Порядок исключения недействующего юридического лица из ЕГРЮЛ предусмотрен статьями 21.1 и 22 Закона № 129-ФЗ).

В соответствии с пунктом 1 статьи 21.1 Закона № 129-ФЗ юридическое лицо, которое в течение последних двенадцати месяцев, предшествующих моменту принятия регистрирующим органом соответствующего решения, не представляло документы отчетности, предусмотренные законодательством Российской Федерации о налогах и сборах, и не осуществляло операций хотя бы по одному банковскому счету, признается фактически прекратившим свою деятельность (далее - недействующее юридическое лицо). Такое юридическое лицо может быть исключено из ЕГРЮЛ в порядке, предусмотренном указанным законом.

Пунктом 2 статьи 21.1. Закона № 129-ФЗ определено, что при наличии одновременно всех признаков недействующего юридического лица регистрирующий орган принимает решение о предстоящем исключении юридического лица из ЕГРЮЛ.

Суд установил, что общество на дату исключения из ЕГРЮЛ  отвечало всем признакам недействующего юридического лица: отсутствовало движение денежных средств по банковским счетам, не представлялись течение 12 месяцев  документы отчетности, предусмотренные законодательством Российской Федерации о налогах и сборах.

Процедура исключения из реестра, предусмотренная пунктом 4 статьи 21.1  Закона № 129-ФЗ Инспекцией была соблюдена: вынесено решение о предстоящем исключении недействующего юридического лица из ЕГРЮЛ, которое   опубликовано в журнале «Вестник государственной регистрации». Заявления, содержащие какие-либо возражения относительно исключения общества из реестра, в Инспекцию    не поступали.

Суд пришел к выводу, что наличие непогашенной задолженности перед кредитором, о которой не было заявлено в порядке, установленном пунктом 4 статьи 21.1 Закона № 129-ФЗ, не может свидетельствовать о незаконности действий регистрирующего органа по исключению из ЕГРЮЛ недействующего юридического лица.

Учитывая открытость данной информации и отсутствие обязанности регистрирующего органа информировать заинтересованных лиц иным способом об исключении юридического лица из реестра, заявитель и иные заинтересованные лица вправе были самостоятельно отслеживать информацию о юридическом лице, а также о принятых регистрирующим органом решениях.

(Аналогичные дела №№ А13-7975/2017,   А13-4992/2017)

 

При отсутствии установленных законом оснований государственная регистрация при прекращении физическим лицом деятельности в качестве индивидуального предпринимателя в принудительном порядке по решению суда не производится (Дело № А13-10392/2017)

 

Учреждение социального обслуживания обратилось в Арбитражный суд Вологодской области с заявлением к инспекции о прекращении деятельности недееспособного физического лица в качестве индивидуального предпринимателя.

Исследовав доказательства по делу, арбитражный суд отказал в удовлетворении заявленных требований.

Согласно пункту 4 статьи 22.3 Закона № 129-ФЗ государственная регистрация при прекращении физическим лицом деятельности в качестве индивидуального предпринимателя в принудительном порядке по решению суда осуществляется на основании поступившей в регистрирующий орган из арбитражного суда путем направления заказным письмом с уведомлением о вручении либо в электронной форме с использованием информационно-телекоммуникационных сетей, в том числе сети Интернет, копии решения суда о прекращении деятельности данного лица в качестве индивидуального предпринимателя в принудительном порядке.

В решении суд указал, что учреждением не доказано наличие  фактических обстоятельств, которые положениями статьи 1253 ГК РФ, подпункта 7 пункта 4 статьи 40 Закона Российской Федерации от 07.02.1992 № 2300-1 «О защите прав потребителей» предусмотрены в качестве оснований для принудительного прекращения деятельности физического лица в качестве индивидуального предпринимателя.

Правовая норма, изложенная в пункте  4 статьи 22.3 Закона № 129-ФЗ,  не устанавливает самостоятельных оснований для принудительного прекращения деятельности физического лица в качестве индивидуального предпринимателя. Вышеприведенная правовая норма определяет какие именно документы могут служить формальным основанием для выполнения регистрирующим органом процедуры государственной регистрации при прекращении физическим лицом деятельности в качестве индивидуального предпринимателя в принудительном порядке по решению суда, а также устанавливает требования к форме соответствующих документов и способы их представления в регистрирующий орган.

В силу пункта 7 статьи 22.3 Закона № 129-ФЗ представление документов, включая заявление по форме  Форма № Р26001 «Заявление о государственной регистрации прекращения физическим лицом деятельности в качестве индивидуального предпринимателя» для государственной регистрации при прекращении физическим лицом деятельности в качестве индивидуального предпринимателя в связи с принятием им решения о прекращении данной деятельности осуществляется в порядке, предусмотренном статьей 9 настоящего Федерального закона.

Учреждение не обращалось в регистрирующий орган с заявлением по форме № Р26001 о государственной регистрации прекращения физическим лицом деятельности в качестве индивидуального предпринимателя.

Таким образом, суд пришел к выводу, что Учреждение не доказало наличие предусмотренных законом правовых и фактических основания для удовлетворения заявленных требований.

 

Использование в фирменном наименовании юридического лица официального наименования Российская Федерация или Россия, а также слов, производных от этого наименования влечет обязанность приведения фирменного наименования в соответствие с требованиями действующего законодательства ( Дело № А13 -17629/2017).

