Суббота, 24 июня 2017
Карта сайта Email Главная Мобильная версия
Главная страница / Суд и СМИ / Публикации суда

Полный список материалов

Оспаривание сделок должника / Журнал "Арбитражный управляющий", № 4, 2014 год

Оспаривание сделок должника.

В соответствии с планом работы на 1 полугодие 2014 года Арбитражным судом Вологодской области (далее – суд) проведено обобщение судебной практики по спорам, связанным с оспариванием сделок должника в порядке главы III.1 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве).

Целью проведения обзора является изучение практики рассмотрения судом дел, связанных с оспариванием сделок в рамках дел о несостоятельности (банкротстве), для формирования единообразного применения материального и процессуального законодательства при разрешении исследуемой категории споров.

Предметом анализа явились судебные акты, вынесенные за период 2013 года – 1 квартал 2014 года, часть из которых прошла проверку в вышестоящих судебных инстанциях.

Судом за период 2012 год – апрель 2014 года рассмотрено 397 дел указанной категории, из них в 2011 году – 155 дел; в 2012 году – 165 дел и за 4 месяца 2014 года – 77 дел.

Начиная с 2013 года, наблюдается увеличение числа заявлений об оспаривании сделок в рамках дела о несостоятельности (банкротстве), что связано в первую очередь с тем, что в 2012 – 2014 годах возбуждены процедуры конкурсного производства в отношении крупных организаций и индивидуальных предпринимателей, имевших значительное количество контрагентов и большой объём оборота денежных средств. Кроме того, возможно дальнейшее увеличение количества оспариваемых сделок в связи с введением процедур банкротства в отношении крупных организаций Вологодской области.

Глава III.1 Закона о банкротстве устанавливает дополнительные основания для признания сделок должника недействительными по сравнению с общими основаниями, предусмотренными Гражданским кодексом Российской Федерации (далее – ГК РФ).

Установление специальных оснований недействительности сделок является одним из проявлений специфики института недействительности сделок в конкурсном праве, предусматривающим, с одной стороны, необходимость использования общегражданских оснований недействительности сделок, а с другой - выделяющим особые, нетрадиционные для гражданского законодательства, пороки в сделках, приобретающие правовое значение, как правило, только в рамках отношений банкротства.

В этих случаях сделки, действительные в обычных условиях гражданского оборота, при банкротстве одной из сторон могут быть признаны арбитражным судом недействительными. И хотя такое положение не способствует стабилизации хозяйственного оборота, тем не менее, оно установлено российским законодателем в целях защиты прав и законных интересов кредиторов при банкротстве должника.

Основные разъяснения по применению положений главы III.1 Закона о банкротстве изложены в постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 30.04.2009 №32 «О некоторых вопросах, связанных с оспариванием сделок по основаниям, предусмотренным Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Постановление ВАС РФ №32), постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 №63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Постановление ВАС РФ №63).

1. Условия трудового договора (контракта) об установлении повышенного размера вознаграждения за труд руководителю должника (увеличении размера, изменении размера при наступлении определённых обстоятельств и т.п.) могут быть обжалованы в рамках дела о несостоятельности (банкротстве) по правилам главы III.1 Закона о банкротстве.

Конкурсный управляющий в рамках дела №А13-7235/2012 обратился в суд с заявлением о признании недействительными действий по согласованию условий трудовых договоров, заключённых директором и исполнительным директором должника, в части увеличения должностных окладов за два месяца до введения в отношении должника процедуры наблюдения.

Определением суда от 06 марта 2014 года заявление конкурсного управляющего удовлетворено в полном объёме.

Как установлено судом, менее чем за два месяца до введения в отношении должника процедуры наблюдения и уже после возбуждения дела о банкротстве директором Общества принято решение об увеличении размера должностных окладов директору с 20 000 рублей до 45 900 рублей, исполнительному директору с 15 000 рублей до 34 510 рублей.

При разрешении спора суд пришёл к выводу, что оспариваемая сделка подпадает под основания, установленные пунктом 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве, то есть конкурсным управляющим доказаны следующие обстоятельства:

а) сделка была совершена с целью причинить вред имущественным правам кредиторов;

б) в результате совершения сделки был причинён вред имущественным правам кредиторов;

в) другая сторона сделки знала или должна была знать об указанной цели должника к моменту совершения сделки.

При этом суд исходил из того, что при определении вреда имущественным правам кредиторов следует иметь в виду, что в силу абзаца тридцать второго статьи 2 Закона о банкротстве под ним понимается уменьшение стоимости или размера имущества должника и (или) увеличение размера имущественных требований к должнику, а также иные последствия совершенных должником сделок или юридически значимых действий, приведшие или могущие привести к полной или частичной утрате возможности кредиторов получить удовлетворение своих требований по обязательствам должника за счет его имущества.

Согласно абзацам второму-пятому пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве цель причинения вреда имущественным правам кредиторов предполагается, если налицо одновременно два следующих условия:

а) на момент совершения сделки должник отвечал признаку неплатёжеспособности или недостаточности имущества;

б) имеется хотя бы одно из других обстоятельств, предусмотренных абзацами вторым-пятым пункта 2 статьи 61.2 Закона о банкротстве.

Суд, указав на немотивированное увеличение размера вознаграждения заинтересованным лицам должника – директору и исполнительному директору, которые не могли не знать о неудовлетворительном финансовом состоянии должника, пришёл к выводу, что указанные действия, как связанные с уменьшением конкурсной массы должника, были направлены на нарушение прав кредиторов должника, в том числе на причинение вреда их имущественным интересам, в связи с чем удовлетворил требования конкурсного управляющего в полном объёме.

