Вторник, 12 декабря 2017
Карта сайта Email Главная Мобильная версия
Главная страница / Практика / Обобщения судебной практики

Полный список материалов

Справка по вопросам применения положений главы 14 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях

С П Р А В КА

по вопросам применения положений главы 14 Кодекса Российской Федерации об
административных правонарушениях

 

1. Являются ли медицинские и социальные учреждения субъектами технического регулирования в части соблюдения требований технических регламентов к питанию пациентов в столовой учреждений, хранению и применению лекарственных средств и подлежат ли ответственности по части 1 статьи 14.43 КоАП РФ?

Постановлением Роспотребнадзора учреждение социального обслуживания - психоневрологический интернат привлечено к административной ответственности по части 1 статьи 14.43 КоАП РФ за нарушение норм Федерального закона от 12.06.2008 № 88-ФЗ «Технический регламент на молоко и молочную продукцию», поскольку при осуществлении питания проживающих в учреждении лиц использовало фальсифицированную молочную продукцию,  в которой обнаружены жиры немолочного происхождения. Не согласившись с привлечением к административной ответственности, учреждение оспорило данное постановление в судебном порядке.

Решением арбитражного суда заявление учреждения оставлено без удовлетворения (Дело № А13-16913/2015). Суд при рассмотрении дела пришел к выводу о наличии в действиях учреждения состава административного правонарушения.

Четырнадцатый арбитражный апелляционный суд при отмене решения суда исходил из того, что учреждение не является надлежащим субъектом ответственности по части 1 статьи 14.43 КоАП РФ, поскольку:

- приобретение пищевой продукции осуществлялось для организации питания получателей социальных услуг, то есть для собственных нужд учреждения,

- учреждение не является продавцом продукции в понимании статьи 14.43 КоАП РФ, его действия могут квалифицироваться как осуществление лицензионного вида деятельности с нарушением лицензионных требований и условий, за что ответственность установлена частями 3 и 4 статьи 14.1 КоАП РФ.

Аналогичные выводы сделаны судом апелляционной инстанции и при рассмотрении заявления территориального органа в сфере здравоохранения о привлечении медицинского учреждения к административной ответственности по части 1 статьи 14.43 КоАП РФ за нарушение Правил хранения лекарственных средств (Дело А44-2351/2013).

Вместе с тем, по данному вопросу имеется и иной подход.

Так, постановлением Третьего арбитражного апелляционного суда по делу № А33-5609/2014 отклонен довод учреждения здравоохранения о том, что при оказании медицинской помощи больница не осуществляет предпринимательскую деятельность, не является ни изготовителем, ни исполнителем, ни продавцом какой-либо продукции и не является субъектом правонарушения по части 1 статьи 14.43 КоАП РФ. Решение о привлечении учреждения к административной ответственности оставлено без изменения.

2. Образуют ли действия лица, осуществляющего перевозку пассажиров и багажа легковым транспортным средством без разрешения на осуществление деятельности по перевозке пассажиров и багажа легковым такси, объективную сторону состава административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 14.1.2 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях?

Управление Министерства внутренних дел обратилось в Арбитражный суд Вологодской области с заявлением о привлечении индивидуального предпринимателя к административной ответственности, предусмотренной частью 2 статьи 14.1 КоАП РФ за оказание услуг по перевозке пассажиров на коммерческой основе легковым такси без специального разрешения (Дело А13-5959/2016).

Определением Арбитражного суда Вологодской области производство по настоящему делу прекращено на основании пункта 1 части 1 статьи 150 АПК РФ ввиду неподведомственности дела арбитражному суду. Арбитражный суд при рассмотрении дела переквалифицировал действия предпринимателя по части 1 статьи 14.1.2 КоАП РФ.

Суд апелляционной инстанции оставил определение без изменения.

Управление с определением суда не согласилось и обратилось с кассационной жалобой. Указало, что деятельность по перевозке пассажиров и багажа легковым такси не является предпринимательской деятельностью в области транспорта, на ее осуществление необходимо получение разрешения, а не лицензии, следовательно, осуществление данной деятельности без разрешения не подлежит квалификации по части 1 статьи 14.1.2 КоАП РФ.