 

Инспекция обратилась в Арбитражный суд Вологодской  области с исковым заявлением об обязании общества изменить фирменное наименование путем подачи в регистрирующий орган заявления о государственной регистрации изменений, вносимых в учредительные документы.

В обоснование требований заявитель указал, что выбранное обществом наименование не соответствует положениям пункта 4 статьи 1473 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку выбранное наименование юридического лица «Ростех» является производным от официального наименования Российская Федерация или Россия.

Ответчик, возражая против удовлетворения требований указал, что фирменное наименование ООО «Ростех» не производно от слов «Россия» и «Российская Федерация», поскольку учредитель отталкивался от названия «Региональные оконные системы и технологии», но решил, что данное название слишком длинное и будет плохо восприниматься контрагентами и выбрал сокращенный вариант.

Согласно пункту 4 статьи 1473 ГК РФ в фирменное наименование юридического лица не могут включаться полные или сокращенные официальные наименования федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления.

Включение в фирменное наименование юридического лица официального наименования Российская Федерация или Россия, а также слов, производных от этого наименования, допускается по разрешению, выдаваемому в порядке, установленном Правительством Российской Федерации.

Суд установив, что разрешение на использование  в своем фирменном наименовании официального наименования Российская Федерация или Россия, а также слов, производных от этого наименования у ответчика отсутствует,  пришел к выводу, что в сокращенном наименовании ответчика содержится сокращение «Рос», представляющее собой устойчивое общеизвестное буквенное сочетание, сокращенное от «Российский», «Россия», вызывающее стойкую ассоциацию потребителя с участием государства в деятельности организации либо с особой значимостью деятельности данной организации в государственных интересах, что может привести к введению в заблуждение хозяйствующих субъектов в отношении содержания, качества предоставляемых услуг и принадлежности такой организации к государственным органам и может создавать у организации с таким названием недопустимые конкурентные преимущества.

В связи с чем, суд удовлетворил заявленные требования Инспекции.

 

Разногласия сторон в отношении исполнения обязанности по государственной регистрации следует рассматривать как спор о праве, который  не подлежит разрешению в порядке главы 27 АПК РФ (Дело №А13-5572/2017).

 

Индивидуальный предприниматель обратился с заявлением в суд об установлении факта прекращения его деятельности в качестве индивидуального предпринимателя в связи с принятием им решения о прекращении данной деятельности с 28.12.2012.

В обоснование заявленных требований указал, что 28.12.2017 его деятельность в качестве индивидуального предпринимателя прекращена Инспекцией на основании собственного заявления, в то же время его регистрация в качестве индивидуального предпринимателя произведенная Инспекцией Министерства Российской Федерации по налогам и сборам по городу Петрозаводску Республики Карелия, продолжает действовать. Считает, что Единый государственный реестр индивидуальных предпринимателей может содержать лишь одну запись о его государственной регистрации в качестве предпринимателя.

Юридическое лицо или индивидуальный предприниматель вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением об установлении фактов, имеющих юридическое значение, только если у заявителя отсутствует возможность получить или восстановить надлежащие документы, удостоверяющие эти факты, и если федеральным законом и иным нормативным правовым актом не предусмотрен иной внесудебный порядок установления соответствующих фактов (часть 1 статьи 219 АПК РФ).

Арбитражный суд установил, что Законом № 129-ФЗ предусмотрен иной (внесудебный) порядок прекращения физическим лицом деятельности в качестве индивидуального предпринимателя, который заявителем не соблюден. Предприниматель с документами,  необходимыми для регистрации прекращения деятельности в  регистрирующий орган не обращался, в связи с чем суд отказал заявителю в удовлетворении требований.

Апелляционный суд в постановлении от 27.09.2017 поддержал позицию суда первой инстанции.

Арбитражный суд Северо-Западного округа постановлением от 24.01.2018 решение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции отменил, заявление предпринимателя оставил без рассмотрения.

Согласно пункту 4 статьи 22.1 Закона № 129-ФЗ не   допускается государственная регистрация физического лица в качестве индивидуального предпринимателя, если не утратила силу его государственная регистрация в таком качестве.

Арбитражный суд Северо-Западного округа  указал, что если между сторонами правоотношения возникли разногласия в отношении исполнения обязанности одной из сторон данного правоотношения, то такие разногласия следует рассматривать как спор о праве; факт исполнения обязанности одной из сторон правоотношения не подлежит  установлению в арбитражном суде в порядке особого производства.

Суд кассационный инстанции пришел к выводу, что  в рассматриваемом случае имеет место несогласие предпринимателя с действиями регистрирующего органа, выразившимися в сохранении в Реестре записи о заявителе как индивидуальном предпринимателе, несмотря на то, что на основании поданного им заявления его деятельность в качестве индивидуального предпринимателя прекращена 28.12.2017.

 В связи с чем, на основании части 4 статьи 221 АПК РФ  заявление предпринимателя об установлении факта, подлежало оставлению без рассмотрения.

 

 

Судья                                                                                             Ю.В. Селиванова

 

 

 

 

Председатель

шестого судебного состава                                                                     С.А.Киров

 

 

 
Расписание дел
Информация о деле
Госпошлина
Банкротство