Суббота, 21 октября 2017
Карта сайта Email Главная Мобильная версия
Главная страница / Суд и СМИ / Публикации суда

Полный список материалов

Обжалование действий арбитражных управляющих в рамках дела о банкротстве

Лариса Анатольевна СОКОЛОВА,
помощник судьи Арбитражного суда Вологодской области
     
     По данным Арбитражного суда Вологодской области в 2007 г. резко возросло количество жалоб, обращений и заявлений на действия (бездействие) арбитражных управляющих. Если в 2006 г. было зарегистрировано лишь 3 жалобы на действия арбитражных управляющий, то в 2007 г. поступило 27 таких жалоб. На взгляд автора, это обусловлено усилением контроля со стороны уполномоченного органа - ФНС России (и ее территориальных органов), представляющего в делах о банкротстве интересы Российской Федерации, за ходом проведения процедур банкротства и исполнением арбитражными управляющими, возложенных на них полномочий. За десять месяцев 2007 г. из всех поступивших жалоб 96% инициировано уполномоченным органом.
     В силу ст. 223 АПК РФ дела о несостоятельности (банкротстве) рассматриваются арбитражным судом по правилам, предусмотренным настоящим Кодексом, с особенностями, установленными федеральными законами, регулирующими вопросы несостоятельности (банкротства).
     Пунктом 3 ст. 17 и п. 3 ст. 60 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» закреплена возможность обжалования в арбитражный суд действий арбитражного управляющего. Подобная возможность предоставлена только лицам, участвующим в деле о банкротстве, перечисленным в ст. 34 Закона о банкротстве. Любые лица, которые участвуют в деле о банкротстве, вправе обратиться с жалобой в арбитражный суд, рассматривающий дело о банкротстве, на действия (бездействие) арбитражного управляющего, если последний нарушает их права и законные интересы. Анализ положенийЗакона о банкротстве 2002 г. свидетельствует, что субъектный состав лиц, обладающих правом обжаловать действия арбитражного управляющего, расширен по сравнению с положениями Закона 1998 г. Таким правом наделены представители собрания и комитета кредиторов, саморегулируемая организация арбитражных управляющих (далее - СРО). 
     Закон в п. 1 ст. 22 предусматривает право СРО обратиться в арбитражный суд с ходатайством об отстранении от участия в деле о банкротстве своих членов, в действиях которых установлены нарушения законодательства о банкротстве, либо в случаях возникновения обстоятельств, препятствовавших утверждению лица в качестве временного, административного, внешнего или конкурсного управляющего, если такие обстоятельства возникли после утверждения арбитражного управляющего.
     По мнению Е. Г. Дорохиной, такое право не стыкуется с положениями ст. 34 Закона о банкротстве, ибо СРО не относится к лицам, участвующим в деле о банкротстве(1). Между тем СРО может обладать процессуальным правом на подачу ходатайства об отстранении арбитражного управляющего как лицо, участвующие в арбитражном процессе по делу о банкротстве, поскольку перечень последних является открытым.
_________________________
(1) Дорохина Е. Г. Применение оснований освобождения и отстранения арбитражного управляющего арбитражным судом // Законодательства и экономика. 2004. № 3.

     Заявления и жалобы, поданные лицами, не имеющими права на обжалование действий арбитражных управляющих, подлежат возвращению.
     В Арбитражный суд Вологодской области поступает довольно много обращений, жалоб бывших работников организаций-банкротов на действия арбитражных управляющих по поводу невыплаты заработной платы, вознаграждений, различного рода пособий. Законодатель не наделил кредиторов первой и второй очереди правом обжаловать действия арбитражных управляющих в рамках дела о банкротстве.