Суд кассационной инстанции отменил определение суда первой инстанции о прекращении производства по делу и указал на необходимость квалификации действий по оказанию услуг по перевозке пассажиров на коммерческой основе легковым такси без специального разрешения по части 2 статьи 14.1 КоАП РФ и отказал в удовлетворении заявления о привлечении к административной ответственности в связи с пропуском срока давности.

В соответствии частями 1, 3, 7 статьи 9  Федерального закона от 21.04.2011 №69-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» деятельность по перевозке пассажиров и багажа легковым такси осуществляется при условии получения юридическим лицом или индивидуальным предпринимателем разрешения на осуществление такой деятельности. Разрешение выдается на каждое транспортное средство, используемое в качестве легкового такси. Разрешение должно находиться в салоне легкового такси и предъявляться по требованию пассажира, должностного лица уполномоченного органа или сотрудника государственной инспекции безопасности дорожного движения.

По общему правилу, осуществление предпринимательской деятельности без специального разрешения (лицензии), если такое разрешение (такая лицензия) обязательно (обязательна), влечет административную ответственность по части 2 статьи 14.1 КоАП РФ.

Вместе с тем, Федеральным законом от 28.07.2012 № 131-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», вступившим в силу 30.07.2012, введена в действие статья 14.1.2 КоАП РФ, частью 1 которой предусмотрена административная ответственность за осуществление предпринимательской деятельности в области транспорта без лицензии.

Согласно статье 49 Гражданского кодекса Российской Федерации отдельными видами деятельности, перечень которых определяется законом, юридическое лицо может заниматься только на основании специального разрешения (лицензии).

Из положений части 2 статьи 14.1 КоАП РФ следует, что понятия «специальное разрешение» и «лицензия» являются синонимичными.

Часть 1 статьи 14.1.2 КоАП РФ не содержит в качестве необходимого условия привлечения к административной ответственности нарушение Федерального закона от 04.05.2011 № 99-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности».

В связи с этим в судебной практике арбитражных судов и судов общей юрисдикции имеется иная позиция, в соответствии с которой  деятельность по перевозке пассажиров и багажа легковым такси является предпринимательской деятельностью в области транспорта соответственно такие действия подлежат квалификации по части 1 статьи 14.1.2 КоАП РФ, поскольку данная норма является специальной по отношению к части 2 статьи 14.1 КоАП РФ (постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда по делу № А65-9759/2013, постановление Верховного суда Республики Татарстан по делу № 4а-992м, постановление Камчатского краевого суда по делу № 4-А-364).

3. По какой из норм Кодекса: части 2 статьи 14.1.3 или статье 7.22 подлежат квалификации действия управляющей компании, имеющей лицензию на управление многоквартирным домом при проведении муниципального жилищного контроля при выявлении нарушений, свидетельствующих о нарушении лицензионных требований и условий.

Общество обратилось в арбитражный суд с заявлением об оспаривании постановления инспекции о привлечении к административной ответственности, предусмотренной статьей 7.22 КоАП РФ.

Оспариваемым постановлением обществу вменялось нарушение требований Правил содержания общего имущества многоквартирного дома.

Решением суда требования общества удовлетворены, постановление инспекции признано незаконным и отменено в полном
объеме.

Удовлетворяя требования общества, с учетом позиции Верховного Суда Российской Федерации, изложенной в решении от 23.09.2015 № АКПИ15-957, арбитражный суд пришел к выводу о том, что с момента получения управляющей компанией лицензии, в ее отношении должен осуществляться только лицензионный контроль для проверки соблюдения лицензионных требований, названных в пункте 3 Положения «О лицензировании предпринимательской деятельности по управлению многоквартирными домами», утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 28.10.2014 № 1110. Осуществление других видов контроля не соответствует целям лицензионного законодательства и степени административной ответственности за нарушение лицензионных требований.

Лицензионными требованиями, административная ответственность за нарушение которых установлена частью 2 статьи 14.1.3 КоАП РФ, является оказание всех услуг и (или) выполнение работ по надлежащему содержанию общего имущества в многоквартирном доме управляющей организацией, надлежащее содержание имущества дома, что также предполагает и соблюдение Правил № 170.

В данном случае в отношении общества мэрией проведен муниципальный жилищный контроль, вместе с тем полномочия по проведению проверок при осуществлении лицензионного контроля органом местного самоуправления не передавались. При этом правом проведения проверки лицензионных требований наделены органы государственного жилищного надзора при осуществлении лицензионного контроля.