Указанное определение обжаловано, постановлением Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 15 мая 2014 года оставлено без изменений.

В рамках дела №А13-11171/2011 конкурсный управляющий обратился в суд с заявлением о признании недействительным пункта Трудового договора, заключённого между должником и директором Общества предусматривающего выплату выходного пособия в повышенном размере в случае расторжения Трудового договора по инициативе должника (ликвидация, реорганизация и др.) при условии, что директор осуществлял свои полномочия более 3-х лет подряд.

Определением суда от 28 февраля 2014 года в удовлетворении требований отказано.

При этом суд исходил из того обстоятельства, что обжалуемый пункт Трудового договора, подлежит оспариванию в рамках дела о несостоятельности должника, вместе с тем, конкурсным управляющим не доказана совокупность обстоятельств, позволяющих признать оспариваемое условие недействительным.

Судом установлено, что единственный участник должника и директор являются заинтересованными по отношении друг другу лицами.

Вместе с тем, суд указал, что вторым необходимым условием для признания пункта Трудового договора недействительным является причинение или возможность причинения в результате его исполнения убытков должнику или его кредиторам.

Учитывая разъяснения, изложенные в пункте 15.1 Постановления ВАС РФ №32, применительно к рассматриваемому случаю, исходя из исторического толкования норм права, цель причинения оспариваемой сделкой убытков будет доказана, в случае, если на момент её совершения обладало признаками неплатёжеспособности или недостаточности имуществ, либо стоимость принятых обязательства и (или) обязанности составляет двадцать и более процентов балансовой стоимости активов должника.

Доказательства наличия признаков неплатёжеспособности и (или) недостаточности имущества должника на дату заключения Трудового договора в суд не представлено.

Судом установлено, что в соответствии с оспариваемым пунктом Трудового договора должник принял на себя обязательства по выплате вознаграждения менее 20% балансовой стоимости имущества должника.

В связи с чем, суд пришёл к выводу, что целью сделки не было причинение убытков кредиторам или должнику, а, следовательно, оспариваемая сделка не может быть признана недействительной.

Указанное определение не обжаловано и вступило в законную силу.

2. При оспаривании полученного залоговым кредитором платежа суд признает его недействительным только в части, соответствующей размеру обязательств, погашенных с предпочтением.

Так, определением суда от 05 ноября 2013 года по делу №А13-5782/2012 требования конкурсного управляющего о признании недействительной сделки по погашению Обществом задолженности Должника перед Банком и применении последствий её недействительности удовлетворены в полном объёме

Постановлением Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 24 февраля 2014 года указанное определение отменено, принят новый судебный акт, которым сделка по погашению задолженности перед Банком по кредитному договору признана недействительной в части, соответствующей размеру обязательств, погашенных с предпочтением, то есть в размере 20 процентов от суммы, списанной в счёт погашения задолженности по Кредитному договору. В удовлетворении заявленных требований в остальной части отказано.

Как установлено судами, Банком и Обществом заключёны кредитные договоры. Исполнение кредитных обязательств Общества по одному из договоров обеспечивалось, в том числе, залогом Автомобиля.

Общество менее чем за месяц до принятия судом заявления о признании его несостоятельным (банкротом), произвело отчуждение Автомобиля третьему лицу. Денежные средства, перечисленные третьим лицом в счёт оплаты Автомобиля на счёт должника, списаны Банком в счёт погашения задолженности по Кредитным договорам.

Проверив законность обжалуемых судебных актов Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа пришел к следующим выводам.

К оспариваемой конкурсным управляющим сделке подлежит применению абзац пятый пункта 1 статьи 61.3 Закона о банкротстве.

Необходимо также учесть, что средства, использованные для расчётов с Банком по оспариваемым сделкам, были выручены от продажи принадлежащего должнику Автомобиля, являющегося предметом залога, которым обеспечивалось исполнение обязательств по Кредитному договору.

В соответствии с разъяснениями, содержащимися в пункте 29.3 Постановления ВАС РФ №63, при оспаривании полученного залоговым кредитором платежа суд признает его недействительным только в части, соответствующей размеру обязательств, погашенных с предпочтением.

При таком положении вывод апелляционного суда о том, что сделка по удовлетворению требований Банка по Кредитному договору может быть признана недействительной лишь в части, соответствующей размеру обязательств, погашенных с предпочтением, то есть в размере 20 процентов от суммы, списанной в счёт погашения задолженности по названному договору, признан соответствующим фактическим обстоятельствам дела и основанным на правильном применении норм Закона о банкротстве.

3. Удовлетворение требования залогового кредитора за счёт имущества должника не может быть признано недействительной сделкой по правилам статьи 61.3 Закона о банкротстве в случае отсутствия задолженности по текущим платежам, кредиторами первой и второй очереди или наличия возможности погасить указанные требования за счёт имущества должника, а также, если в результате оспариваемой сделки не погашались требования залогового кредитора по оплате неустоек (штрафов, пеней) и иных финансовых санкций.

Исполняющий обязанности конкурсного управляющего имуществом индивидуального предпринимателя обратился в суд в рамках дела №А13-11481/2011 с заявлением о признании недействительной сделки по погашению должником задолженности перед Банком по кредитному договору.

Поскольку сделка по предпочтительному погашению кредиторской задолженности была совершена после принятия судом к производству заявления должника о признании его несостоятельным (банкротом) суд определением от 14 февраля 2014 года удовлетворил требования в полном объёме.

Отменяя указанное определение суда, суд апелляционной инстанции пришёл к выводу о том, что погашение задолженности перед Банком было осуществлено за счёт денежных средств, полученных от реализации Должником с согласия Банка, недвижимого имущества Должника, которое находилось в залоге у Банка в обеспечение исполнения обязательств должника.