     Согласно разъяснениям Президиума ВАС РФ, изложенным в Информационном письме от 14.06.2001 № 64 «О некоторых вопросах применения в судебной практике Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», и Конституционного Суда РФ (Определение от 24.05.2005 № 171-О), в случае отсутствия представителя работников должника при проведении соответствующей процедуры банкротства разногласия арбитражного управляющего и работника о составе и размере его требований в связи с трудовыми отношениями могут быть рассмотрены судом общей юрисдикции по иску работника в порядке гражданского судопроизводства. Возбуждение дела о банкротстве не препятствует судам общей юрисдикции рассматривать имущественные и иные требования граждан к арбитражным управляющим о взыскании задолженности по заработной плате, выплате вознаграждений по авторским договорам, о возмещении причиненного вреда в соответствии с установленной подсудностью.
     Таким образом, работники организации-должника (в том числе уволенные) не лишены права на обращение в суд общей юрисдикции с требованием о взыскании заработной платы, а также возможности исполнения решений этих судов при рассмотрении арбитражными судами дел о несостоятельности в соответствии с требованиями Закона о банкротстве.
     Производство по жалобам на действия (бездействие) арбитражного управляющего, поданным ненадлежащим лицом, в рамках дела о несостоятельности (банкротстве) подлежит прекращению по п. 1 ст. 150 АПК РФ.
      Постановлением ФАС Северо-Западного округа от 22.07.2005 по делу № А42-2819/01-07-1769/02/1Ж отменено определение Арбитражного суда Мурманской области от 29.10.2004 об удовлетворении жалобы бывшего работника организации о признании действий конкурсного управляющего неправомерными.
     Кассационная инстанция, отменяя судебный акт, сослалась на то, что заявитель не является представителем работников должника. Следовательно, он не является лицом, участвующим в деле о банкротстве. Упомянутая жалоба не подлежит рассмотрению в порядке арбитражного судопроизводства, производство по делу подлежит прекращению.
     Исходя из изложенного, можно сделать вывод об отсутствии у кредиторов первой и второй очереди правовой возможности полноценно представлять и защищать свои интересы в ходе процедур банкротства как непосредственно, так и через своих представителей. Учитывая социальное значение обращений указанной категории лиц, необходимо законодательно урегулировать возможность реализации их права на защиту своих интересов в рамках дела о банкротстве, подробно регламентировать перечень оснований, для обжалования действий арбитражного управляющего этой категорией кредиторов. Расширение субъектного состава лиц, обладающих правом обжаловать действия арбитражного управляющего в рамках дела о банкротстве, за счет названных кредиторов позволило бы дополнительно усилить ответственность арбитражного управляющего в ходе проведения процедур банкротства.
     Анализируя жалобы на действия (бездействие) арбитражных управляющих, поступившие в Арбитражный суд Вологодской области, можно выделить несколько наиболее часто встречающихся причин оспаривания действий временного, внешнего и конкурсного управляющих:
     - проведение инвентаризации имущества должника с нарушениями действующего законодательства;
     - непредставление управляющим сведений о финансовом состоянии должника, ходе и результатах проведения процедуры либо предоставление недостоверных сведений;
     - нарушение периодичности проведения собраний кредиторов;
     - невыполнение внешним управляющим мероприятий, предусмотренных планом внешнего управления;
     - нарушение порядка и сроков продажи имущества должника;
     - уклонение от проведения мероприятий, направленных на поиск и возврат имущества должника;
     - необоснованное увеличение расходов, связанных с проведением процедур банкротства.
     Арбитражный суд, рассматривая жалобы на неисполнение или ненадлежащее исполнение арбитражным управляющим возложенных на него обязанностей по проведению процедур банкротства, должен оценить - сопряжены ли действия арбитражного управляющего с нарушением действующего законодательства в целом, т. е. не только Закона № 127-ФЗ и правил профессиональной деятельности арбитражных управляющих, но также нормативно-правовых актов, регулирующих отдельные вопросы подготовки отчетов арбитражного управляющего, проведения финансового анализа, организации и проведения собраний кредиторов, общие правила ведения арбитражным управляющим реестра требований кредиторов.
     При проведении процедур банкротства арбитражный управляющий, утвержденный арбитражным судом, обязан действовать добросовестно и разумно в интересах должника, кредиторов и общества.