В ходе проверки фактически были проверены вопросы содержания общедомового имущества лицензиатом, которые относятся к компетенции лицензионного контроля.

Часть 2 статьи 14.1.3 КоАП РФ в рассматриваемом случае является специальной правовой нормой (применяется только в отношении лицензиатов) и имеет приоритет над общей нормой, установленной в статье 7.22 КоАП РФ, которая применяется ко всем лицам, ответственным за содержание общего имущества.

При таких обстоятельствах, деяние общества неправомерно квалифицировано инспекцией по статье 7.22 КоАП РФ, так как образует состав административного правонарушения по части 2 статьи 14.1.3 КоАП РФ.

Аналогичная позиция изложена в постановлениях Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 25.05.2016 № 18АП-4533/2016, от 24.10.2016 № 18АП-12667/2016, Десятого арбитражного апелляционного суда от 26.04.2016 по делу № А41-106275/15, от 29.08.2016 по делу № А41-23326/16, Восьмого арбитражного апелляционного суда от 19.04.2016 № 08АП-2582/2016, от 22.08.2016 № 08АП-7951/2016, Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 13.04.2016 по делу № А82-11519/2015.

Вместе с тем, с данными выводами суда не согласилась апелляционная инстанция. Отменяя решение суда и отказывая обществу в удовлетворении требований, апелляционный суд указал следующее. 

Инспекция, являясь лицензирующим органом, имеет право в отношении организаций, осуществляющих управление многоквартирными домами на основании выданной лицензии, проводить только лицензионный контроль, и, соответственно, привлекать данные организации по статьей 14.1.3 КоАП РФ.

В данном случае инспекция не проводила проверку общества как управляющей компании, имеющей лицензию, на предмет соблюдения ею лицензионных требований.

Проверка, в результате которой выявлены факты нарушений Правил № 170, проводилась органом муниципального жилищного контроля в рамках предоставленных ему полномочий, протокол об административном правонарушении по статье 7.22 КоАП РФ также составлен органом муниципального жилищного контроля в рамках предоставленных полномочий.

При этом орган местного самоуправления не выступает в данном случае лицензирующим органом и ему не предоставлено право составлять в отношении управляющих организаций протоколы об административных правонарушениях по статье 14.1.3 КоАП РФ.

Оспариваемое постановление вынесено инспекцией на основании протокола об административном правонарушении, составленном органом муниципального жилищного контроля, в рамках определенного нормативными актами взаимодействия муниципального жилищного контроля и органов государственного надзора, следовательно, является законным и обоснованным.

В настоящее время определением Верховного Суда Российской Федерации от 18.11.2016 № 307-АД16-13243 принята к производству жалоба общества на постановление суда апелляционной инстанции (дело № А13-3627/2016).

4. Образует ли состав административного правонарушения, предусмотренного частью 3 статьи 14.17 КоАП РФ, действия общества по реализации алкогольной продукции в период, когда срок действия прежней лицензии истек, а новая лицензия еще не выдана, однако действие вновь выданной лицензии распространено на весь период с момента окончания прежней лицензии.

По делу № А13-2353/2016 установлено, что 03.02.2016 в торговой точке общества осуществлялось хранение и предложение к розничной продаже крепкой алкогольной продукции без соответствующей лицензии на право розничной продажи алкогольной продукции. По данному факту УМВД составлен протокол об административном правонарушении, ответственность за которое предусмотрена частью 3 статьи 14.17 КоАП РФ и заявление в арбитражный суд о привлечении общества к административной ответственности по части 3 статьи 14.17 КоАП РФ.

Решением суда первой инстанции требования УМВД удовлетворены, поскольку 28.01.2016 закончился срок действия лицензии на осуществление розничной продажи алкогольной продукции, в момент проверки действующая лицензия предъявлена не была, алкогольная продукция находилась в розничной продаж, новая лицензия выдана только 24.02.2016.

При этом суд сделал вывод о том, что поскольку общество не осуществило действий по переоформлению лицензии, пункт 14 статьи 19 Закона № 171-ФЗ не подлежит применению.

Постановлением апелляционной инстанции решение суда первой инстанции отменено, в удовлетворении требований отказано, поскольку новая лицензия от 24.02.2016 оформлена на срок с 28.01.2015 до 28.01.2017, вследствие чего действия по розничной торговле алкогольной продукции совершены в период действия уже новой лицензии.