Таким образом, поскольку требования Банка к Должнику были обеспечены залогом имущества последнего, в случае включения в реестр требований кредиторов требования Банка, как залогового кредитора, таковое подлежало бы удовлетворению в специальном порядке, установленном статьей 138 Закона о банкротстве. При удовлетворении этого требования Банк получил бы денежные средства, вырученные от продажи имущества Должника, которое находилось у него в залоге.

В силу пункта 1 статьи 334 ГК РФ требования залогового кредитора в части, обеспеченной залогом, погашаются в приоритетном порядке перед остальными кредиторами, за изъятиями, установленными законом.

Такие изъятия предусмотрены законодательством о банкротстве.

Согласно статье 131 Закона о банкротстве после открытия конкурсного производства заложенное имущество включается в конкурсную массу и подлежит реализации.

В соответствии с  пунктом 2 статьи 138 этого же Закона 80 процентов средств, вырученных от реализации предмета залога, направляется на погашение требования кредитора по кредитному договору, обеспеченному залогом имущества должника (в пределах непогашенных сумм кредита и процентов за пользование кредитом). Оставшиеся 20 процентов резервируются на специальном банковском счете должника для погашения требований кредиторов первой и второй очереди на случай недостаточности иного имущества должника для проведения расчетов по этим требованиям, а также в целях погашения названных в Законе о банкротстве видов текущих платежей.

Поскольку оспариваемой сделкой не прекращено, в том числе, обеспеченное залогом обязательство по уплате неустоек или иных финансовых санкций; кредиторы первой очереди отсутствовали; после совершения сделки у Должника осталось имущество, достаточное для удовлетворения требований кредитора второй очереди, а также необходимое для финансирования процедуры банкротства, - суд апелляционной инстанции пришёл к выводу, что правовых оснований для удовлетворения требований конкурсного управляющего не имелось, поскольку заявителем не доказана совокупность условий, позволяющих признать спорную сделку недействительной на основании статьи 61.3 Закона о банкротстве. Оспариваемая сделка не повлекла предпочтительного удовлетворения требования Банка перед иными кредиторами Должника.

В другом случае конкурсный управляющий в рамках дела №А13-769/2011обратился в суд к Банку, межрайонному отделу судебных приставов по особо важным исполнительным производствам Управления Федеральной службы судебных приставов по Вологодской области (далее – Отдел ССП) с заявлением о признании сделки по передаче имущества должника взыскателю по акту приёма-передачи нереализованного имущества должника (далее – Акт приёма-передачи) недействительной и применении последствий её недействительности в виде взыскания с Банка в пользу должника денежных средств (20% от стоимости имущества должника, переданного по Акту приёма-передачи). Указав, что Банк не мог не знать о наличии признаков неплатежеспособности у должника, вместе с тем принял нереализованное в ходе исполнительного производства в пользу Банка имущество должника.

Определением суда от 14 марта 2014 года установлено, что между Банком и должником был заключён кредитный договор, в обеспечение исполнения обязательств по которому заключён договор ипотеки Медицинского центра.

Должник не исполнил своих обязательств перед Банком по Кредитному договору.

Решением Вологодского городского суда Вологодской области от 08 июня 2010 года по делу №2-54/10 (далее – Решение Вологодского городского суда) в пользу Банка взысканы денежные средства, в том числе неустойка; обращено взыскание на Медицинский центр, с определением способа реализации в виде продажи с публичных торгов.

В связи с неисполнением Решения Вологодского городского суда Банк предъявил исполнительный лист на принудительное исполнение.

Первые и вторые торги по продаже Медицинского центра были признаны недействительными.

Банк, воспользовавшись своим правом, принял Медицинский центр по Акту приёма-передачи.

Судом установлено, что оспариваемая сделка совершена после возбуждения дела о банкротстве должника.

При таких обстоятельствах, действительность (недействительность) оспариваемой сделки подлежала проверке только на предмет соответствия (наличия оснований) нормам статьи 61.3 Закона о банкротстве, доказывание иных обстоятельств, определённых пунктом 2 статьи 61.2 (в частности, цели причинить вред), не требовалось.

Таким образом, предметом доказывания в указанном деле являлась совокупность двух условий:

изменение (возможность изменения) очерёдности удовлетворения требований кредиторов должника или сделка направлена на обеспечение исполнения обязательства должника или третьего лица перед отдельным кредитором, возникшего до совершения оспариваемой сделки;

совершение сделки после принятия судом заявления о признании должника банкротом или в течение одного месяца до принятия судом заявления о признании должника банкротом.

Судом установлено, что в третью очередь реестр требований кредиторов должника включены требования уполномоченного органа, в том числе, подлежащие удовлетворению в порядке погашения заработной платы, земельных отношений Вологодской области (без учёта финансовых санкций).

По Кредитному договору перед Банком, в результате передачи Медицинского центра, погашена, в том числе по задолженность по неустойке.

При таких обстоятельствах, судом при вынесении определения от 14 марта 2014 года признано, что оспариваемая сделка не могла не нарушить очерёдность погашения требований кредиторов должника, удовлетворением требований Банка в результате оспариваемой сделки последнему оказано предпочтение.

4. Сделка по удовлетворению текущего платежа, не может быть признана недействительной на основании пункта 2 статьи 61.3 Закона о банкротстве, если после совершения этой сделки у должника имеются денежные средства, достаточные для удовлетворения текущих платежей, имевших приоритет над погашенным требованием, в размере, на который они имели право до совершения оспариваемой сделки, даже при условии доказанности того, что получивший удовлетворение кредитор знал или должен был знать о нарушении очерёдности удовлетворения своего требования.