     К неисполнению или ненадлежащему исполнению арбитражным управляющим возложенных на него обязанностей относится невыполнение функций, предусмотренных ст. 67, п. 3, 4 ст. 83, ст. 99, п. 2, 3 ст. 129Закона о банкротстве.
     Суд при изучении доводов подателя жалобы оценивает действия арбитражного управляющего на соответствие как общим требованиям, установленным в ст. 24 Закона о банкротстве, так и специальным нормам, закрепляющим обязанности, возложенные на арбитражного управляющего при проведении конкретной процедуры банкротства.
     Податель жалобы при оспаривании действий арбитражного управляющего обязан в соответствии со ст. 65 АПК РФ обосновать с точки зрения законодательства о банкротстве свою правовую позицию и представить суду доказательства наличия фактов неисполнения или ненадлежащего исполнения арбитражным управляющим возложенных на него обязанностей. Как показывает судебная практика, нередко доводы, изложенные в жалобе, являются необоснованными и не подлежат удовлетворению.
      В Арбитражный суд Вологодской области обратился уполномоченный орган с заявлением об оспаривании действий конкурсного управляющего в рамках дела № А13-2763/01-09 о банкротстве КХ «Прогресс», в котором просил признать незаконными действия по выставлению на торги имущества должника с заниженной начальной стоимостью и обязать конкурсного управляющего КХ «Прогресс» выставить на торги имущество с более высокой стоимостью.
     В ходе судебного разбирательства было установлено, что после проведения инвентаризации конкурсный управляющий принял меры к оценке рыночной стоимости выявленного имущества должника. Для определения рыночной цены реализуемого имущества конкурсный управляющий заключил договор об оценке объекта недвижимости. Отчеты об оценке рыночной стоимости имущества должника представлены собранию кредиторов, на котором было принято решение о порядке и сроках реализации имущества должника по цене, установленной независимым оценщиком. По мнению уполномоченного органа, определенная оценщиком рыночная цена, по которой конкурсный управляющий выставил имущество на торги, существенно занижена.
     Суд, изучив доводы подателя жалобы, признал их необоснованными, поскольку действия по определению цены конкурсным управляющим были осуществлены с привлечением специалистов, требование о признании недействительными действий по оценке имущества не может быть рассмотрено без привлечения к участию в деле стороны, проводившей оценку. Следовательно, оспаривание действий конкурсного управляющего, выразившихся в определении цены реализуемого имущества, представляет собой требование о признании недействительной оценки, осуществленной оценщиком. Такое требование не может быть удовлетворено в рамках дела о банкротстве в процессе рассмотрения жалобы на действия конкурсного управляющего, поскольку фактически представляет собой оспаривание отчета оценщика.
     Требование о признании неправомерными действий по оценке имущества в рамках дела о банкротстве невозможно, ибо оспариваемые действия совершены внешним или конкурсным управляющим в рамках гражданско-правовых отношений между сторонами договоров на оказание услуг по оценке недвижимого имущества. Оспаривать отчет об оценке имущества, в рамках обжалования действий арбитражного управляющего, невозможно без привлечения лица, осуществившего оценку, в качестве ответчика. В противном случае нарушаются основополагающие принципы судопроизводства. В настоящем деле оценщик не может быть стороной и лишен возможности реализовать свои процессуальные права, предусмотренные законом, поскольку не относится к лицам, участвующим в деле о банкротстве.
      По делу № А13-7477/03-17 собрание кредиторов должника обратилось с ходатайством об отстранении конкурсного управляющего в связи с ненадлежащим исполнением последним возложенных на него обязанностей. Одно из оснований отстранения конкурсного управляющего - продажа объектов недвижимости, принадлежащих на праве собственности иному лицу. Суд отклонил довод подателя жалобы как необоснованный, сославшись на то, что лицо, чьи права нарушены, вправе самостоятельно осуществлять их защиту способами, указанными в ст. 12 ГК РФ.