5. Подведомственны ли арбитражным судам дела об оспаривании постановлений государственных инспекций труда о привлечении к административной ответственности по части 1 статьи 14.54 КоАП РФ?

При рассмотрении дела А13-2205/2016 государственная инспекция труда заявила о неподведомственности арбитражному суду дела по заявлению об оспаривании постановления государственной инспекции труда о привлечении к административной ответственности по части 1 статьи 14.54 КоАП РФ.

Судом установлено, что заявитель является организацией, осуществляющей деятельность по проведению специальной оценки условий труда.

Подведомственность дела арбитражному суду определяется в соответствии со статьей 29 АПК РФ, частью 3 статьи 30.1 КоАП РФ наличием непосредственной связи спора с осуществлением лицом предпринимательской и иной экономической деятельности.

В соответствии с частью 1 статьи 3 Федерального закона от 28.12.2013 № 426-ФЗ «О специальной оценке условий труда» (далее - Закон № 426-ФЗ) специальная оценка условий трудаявляется единым комплексом последовательно осуществляемых мероприятий по идентификации вредных и (или) опасных факторов производственной среды и трудового процесса (далее также - вредные и (или) опасные производственные факторы) и оценке уровня их воздействия на работника с учетом отклонения их фактических значений от установленных уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти нормативов (гигиенических нормативов) условий труда и применения средств индивидуальной и коллективной защиты работников.

Частью 2 статьи 8 Закона № 426-ФЗ предусмотрено, что специальная оценка условий труда проводится организациями, соответствующими требованиям статьи 19 названного закона и привлекаемыми работодателем на основании гражданско-правового договора.

Согласно положениям данной нормы организация, проводящая специальную оценку условий труда, должна соответствовать установленным  требованиям, в том числе, в уставных документах организации в качестве основного вида деятельности или одного из видов деятельности должно быть указано проведение специальной оценки условий труда.

Следовательно, общество выступает как субъект предпринимательской деятельности, осуществляющий проведение специальной оценки условий труда как вида деятельности, направленной на систематическое получение прибыли от оказания таких услуг на основании гражданско-правового договора.

Как следует из материалов дела, основанием для обращения общества в арбитражный суд послужил факт привлечения его к административной ответственности по части 1 статьи 14.54 КоАП РФ, предусматривающей, что нарушение организацией, проводившей специальную оценку условий труда, установленного порядка проведения специальной оценки условий труда влечет наложение административного штрафа на юридических лиц - от семидесяти тысяч до ста тысяч рублей.

Состав данного административного правонарушения содержится в главе 14 КоАП РФ «Административные правонарушения в области предпринимательской деятельности и деятельности саморегулируемых организаций».

Поскольку указанное правонарушение имеет экономический характер и связано с предпринимательской деятельностью общества, данное заявление подлежит рассмотрению в арбитражном суде.

Вместе с тем, по данному вопросу имеется иная позиция арбитражных судов, сформулированная исходя из объекта посягательства совершенного  административного правонарушений и содержания пункта 33 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24.03.2005 № 5 «О некоторых вопросах, возникающих у судов при применении Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях», например, постановление Второго арбитражного апелляционного суда от 27.10.2015 по делу № А28-7177/2015.

6. Образует ли состав административного правонарушения, предусмотренного частью 2 статьи 14.5 КоАП РФ, выдача продавцом в порядке пункта 2.1 статьи 2 Закона № 54-ФЗ по требованию покупателя документа, не являющегося бланком строгой отчетности, но подтверждающего прием денежных средств.

По делу № А13-10812/2016 предприниматель обратился в суд с заявлением об оспаривании постановления инспекции о привлечении к административной ответственности по части 2 статьи 14.5 КоАП РФ за осуществление при продаже  товара в тонаре наличных денежных расчетов без применения контрольно-кассовой техники, что выразилось в невыдаче кассового чека, а выдаче по требованию покупателя товарного чека без обязательных реквизитов.

В соответствии с пунктом 2.1 статьи 2 Закона № 54-ФЗ,  организации и индивидуальные предприниматели, являющиеся налогоплательщиками единого налога на вмененный доход для отдельных видов деятельности, не подпадающие под действие пунктов 2 и 3 данной статьи, при осуществлении видов предпринимательской деятельности, установленных пунктом 2 статьи 346.26 Налогового кодекса Российской Федерации, могут осуществлять наличные денежные расчеты и (или) расчеты с использованием платежных карт без применения контрольно-кассовой техники при условии выдачи по требованию покупателя (клиента) документа (товарного чека, квитанции или другого документа, подтверждающего прием денежных средств за соответствующий товар (работу, услугу).