Определением суда от 04 сентября 2013 года по делу №А13-3041/2010 отказано в удовлетворении требований конкурсного управляющего о признании недействительной сделки по перечислению денежных средств со специального банковского счёта должника в пользу уполномоченного органа.

Судом установлено, что в ходе конкурсного производства в отношении должника, по результатам аукциона по продаже имущества находящегося в залоге у Банка, на специальный банковский счёт должника (далее – Спецсчёт) поступили денежные средства. Банк списал со Спецсчёта в пользу уполномоченного органа денежные средства на основании выставленных к счёту инкассовых поручений.

Как усматривалось из материалов дела, погашенная в результате оспариваемых сделок задолженность носила текущий характер.

Следовательно, суду надлежало установить совокупность следующих обстоятельств:

сделка по удовлетворению текущего платежа, совершена с нарушением очерёдности, установленной пунктом 2 статьи 134 Закона о банкротстве;

результатом сделки стало отсутствие у должника денежных средства, достаточных для удовлетворения текущих платежей, имевших приоритет над погашенным требованием, в размере, на который они имели право до совершения оспариваемой сделки;

получивший удовлетворение кредитор знал или должен был знать о нарушении очерёдности установленной пунктом 2 статьи 134 Закона о банкротстве;

кредиторы, имевшие приоритет, не получат удовлетворение в соответствующем размере или представлены доказательства отсутствия в конкурсной массе необходимых для этого средств.

Судом установлено, что денежные средства, списанные в пользу уполномоченного органа, должны были быть израсходованы на погашения судебных расходов, расходов по выплате вознаграждения арбитражным управляющим и оплаты услуг лиц, привлечённых арбитражным управляющим в целях обеспечения исполнения возложенных на него обязанностей.

Задолженность перед уполномоченным органом, погашенная в результате оспариваемых сделок подлежала отнесению к четвёртой очереди текущих платежей.

В то же время задолженность по текущим платежам на погашение судебных расходов, расходов по выплате вознаграждения арбитражным управляющим и оплаты услуг лиц, привлеченных арбитражным управляющим в целях обеспечения исполнения возложенных на него обязанностей, относится к первой очереди текущих обязательств.

При таких обстоятельствах, судом установлено наличие непогашенных текущих платежей, имеющих приоритет перед требованиями уполномоченного органа в силу прямого указания закона (статьи 134, 138 Закона о банкротстве).

Кроме того, суд пришёл к выводу, что уполномоченный орган должен был знать о нарушении очерёдности установленной пунктом 2 статьи 134 Закона о банкротстве.

Вместе с тем, в материалах дела не имелось доказательств, свидетельствующих о невозможности пополнения конкурсной массы должника в будущем.

Вывод об этом с достоверностью не следовал, поскольку все мероприятия по реализации конкурсной массы не проведены, не реализовано имущество оценочной стоимостью, значительно превышающей задолженность по иным текущим обязательствам.

При таких обстоятельствах, суд пришёл к выводу о недоказанности факта, что кредиторы, имевшие приоритет перед уполномоченным органом, не получат (не получили) удовлетворение в соответствующем размере.

Указанное определение не обжаловано и вступило в законную силу.

Аналогичные выводы сделаны при вынесении определений суда от 28 февраля 2013 года по делу №А13-3182/2009, от 30 апреля 2014 года по делу №А13-1645/2013.

5. Сделка, совершённая третьим лицом за счёт должника, может быть признана недействительной по основаниям, предусмотренным Законом о банкротстве.

Так по делу №А13-12656/2010 конкурсный управляющий Общества обратился в суд с заявлениями, в которых просил признать недействительными сделки по перечислению третьим лицом денежных средств, в счёт исполнения обязательств должника, пятнадцати контрагентам.

Объединив заявления конкурсного управляющего в порядке статьи 130 АПК РФ в одно производство, суд определением от 01 марта 2013 года частично удовлетворил требования конкурсного управляющего, установив предпочтительность удовлетворения требований кредиторов должника (статья 61.3 Закона о банкротстве).

В мотивировочной части судебного акта суд указал, что сделка, совершённая третьим лицом, а не самим должником, может быть признана недействительной, поскольку Закон о банкротстве не исключает третьих лиц из участников сделок, так как применительно к данному случаю третьими лицами осуществлялась оплата задолженности Общества по иным договорам, заключенным Обществом с иными кредиторами.

Поскольку на дату совершения оспариваемых сделок у должника имелись и иные кредиторы, совершение платежей третьим лицом за должника привело к предпочтительному удовлетворению требований кредиторов, а должник лишился права требовать возврата долга от третьего лица исполнившего за него обязанности перед кредиторами, суд признал сделки недействительными  ссылаясь на положения статьи 61.3 Закона о банкротстве.

Суды апелляционной и кассационной инстанции оставили жалобы ответчиков без удовлетворения.

При этом в постановлении Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 14 августа 2013 года указано, что в соответствии с пунктом 1 статьи 61.1 Закона о банкротстве могут быть признаны недействительными сделки, совершённые не только самим должником, но и другими лицами за счёт должника. Согласно разъяснениям, приведённым в пункте 1 Постановления ВАС РФ №63, по правилам главы III.1 Закона о банкротстве могут, в частности, оспариваться действия, являющиеся исполнением гражданско-правовых обязательств (в том числе наличный или безналичный платеж должником денежного долга кредитору, передача должником иного имущества в собственность кредитора). В данном случае такой сделкой является перечисление третьим лицом денежных средств в пользу ответчиков по поручению должника.