     Представляет интерес позиция А. И. Беликова по вопросу о продаже арбитражным управляющим имущества, не являющегося собственностью должника(2). Он полагает, что объектом прав и обязанностей арбитражного управляющего является имущество, находящееся в собственности должника. В арбитражное управление передается все имущество и все права, даже неизвестные и которые могут возникнуть в будущем. Переход имущества арбитражному управляющему происходит путем наделения его полномочиями исполнительного органа должника на основании закона. Для совершения сделок с имуществом должника обязательным условием является получение управляющим этого имущества во владение. С момента фактической передачи арбитражному управляющему имущества у него возникает вещное право - право владения.
_________________________
(2)Беликов А.И. Фигура арбитражного управляющего // Право и экономика. 2004. № 12.

     Арбитражный управляющий как самостоятельный субъект приобретает признаки добросовестного приобретателя имущества должника, т. е. он законный владелец в том числе имущества, которое приобретено должником незаконно. Даже если арбитражному управляющему известно о неправомерном нахождении какого-либо имущества у должника, он не может отделить его, так как это противоречило бы интересам конкурсных кредиторов, для соблюдения которых он утвержден судом. Арбитражный управляющий является не столько добросовестным приобретателем, сколько добросовестным продавцом имущества, находившегося во владении должника.
     Следует обратить внимание на то, что, обращаясь с жалобой на действия арбитражного управляющего, заявитель должен доказать суду наличие своих нарушенных интересов и прав в результате действий (бездействия) арбитражного управляющего, в защиту которых он обратился в суд.
      Должник и представитель акционеров должника в рамках дела о банкротстве № А13-2685/2007 обратились с жалобами на действия временного управляющего по проведению процедуры наблюдения, выразившиеся в том, что временным управляющим не были уведомлены все кредиторы должника о введении наблюдения. Кроме того, заявители указали, что временным управляющим с превышением пределов своих полномочий было подано в арбитражный суд исковое заявление о признании недействительными соглашений о предоставлении займов. В результате один из крупных кредиторов должника не был включен в реестр требований кредиторов и не смог участвовать в первом собрании кредиторов.
     При проверке доводов жалобы суд не выявил в действиях временного управляющего в период процедуры наблюдения неисполнения или ненадлежащего исполнения возложенных на него обязанностей. Отклоняя доводы подателей жалоб, суд указал два момента. Во-первых, жалоб от кредиторов об их неуведомлении о введении в отношении должника процедуры наблюдения не поступало и судом не рассматривалось. Суд обоснованно сослался на ст. 9 ГК РФ, согласно которой граждане и юридические лица по своему усмотрению осуществляют принадлежащие им гражданские права. Во-вторых, правомочность обращения временного управляющего в суд с исковым заявлением о признании недействительными сделок подлежит оценке в рамках искового производства, а не дела о банкротстве. Кроме того, представитель акционеров и должник не наделены полномочиями заявлять о нарушении прав кредитора от его имени.
     Суд, рассматривая жалобы на действия арбитражных управляющих, выразившиеся в нарушении требованийЗакона о банкротстве, оценивает нарушения с точки зрения формального состава, а также причинения убытков должнику и кредиторам. Даже если арбитражный управляющий действовал в интересах должника и кредиторов, не причинив убытки и не затронув их интересы, но с нарушением требований Закона о банкротстве, суд обязан отразить все установленные нарушения в действиях управляющего и дать им правовую оценку.
      Рассматривая жалобу уполномоченного органа на действия конкурсного управляющего в рамках дела о банкротстве № А13-8541/2005-17, суд установил следующее. Конкурсный управляющий в нарушение ст. 111, 139 Закона о банкротстве продал дебиторскую задолженность, числящуюся на балансе должника, посредством заключения договора купли-продажи без решения собрания кредиторов об утверждении порядка и сроков продажи задолженности. На момент рассмотрения жалобы условия договора были выполнены, сумма числящейся дебиторской задолженности поступила на основной счет должника для расчетов с кредиторами. Несмотря на то что в результате действий управляющего интересы кредиторов и должника не были ущемлены, суд признал их несоответствующими ст. 110, 111, 139 Закона № 127-ФЗ и удовлетворил жалобу уполномоченного органа.