Инспекцией установлено, что предприниматель является плательщиком ЕНВД и имеет право при оказании услуг населению осуществлять наличные денежные расчеты без применения контрольно-кассовой техники при условии обязательной выдачи по требованию покупателя документа (товарного чека, квитанции или другого документа, подтверждающего прием денежных средств за соответствующий товар).

Суд установил, что при расчете с покупателем предприниматель не применял контрольно-кассовую технику, однако по требованию покупателя выдал товарный чек без соответствующих реквизитов.

Выдача продавцом покупателю по его требованию товарного чека неустановленного образца (в отсутствие каких-либо реквизитов) в соответствии с пунктом 2.1 статьи 2 Закона № 54-ФЗ  в перечень нарушений, образующих состав административного правонарушения, предусмотренного частью 2 статьи 14.5 КоАП РФ, не входит.

Учитывая, что предприниматель не обязан применять ККТ, а доказательства отказа в выдаче по требованию покупателя документа, подтверждающего прием денежных средств, отсутствуют, суд пришел к выводу о недоказанности совершения предпринимателем административного правонарушения, предусмотренного частью 2 статьи 14.5 КоАП РФ, в связи с чем признал постановление незаконным и отменил его полностью. Постановлением апелляционной инстанции решение суда оставлено без изменения.

7. В последнее время в судебной практике часто возникает вопрос о квалификации действий лицензиатов по части 2 и части 3 статьи 14.1 КоАП РФ, а именно по какой из указанных норм подлежат квалификации нарушения связанные с осуществлением деятельности, подлежащей лицензированию по адресу, не указанному в лицензии, а также услуг, не перечисленных в лицензии?

Управление Росприроднадзора обратилось в Арбитражный суд Вологодской области с заявлением о привлечении муниципального унитарного предприятия к административной ответственности, установленной частью 2 статьи 14.1 КоАП РФ за осуществление  предпринимательской деятельности по размещению отходов IV, V классов опасности на полигоне промышленных и бытовых отходов, расположенном около города Грязовца без специального разрешения (лицензии) (Дело № А13-10045/2015).

Суд установил, что предприятием нарушены требования Федерального закона от 04.05.2011 № 99-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности», законодательства об отходах производства и потребления и об охране окружающей среды. В действиях предприятия имеется состав административного правонарушения, предусмотренного частью 2 статьи 14.1 КоАП РФ.

Суд апелляционной инстанции изменил квалификацию административного правонарушения, указав, что в действиях общества содержится состав административного правонарушения, предусмотренного частью 3 статьи 14.1 КоАП РФ.

В данном случае апелляционная инстанция установила, что ранее предприятием была получена лицензия от 27.02.2013 35 № 00007 на осуществление деятельности по обезвреживанию и размещению отходов I - IV классов опасности бессрочно на ином объекте в поселке Вохтога, которая требовала переоформления на основании статьи 18 Закона № 99-ФЗ. Данная лицензия по виду лицензируемой деятельности аналогична лицензии от 30.06.2015 35 № 00038, несвоевременное получение которой, по существу, вменяется предприятию.

В постановлении суда имеется ссылка на постановление Верховного Суда Российской Федерации от 09.10.2014 по делу № 310-АД14-54, в котором приведена правовая позиция, содержащая вывод о том, что из анализа статей 3, 9, 1315 и 18 Закона № 99-ФЗ следует, что право на осуществление соответствующего вида деятельности предоставляется юридическому лицу исключительно в отношении адресов, указанных в выданной лицензии в качестве мест осуществления лицензируемого вида деятельности. Иное является нарушением условий, предусмотренных лицензией.

Следовательно, предприятие при эксплуатации полигона промышленных и бытовых отходов, расположенного около города Грязовца, допустило нарушение законодательства о лицензировании, выразившееся в осуществлении деятельности по обезвреживанию и размещению отходов I - IV классов опасности с нарушением условий ранее полученной лицензии от 27.02.2013 35 № 00007.

Административная ответственность за осуществление предпринимательской деятельности с нарушением условий, предусмотренных специальным разрешением (лицензией), установлена частью 3 статьи 14.1 КоАП РФ.