6. При применении положений пункта 2 статьи 61.4 Закона о банкротстве необходимо устанавливать возможность отнесения оспариваемой сделки по передаче имущества и принятию обязательств или обязанностей, к совершённой в процессе обычной хозяйственной деятельности, принимая во внимание правовую природу платежа (основное обязательство или финансовая санкция), наличие у должника аналогичных сделок по своим основным условиям, частоту совершения в течение продолжительного предшествующего периода времени, её обоснованность разумными экономическими причинами.

Конкурсный управляющий Общества в рамках дела №А13-335/2013 обратился в суд с заявлением к Управлению Федеральной службы судебных приставов по Вологодской области (далее – Управление), Министерству финансов Российской Федерации в лице Управления Федерального казначейства по Вологодской области (далее – Минфин) о признании недействительным погашения исполнительского сбора в пользу Управления и применении последствий недействительности сделки в виде взыскания с Минфина денежных средств.

Определением суда от 23 января 2014 года требования конкурсного управляющего удовлетворены.

Судом установлено, что Должник оплатил исполнительский сбор по квитанциям, данные суммы перечислены Управлением в федеральный бюджет.

Оспариваемые сделки совершены после возбуждения в отношении Общества дела о банкротстве, поэтому применению подлежал пункт 2 статьи 61.3 Закона о банкротстве.

Согласно разъяснениям, изложенным в пункте 11 Постановления ВАС РФ №63, если сделка с предпочтением была совершена после принятия судом заявления о признании должника банкротом или в течение одного месяца до принятия судом заявления о признании должника банкротом, то в силу пункта 2 статьи 61.3 Закона о банкротстве для признании её недействительной достаточно обстоятельств, указанных в пункте 1 статьи 61.3, в связи с чем наличия иных обстоятельств, предусмотренных пунктом 3 данной статьи (в частности, недобросовестности контрагента), не требуется, в связи с чем, суд отклонил доводы Управления о том, что последнее не знало о недостаточности имущества должника, как не имеющие правового значения.

Пунктом 17 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.07.2009 № 59 «О некоторых вопросах практики применения Федерального закона «Об исполнительном производстве» в случае возбуждения дела о банкротстве» предусмотрено, что исходя из определения понятия обязательного платежа, содержащегося в статье 2 Закона о банкротстве, исполнительский сбор относится к обязательным платежам. В силу того, что исполнительский сбор по своей природе носит характер штрафной санкции, такие требования удовлетворяются в порядке, предусмотренном пунктом 3 статьи 137 Закона о банкротстве, после погашения основной суммы задолженности и причитающихся процентов.

Поскольку на момент совершения сделок у должника имелись неисполненные обязательства перед кредиторами, которые в последующем включены в реестр требований кредиторов, суд пришёл к выводу, что перечисление исполнительского сбора привело к нарушению очерёдности удовлетворения требований кредиторов должника, поскольку Управлению оказано большее предпочтение в отношении удовлетворения требований, существовавших до распределения денежных средств, чем было бы оказано в случае расчётов с кредиторами в порядке очерёдности в соответствии с законодательством Российской Федерации о несостоятельности (банкротстве). Перечисление спорной суммы привело к уменьшению конкурсной массы, выбытию имущества должника, за счёт которого возможно было погасить требования кредиторов.

Суд не принял во внимание довод о том, что осуществление должником действий по перечислению исполнительского сбора является обычной хозяйственной деятельностью Должника, указав следующее.

Перечисление денежных средств в счёт погашения исполнительского сбора не может относиться к обычной хозяйственной деятельности субъекта гражданских правоотношений, поскольку подобная обязанность возникает вследствие нарушения юридическим лицом своих обязательств перед иными лицами, подтверждается судебным актом, является результатом отсутствия доброй воли на уплату расходов в ходе исполнительного производства.

Постановлением Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 03 апреля 2014 года определение суда от 23 января 2014 года оставлено без изменения.

В рамках дела А13-1645/2013 конкурсный управляющий обратился в суд с заявлением к Государственному учреждению – Отделение Пенсионного Фонда Российской Федерации в городе Череповце и Череповецком районе (далее – Пенсионный фонд) о признании недействительной сделки по списанию денежных средств и применении последствий недействительности сделки, поскольку произведённое списание денежных средств осуществлено с нарушением очерёдности удовлетворения требований кредиторов.

Определением суда от 30 апреля 2014 года заявление конкурсного управляющего частично удовлетворено, при этом судом установлено следующее.

Как следовало из материалов дела, Должнику выставлено требование о взыскании недоимки по страховым взносам.

В связи с тем, что указанное требование должником не исполнено, Пенсионный фонд произвел взыскание недоимки по страховым взносам на обязательное пенсионное страхование за счёт средств, находящихся на счёте Общества в Банке по инкассовым поручениям.

Списание произведено после возбуждения дела о банкротстве должника, следовательно, факт осведомленности Пенсионного фонда о недостаточности имущества должника не имел правового значения.

Судом установлено, что часть задолженности перед Пенсионным фондом носила реестровый характер.

На момент списания данной суммы со счета должника имелись неисполненные обязательства перед иными кредиторами, требования которых включены в реестр требований кредиторов, в том числе требования кредиторов второй очереди.

Поскольку на момент совершения сделок у должника имелись неисполненные обязательства перед кредиторами, которые включены в реестр требований кредиторов, суд пришёл к выводу о том, что списание задолженности, носящей реестровый характер, по уплате страховых взносов привело к нарушению очерёдности удовлетворения требований кредиторов должника, поскольку Пенсионному фонду оказано большее предпочтение в отношении удовлетворения требований, существовавших до распределения денежных средств, чем было бы оказано в случае расчетов с кредиторами в порядке очередности в соответствии с законодательством Российской Федерации о несостоятельности (банкротстве). Перечисление спорной суммы привело к уменьшению конкурсной массы, выбытию имущества должника, за счёт которого возможно было погасить требования кредиторов.