     При рассмотрении жалоб на действия арбитражных управляющих суд должен исходить из целей проведения конкретной процедуры банкротства и обязанностей, возложенных соответственно на временного, административного, внешнего и конкурсного управляющих.
     Оценивая деятельность временного управляющего в рамках оспаривания его действий, суд учитывает обязанности, возложенные на временного управляющего, которые обусловлены целями процедуры наблюдения (ст. 2 Закона о банкротстве): обеспечение сохранности имущества должника, проведение анализа финансового состояния должника, составление реестра требований кредиторов и проведение первого собрания кредиторов. Поэтому, обжалуя действия временного управляющего, требуется обосновать, в чем выражается неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей, перечисленных в ст. 67 Закона о банкротстве.
      В ходе проверки деятельности временного управляющего по одному из дел 
А-13-2609/2007, суд установил, что временным управляющим в нарушение Правил проведения арбитражным управляющим финансового анализа, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 25.06.2003 № 367, финансовый анализ был произведен только на основании двух бухгалтерских балансов должника, представленных налоговым органом. Кроме того, согласно сведениям регистрирующего органа, все имущество, числящееся на балансе должника на момент возбуждения дела о банкротстве, было отчуждено в ходе процедуры наблюдения. Довод временного управляющего о том, что бухгалтерская и иная финансовая документация должника ему не передавалась в связи с отсутствием органов управления должника и невозможностью их установления, суд не принял во внимание.
     Временный управляющий, являясь основным участником процедуры банкротства, на которого возложены обязанности по обеспечению сохранности имущества должника, проведению финансового анализа, вправе обращаться в арбитражный суд с ходатайствами о принятии дополнительных мер по обеспечению сохранности имущества должника. Данные меры могут включать запрет на совершение определенных сделок, связанных с выбытием из собственности должника принадлежащего ему имущества, и др. В качестве своеобразной обеспечительной меры можно рассматривать отстранение руководителя от исполнения своих обязанностей.
     Как следует из материалов дела, временный управляющий в нарушение возложенных на него обязанностей указанные меры своевременно не принял. В результате такого бездействия со стороны временного управляющего все принадлежащее должнику имущество было беспрепятственно отчуждено в ходе процедуры наблюдения, что причинило значительные убытки должнику и кредиторам.
     В силу п. 1, 2 ст. 70 Закона № 127-ФЗ анализ финансового состояния должника проводится в целях определения стоимости принадлежащего должнику имущества для покрытия судебных расходов, расходов на выплату вознаграждения арбитражным управляющим, а также в целях определения возможности или невозможности восстановления платежеспособности должника в порядке и сроки, которые установлены настоящим Законом. Временный управляющий на основе анализа финансового состояния должника, в том числе результатов инвентаризаций имущества должника при их наличии, изучения документов, удостоверяющих госрегистрацию права собственности, дебиторскую задолженность, подготавливает предложения о возможности или невозможности восстановления платежеспособности должника, обоснование целесообразности введения последующих процедур банкротства.
     Анализ финансового состояния должника, проведенный временным управляющим, с его оценкой возможности восстановления платежеспособности должника рассматривается арбитражным судом наравне с решением первого собрания кредиторов и служит основанием для принятия судом решения о применении той или иной процедуры банкротства.
     Ненадлежащее исполнение обязанности по проведению финансового анализа существенно снижает эффективность наблюдения и способствует затягиванию сроков рассмотрения дела о банкротстве. Поскольку данные отчета о финансовом состоянии должника признаны судом недостоверными (в нем отсутствовала информация, содержащая анализ сделок, проведенных в отношении имущества должника), суд не мог в переделах срока, установленного ст. 51 Закона о банкротстве, принять решение о выборе последующей процедуры банкротства по данному делу.