Территориальный орган Росздравнадзора обратился в Арбитражный суд Вологодской области с заявлением о привлечении общества к административной ответственности, предусмотренной частью 2 статьи 14.1 КоАП РФ.

Административный орган пришел к выводу об осуществлении обществом медицинской деятельности по оказанию медицинской  услуги «Рентгенология» без специального разрешения (лицензии), так как имеющаяся у общества лицензия не содержит в перечне медицинских работ (услуг) такого вида как «Рентгенология».

В соответствии с подпунктом 46 пункта 1 статьи 12 Закона № 99-ФЗ медицинская деятельность подлежит лицензированию.

Порядок лицензирования медицинской деятельности определен Положением о лицензировании медицинской, утвержденным постановлением Правительства Российской Федерации от 16.04.2012 № 291.

Согласно приложению к данному Положению в перечень работ (услуг), составляющих медицинскую деятельность, включены, в том числе, работы по рентгенологии.

Из содержания приведенных норм следует, что лицензированию подлежит медицинская деятельность, включая осуществление конкретных работ (услуг), в том числе рентгенологии.

Таким образом, осуществление медицинской деятельности по выполнению работ (услуг) по рентгенологии без соответствующей лицензии образует состав правонарушения, предусмотренного частью 2
статьи 14.1
КоАП РФ.

Решением арбитражного суда общество привлечено к административной ответственности.

В постановлении Арбитражного суда Северо-Кавказского  округа от 30.08.2016 по делу № А53-33151/2015 указано, что оказание несовершеннолетнему лицу (ребенку) стоматологических услуг при отсутствии у общества соответствующей лицензии, свидетельствует о наличии в действиях общества состава административного правонарушения, предусмотренного частью 2 статьи 14.1 Кодекса, поскольку оказание медицинских стоматологических услуг детям относится к медицинской стоматологической деятельности, требующей самостоятельной лицензии, осуществление этой деятельности в отсутствие такой лицензии образует состав указанного административного правонарушения.

Аналогичная позиция отражена и в постановлении Верховного Суда Российской Федерации от 05.05.2015 № 303-АД15-3556.

При этом согласно частям 17 статьи 18

Закона № 99-ФЗ в таких случаях как изменение адреса места осуществления лицензируемого вида деятельности или перечня выполняемых работ, составляющих лицензируемый вид деятельности, лицензия подлежит переоформлению по заявлению лицензиата.

Таким образом, последствия перечисленных действий лицензиата идентичны – переоформление лицензии, вместе с тем, административная ответственность наступает по разным нормам  КоАП РФ: при изменении адреса, указанного в выданной лицензии в качестве места осуществления лицензируемого вида деятельности – по части  3 статьи 14.1 Кодекса; при изменении перечня выполняемых работ – по части 2 статьи 14.1 Кодекса.

8. Обладает ли правом на обжалование постановления о прекращении производства по делу об административном правонарушении по части 3 статьи 14.13 КоАП РФ лица, не указанные в статьях 25.1 - 25.5.1 КоАП РФ

По делу № А13-12256/2016 Банк обратился в Управление Росреестра с жалобой на неправомерные действия конкурсного управляющего.

Управление провело административное расследование, по результатам которого вынесло постановление о прекращении производства по делу об административном правонарушении от 25.08.2016 на основании пункта 2 части 1 статьи 24.5 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, ввиду отсутствия в действиях конкурсного управляющего состава административного правонарушения, предусмотренного частью 3 статьи 14.13 КоАП РФ.

Общество не согласилось с решением Управления о прекращении производства по делу об административном правонарушении  и обратилось с заявлением в арбитражный суд.

Арбитражный суд определением от 21.10.2016 прекратил производство по делу на основании пункта 1 части 1 статьи 150 АПК РФ, руководствуясь следующим.

Согласно частям 13 статьи 30.1 КоАП РФ, постановление по делу об административном правонарушении может быть обжаловано лицами, указанными в статьях 25.1 - 25.5.1 КоАП РФ.

В соответствии с частью 2 статьи 207 АПК РФ производство по делам об оспаривании решений административных органов возбуждается на основании заявлений юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, привлеченных к административной ответственности в связи с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности, об оспаривании решений административных органов о привлечении к административной ответственности, а также на основании заявлений потерпевших.