Вместе с тем, суд пришёл к выводу, что сделка по прекращению обязательств Должника на указанную сумму не может быть отнесена судом к сделке, совершенной в процессе обычной хозяйственной деятельности в связи со следующим.

Пунктом 2 статьи 61.4 Закона о банкротстве установлено, что сделки по передаче имущества и принятию обязательств или обязанностей, совершаемые в обычной хозяйственной деятельности, осуществляемой должником, не могут быть оспорены на основании пункта 1 статьи 61.3 Закона о банкротстве, если цена имущества, передаваемого по одной или нескольким взаимосвязанным сделкам, или размер принятых обязательств или обязанностей не превышает одни процент от стоимости активов должника, определяемой на основании бухгалтерской отчетности должника за последний отчётный период.

При этом не могут быть, по общему правилу, отнесены к сделкам, совершенным в процессе обычной хозяйственной деятельности, платежи со значительной просрочкой, предоставление отступного (пункт 14 Постановления ВАС РФ №63).

В данном случае прекратились обязательства Должника перед Пенсионным фондом, возникшие в январе 2013 года, списание денежных средств произошло в ноябре 2013 года, то есть со значительной просрочкой.  

В связи с изложенным в указанной части требования конкурсного управляющего удовлетворены.

Определение не обжаловано и вступило в законную силу.

Конкурсный управляющий в рамках дела №А13-7537/2012 обратился в суд с заявлением о признании недействительными сделок по перечислению денежных средств Банку, а также применении последствий недействительности сделок в виде возврата в конкурсную массу должника денежных средств.

Определением суда от 06 марта 2014 года в удовлетворении требований конкурсного управляющего отказано.

Из материалов дела следовало, что в период с февраля по март 2012 года должник перечислил Банку денежные средства с назначениями платежа: «погашение кредита по договору … по сроку гашения…», «комиссия за изменение сроков возврата кредита по инициативе заёмщика-юр.лица по кредитному договору …»; «гашение %% по кредитному договору … за … месяц»; «досрочное гашение долгосрочного кредита …», «досрочное гашение процентов по долгосрочному кредиту №…»;

Судом установлено, что в силу статьи 137 Закона о банкротстве требования Банка относятся к третьей очереди реестра требований кредиторов Общества и должны были удовлетворяться пропорционально другим требованиям в соответствии с порядком, установленном в пунктах 3 и 8 статьи 142 Закона о банкротстве.

Обязательство должника в указанном размере прекратилось в результате совершения сделок, Банк получил предпочтительное удовлетворение своих требований, и, как следствие, произошло уменьшение имущества  должника на сумму оспариваемых сделок.

С учётом изложенного суд пришёл к выводу о том, что совершённые в период с февраля по март 2012 года сделки привели к преимущественному удовлетворению требований Банка перед другими кредиторами.

Однако, судом установлено, что оспариваемые сделки совершены в процессе обычной хозяйственной деятельности, поскольку: за период с 2010 по 2011 год должнику выданы 25 кредитов, которые исправно погашались должником; право на списание денежных средств со счёта, предусматривалось договорами, заключёнными между Банком и должником, и являлось обычным как для должника, так и для Банка; перечисление денежных средств осуществлено незадолго до даты, определённой в графике платежей, что не позволяло квалифицировать досрочный возврат кредита, как не обоснованный разумными экономическими причинами.

Постановлением Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 02 июня 2014 года по делу №А13-7537/2012 определение суда от суда от 06 марта 2014 года оставлено без изменений.

Конкурсный управляющий в рамках дела №А13-14687/2012 обратился в суд с заявлением о признании соглашений о зачёте взаимных задолженностей недействительными, полагая, что в результате заключения указанных сделок нарушена очерёдность удовлетворения требований кредиторов.

Определением суда от 30 апреля 2014 года требования конкурсного управляющего удовлетворены.

Как следовало из материалов дела, между Обществом и Должником заключены соглашения о зачёте взаимных задолженностей, по обязательствам Должника, носящим реестровый характер.

В рассматриваемом случае к спорным сделкам применению подлежал пункт 2 статьи 61.3 Закона о банкротстве.

С учетом изложенного не имел правового значения факт осведомленности либо неосведомленности Общества о недостаточности имущества Должника при совершении оспариваемых сделок.

На момент совершения сделки у должника имелись неисполненные денежные обязательства перед другими кредиторами, требования которых включены в реестр требований кредиторов должника.

В силу статьи 137 Закона о банкротстве требования Общества к Должнику относились к третьей очереди реестра требований кредиторов Должника и должны были удовлетворяться пропорционально другим требованиям в соответствии с порядком, установленном в пунктах 3 и 8 статьи 142 Закона о банкротстве.

Обязательство Должника в указанном размере прекратилось в результате совершения сделки, Общество получило предпочтительное удовлетворение своих требований.

Кроме того, суд пришёл к выводу, что сделки по прекращению обязательств Должника не могут быть отнесены судом к сделкам, совершённым в процессе обычной хозяйственной деятельности в связи со следующим.

Основным видом деятельности Должника согласно уставу являлось производство изделий из бетона для использования в строительстве. В качестве дополнительных видов деятельности указано: производство товарного бетона, оптовая торговля прочими строительными материалами, розничная торговля строительными материалами, не включенными в другие группировки, организация перевозок грузов и сдача внаём собственного нежилого недвижимого имущества.

Кроме того, исходя из разъяснений, содержащихся в пункте 14 Постановления ВАС РФ №63, пункт 2 статьи 61.4 Закона о банкротстве не применяется к таким сделкам как зачёт, поскольку в результате совершения сделки по зачёту не осуществляется передача имущества и принятие обязательств или обязанностей.

Определение не обжаловано и вступило в законную силу.

Аналогичные выводы сделаны судом при вынесении определений от 22 мая 2014 года по делу А13-14687/2012, от 07 марта 2013 года по делу №А13-3182/2009. 

7. При рассмотрении заявления о пропуске срока исковой давности в рамках спора по проверке действительности (недействительности) сделки суд должен установить, должен ли был арбитражный управляющий знать о наличии оснований для оспаривания сделки, учитывая, насколько управляющий мог, действуя разумно и проявляя требующуюся от него по условиям оборота осмотрительность, установить наличие этих обстоятельств.

Конкурсный управляющий Общества обратился в суд с заявлением о признании недействительным договора о переводе долга и применении последствий недействительности сделок.

В возражение на заявленное требование ответчик сослался на истечение срока исковой давности.

Судом установлено, что конкурсным управляющим Общества пропущен срок исковой давности и отказано в удовлетворении требования в связи со следующими обстоятельствами.

В соответствии с пунктом 2 статьи 181 ГК РФ срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности составляет один год, при этом течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной.

Согласно пункту 32 Постановления ВАС РФ №63 заявление об оспаривании сделки на основании статей 61.2 или 61.3 Закона о банкротстве может быть подано в течение годичного срока исковой давности (пункт 2 статьи 181 ГК РФ).

Так при вынесении определения от 10 декабря 2012 года по делу №А13-4736/2010 судом установлено, что конкурсный управляющий Общества обратился с заявлением об оспаривании сделки должника в суд по истечении года с даты его утверждения конкурсным управляющим должника.

Суд отклонил возражения конкурсного управляющего, основанные на том, что бывший руководитель должника уклонялся от передачи бухгалтерской документации, в связи с чем имел место перерыв в течении срока исковой давности на основании следующего.

Согласно абзацу 2 пункта 2 статьи 126 Закона о банкротстве руководитель должника, а также временный управляющий, административный управляющий, внешний управляющий в течение трех дней с даты утверждения конкурсного управляющего обязаны обеспечить передачу бухгалтерской и иной документации должника, печатей, штампов, материальных и иных ценностей конкурсному управляющему.

Вместе с тем обязанности бывшего руководителя должника напрямую корреспондирует обязанность конкурсного управляющего должника принять указанную документацию.

Судом было установлено, что бывший руководитель должника не препятствовал получение конкурсным управляющим документации Общества, а фактически передача документации началась после принятия судом решения о признании должника банкротом.

Суд отклонил довод конкурсного управляющего о том, что он узнал об оспариваемой сделке гораздо позже вынесения судом решения о признании должника банкротом, указав на то, что это обстоятельство не имеет правового значения, так как закон связывает начало течения срока исковой давности не только с моментом, когда лицо фактически узнало о нарушении своего права, но и с моментом, когда оно имело юридическую возможность узнать о нарушении.

Тот факт, что конкурсный управляющий и его представитель, имея доступ к документации должника, не приняли надлежащих мер по своевременному с ней ознакомлению, а также то, что конкурсный управляющий должника немотивированно принимал документацию должника в течение длительного времени и послужили основанием для применения срока исковой давности и отказа в удовлетворении заявленного требования.

Указанные выводы сделаны на основании разъяснений, изложенных в пункте 32 Постановления ВАС РФ №63, что при рассмотрении вопроса о том, должен ли был арбитражный управляющий знать о наличии оснований для оспаривания сделки, учитывается, насколько управляющий мог, действуя разумно и проявляя требующуюся от него по условиям оборота осмотрительность, установить наличие этих обстоятельств. При этом необходимо принимать во внимание, в частности, что разумный управляющий, утвержденный при введении процедуры, оперативно запрашивает всю необходимую ему для осуществления своих полномочий информацию, в том числе такую, которая может свидетельствовать о совершении сделок, подпадающих под статьи 61.2 и 61.3 Закона о банкротстве. В частности, разумный управляющий запрашивает у руководителя должника и предыдущих управляющих бухгалтерскую и иную документацию должника (пункт 2 статьи 126 Закона о банкротстве), запрашивает у соответствующих лиц сведения о совершенных в течение трёх лет до возбуждения дела о банкротстве и позднее сделках по отчуждению имущества должника (в частности, недвижимого имущества, долей в уставном капитале, автомобилей и т.д.), а также имевшихся в счетах в кредитных организациях и осуществлявшихся по ним операциям и т.п.

Определение не обжаловано и вступило в законную силу.

Аналогичный вывод сделан в определениях суда от 28 марта 2013 года по делу №А13-9252/2009, от 14 марта 2014 года в рамках дела №А13-769/2011.

8. Начало течения срока исковой давности при оспаривании сделок должника по правилам главы III.1 Закона о банкротстве необходимо исчислять с даты объявления резолютивной части решения суда о введении процедуры конкурсного производства и определения суда об утверждении конкурсного управляющего.

Так по делу №А13-7537/2012 конкурсный управляющий обратился в суд с заявлением о признании недействительными сделок должника, а также применении последствий недействительности сделок в виде возврата в конкурсную массу должника денежных средств.

Ответчик против удовлетворения иска возражал со ссылкой на истечение срока исковой давности, полагая, что исчисление срока исковой давности необходимо исчислять с даты объявления резолютивной части решения суда о введении процедуры конкурсного производства и утверждения конкурсного управляющего, а не с даты изготовления полного текста решения суда.

Суд, рассмотрев дело, определением от 05 марта 2014 года в удовлетворении требований конкурсному управляющему отказал, указав на следующее.