Потерпевшим является физическое лицо или юридическое лицо, которым административным правонарушением причинен физический, имущественный или моральный вред (часть 1 статьи 25.2 КоАП РФ).

Пунктом 4 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 02.06.2004 № 10 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях» определено, что в силу части 1 статьи 4 АПК РФ лицо, признанное потерпевшим в соответствии со статьями 25.228.2 КоАП РФ, вправе обратиться в суд с заявлением об оспаривании постановления административного органа по делу об административном правонарушении, совершенном юридическим лицом или индивидуальным предпринимателем, в порядке, предусмотренном нормами параграфа 2 главы 25 АПК РФ, поскольку указанное постановление затрагивает его права и законные интересы.

По смыслу статей 25.2части 2 статьи 28.2 КоАП РФ физическое или юридическое лицо приобретает статус потерпевшего по делу об административном правонарушении с того момента, когда оно фиксируется в данном качестве в протоколе об административном правонарушении либо в постановлении прокурора о возбуждении дела об административном правонарушении. С этого момента у лица, признанного потерпевшим, возникают процессуальные права и обязанности.

Судом установлено, что в рамках производства по делу об административном правонарушении протокол об административном правонарушении Управлением не составлялся, Банк потерпевшим признан не был; принятые по делу процессуальные решения (определение, постановление) ему не направлялись, какими-либо иными процессуальными документами статус заявителя как потерпевшего не определен, лицом, в отношении которого велось административное производство, Банк не является. 

9. Прокуратурой проведены четыре проверки деятельности общества в течение двух месяцев по вопросу соблюдения требований технического регламента, постановления о возбуждении дел об административном правонарушении  по части 2 статьи 14.43 КоАП РФ вынесены по каждой проверке. Могут ли служить основанием для привлечения общества к административной ответственности по части 2 статьи 14.43 КоАП РФ (нарушение требований технических регламентов) результаты каждой из проверок, или эти проверки свидетельствуют о едином продолжаемом правонарушении, за которое можно привлечь к ответственности только один раз учитывая, что выявлены аналогичные нарушения?

По делу № А13-9271/2016 транспортной прокуратурой 28.05.2016 проведена проверка исполнения законодательства о безопасности плавания на внутреннем водном транспорте при эксплуатации судна «Буревестник».

По результатам проверки в отношении общества вынесено постановление о возбуждении дела об административном правонарушении, предусмотренном частью 2 статьи 14.43 КоАП РФ, что явилось основанием для обращения прокурора в арбитражный суд с заявлением о привлечении общества к административной ответственности по указанной статье.

Решением суда общество привлечено к административной ответственности по части 2 статьи 14.43 КоАП РФ.

Вместе с тем, 29.05.2016, 19.06.2016, 25.06.2016 транспортной прокуратурой проведены еще три проверки указанного общества также по вопросу соблюдения требований технического регламента при эксплуатации судна «Буревестник», по результатам которых вынесены постановления о возбуждении дела об административном правонарушении, предусмотренном частью 2 статьи 14.43 КоАП РФ, и заявления о привлечении общества к административной ответственности направлены в арбитражный суд (дела № 9536/2016, А13-9535/2016, А13-9270/2016).

Нарушения, выявленные в ходе проверок в июне 2016 года аналогичны тем, который установлены в мае 2016 года, вместе с тем, прокуратура полагает, что каждая из проведенных проверок свидетельствует о факте самостоятельного правонарушения, предусмотренного частью 2 статьи 14.43 КоАП РФ, поскольку несмотря на проведение проверок и фактическое пресечение правонарушения, общество продолжает эксплуатировать судно с нарушением требований технических регламентов.

Вместе с тем, проверки проведены и нарушения выявлены в короткий промежуток времени (май-июнь 2016 года), все установленные нарушения требований технических регламентов во всех проверках идентичны друг другу, и фактически образуют объективную сторону одного продолжаемого правонарушения.

На момент составления справки решение арбитражного суда по делу № А13-9271/2016 не вступило в законную силу, обжаловано в апелляционном порядке, производство по делам № А13-9536/2016, А13-9535/2016, А13-9270/2016 приостановлено.

 

Заместитель председателя суда                                              О.П Логинова

Председатель 6 судебного состава                                            С.А. Киров

 

 
Расписание дел
Информация о деле
Госпошлина
Банкротство