При объявлении в судебном заседании только резолютивной части судебного акта об утверждении арбитражного управляющего, датой возникновения полномочий арбитражного управляющего будет дата объявления такой резолютивной части (пункт 42 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.06.2012 №35 «О некоторых вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве).

При проведении процедур, применяемых в деле о банкротстве, арбитражный управляющий обязан действовать добросовестно и разумно в интересах должника, кредиторов и общества (пункт 4 статьи 20.3 Закона о банкротстве). Конкурсное производство вводится на срок до шести месяцев, указанный срок может быть продлен в исключительных случаях.

Таким образом, процедура конкурсного производства ограничена конкретным периодом времени, в течение которого конкурсный управляющий обязан, действуя разумно и добросовестно, в интересах должника и кредиторов, осуществить возложенные на него Законом о банкротстве обязанности.

Поскольку доказательств того, что у конкурсного управляющего отсутствовала возможность обратиться в суд до момента истечения годичного срока с даты объявления резолютивной части решения суда о признании должника несостоятельным (банкротом) и утверждения конкурсного управляющего с иском в суд представлено не было, суд в иске отказал.

Определение суда от 05марта 2014 года по делу № А13-7537/2012 не обжаловано и вступило в законную силу.

Аналогичный вывод сделан в определении суда от 06 марта 2014 по делу №А13-7537/2012.

9. Оспаривание ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, организаций, наделённых государственными или иными публичными полномочиями, должностных лиц, а также решений участников должника оспариваются по общим правилам вне рамок дела о банкротстве.

По общему правилу, в силу пунктов 1, 3 статьи 64 Закона о банкротстве введение наблюдения не является основанием для отстранения руководителя должника и иных органов управления должника, которые продолжают осуществлять свои полномочия с ограничениями, установленными пунктами 2 и 3 настоящей статьи. Органы управления должника не вправе принимать решения, в том числе, о реорганизации (слиянии, присоединении, разделении, выделении, преобразовании) и ликвидации должника.

Согласно абзацу второму пункта 1 статьи 66 Закона временный управляющий вправе предъявлять в арбитражный суд от своего имени требования о признании недействительными сделок, а также требования о применении последствий недействительности ничтожных сделок, заключенных или исполненных должником с нарушением требований, установленных статьями 63 и 64 Закона.

Оспоримыми являются, в частности, сделки, нарушающие запрет, установленный абзацем третьим пункта 3 статьи 64 Закона или абзацем третьим пункта 3.1 данной статьи, сделки по передаче имущества должника созданным им юридическим лицам и по приобретению должником участия в иных юридических лицах (Информационное письмо Президиума Высшего арбитражного суда Российской Федерации от 14.04.2009 №129 «О некоторых вопросах практики применения арбитражными судами положений абзаца второго пункта 1 статьи 66 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)»).

Временный управляющий Общества в рамках дела №А13-3056/2012 обратился в суд с заявлением Обществу, Федеральной налоговой службе (далее – ФНС), в котором просил:

- признать недействительной запись о реорганизации Общества, произведённую ФНС;

- признать недействительным решение о реорганизации в форме выделения из Общества нового юридического лица.

Поскольку реорганизация юридического лица была совершена в период проведения процедуры наблюдения в отношении должника, суд определением от 27 сентября 2013 года, рассмотрев заявленные требования, отказал в их удовлетворении по мотиву необоснованности.

Постановлением Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 28 ноября 2013 года по делу №А13-3056/2012 определение суда от 27 сентября 2013 года отменено, а заявление конкурсного управляющего о признании недействительной записи о реорганизации Общества, произведённой ФНС; о признании недействительным решения о реорганизации в форме выделения из Общества нового юридического лица оставлено без рассмотрения.

Суд апелляционной инстанции отметил, что согласно части 1 статьи 198 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее – АПК РФ) граждане, организации и иные лица вправе обратиться в арбитражный суд с заявлением о признании недействительными ненормативных правовых актов, незаконными решений и действий (бездействия) органов, осуществляющих публичные полномочия, должностных лиц, если полагают, что оспариваемый ненормативный правовой акт, решение и действие (бездействие) не соответствуют закону или иному нормативному правовому акту и нарушают их права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, незаконно возлагают на них какие-либо обязанности, создают иные препятствия для осуществления предпринимательской и иной экономической деятельности.

В соответствии с  частью 1 статьи 197 АПК РФ дела об оспаривании затрагивающих права и законные интересы лиц в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, организаций, наделенных федеральным законом отдельными государственными или иными публичными полномочиями, должностных лиц, в том числе судебных приставов-исполнителей, рассматриваются арбитражным судом по общим правилам искового производства, предусмотренным указанным Кодексом, с особенностями, установленными в настоящей главе.

Такие дела рассматриваются вне рамок дела о банкротстве.

Порядок обжалования решений собрания участников обществ с ограниченной ответственностью установлен статьей 43 Федерального закона от 08.02.1998 №14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью». В соответствии с пунктом 1 статьи 43 указанного закона решение общего собрания участников общества, принятое с нарушением требований названного  Закона, иных правовых актов Российской Федерации, устава общества и нарушающее права и законные интересы участника общества, может быть признано судом недействительным по заявлению участника общества, не принимавшего участия в голосовании или голосовавшего против оспариваемого решения.

Данный спор подлежит рассмотрению в общем порядке, то есть тоже вне рамок дела о банкротстве. 

Указанная позиция подтверждается сложившейся судебной практикой, например, решения суда от 19 февраля 2013 года по делу №А13-12709/2012, от 29 января 2013 года по делу №А13-12443/2012.

 
Расписание дел
Информация о деле
Госпошлина
Банкротство