     Основаниями для признания деятельности конкурсного управляющего ненадлежащей являются нарушения обязанностей, возложенных на конкурсного управляющего. В силу ст. 129 Закона о банкротстве с даты утверждения конкурсного управляющего к нему переходят полномочия по управлению делами должника, в том числе полномочия по распоряжению имуществом должника. С этого же момента конкурсный управляющий принимает в ведение имущество должника, проводит инвентаризацию и оценку его имущества и принимает меры по обеспечению его сохранности, а также меры, направленные на поиск, выявление и возврат имущества должника, находящегося у третьих лиц.
     С начала 2007 г. из 27 жалоб, поступивших на действия арбитражных управляющих, 25 - об оспаривании действий конкурсных управляющих.
     Как показала практика, значительное число нарушений допускается конкурсными управляющими в ходе инвентаризации имущества должника, в том числе при составлении инвентаризационных описей, а также при его продаже. При оценке деятельности конкурсных управляющих в рамках рассмотрения упомянутых жалоб суд выявил факты бездействия со стороны конкурсных управляющих, выразившиеся в непринятии мер к розыску и сохранности имущества должника.
      Суд, рассматривая жалобу собрания кредиторов должника на действия конкурсного управляющего в рамках дела № А13-8624/2005-22 о банкротстве муниципального предприятия, согласился с доводами подателя жалобы о том, что инвентаризация проведена конкурсным управляющим с нарушением действующего законодательства, а ее результаты представляются сомнительными.
     Как следует из материалов дела, конкурсным управляющим для проведения инвентаризации создана комиссия в составе: председателя, являющегося бывшим руководителем предприятия, и трех привлеченных специалистов. Конкурсный управляющий личного участия в проведении инвентаризации не принимал. Инвентаризация товарно-материальных ценностей предприятия проведена в отсутствие одного из членов комиссии, о чем свидетельствует инвентаризационная опись. Тогда как в силу п. 2.3 Методических указаний по инвентаризации имущества и финансовых обязательств, утвержденных Приказом Минфина России от 13.09.95 № 49, отсутствие хотя бы одного члена комиссии при проведении инвентаризации служит основанием для признания результатов инвентаризации недействительными.
     При оценке действий управляющего по проведению инвентаризации следует учитывать, что целью инвентаризации является выявление фактического наличия имущества; его сопоставление с данными бухгалтерского учета; проверка полноты отражения в учете обязательств.
     Конкурсный управляющий обязан лично принимать участие в проведении инвентаризации. Статья 130Закона о банкротстве, согласно которой управляющему предоставлено право привлекать для осуществления инвентаризации и оценки имущества специалистов, не освобождает конкурсного управляющего должника от обязанности личного участия в проведении инвентаризации. У него нет другого способа убедиться в фактическом наличии имущества и сопоставить его с данными бухгалтерского учета должника.
     Вместе с тем в рассматриваемом случае управляющим допущено злоупотребление предоставленным ему Законом № 127-ФЗ правом в части привлечения специалистов для обеспечения своей деятельности, а именно привлечение для проведения инвентаризации бывшего руководителя предприятия, поскольку он в соответствии со ст. 19 Закона о банкротстве является заинтересованным лицом по отношению к должнику.
     С учетом указанных обстоятельств суд признал ненадлежащим исполнение конкурсным управляющим обязанности по проведению инвентаризации имущества должника.
     Довольно часто недобросовестное проведение конкурсным управляющим инвентаризации имущества должника порождает цепь серьезных нарушений, связанных с формированием конкурсной массы и ее последующей реализацией. Имеются случаи, когда конкурсный управляющий формально проинвентаризировав активы должника (только по данным бухгалтерских документов и карточек учета основных средств), не проверил фактическое наличие имущества и не проанализировал ликвидность дебиторской задолженности, числящихся на балансе должника на момент введения процедуры банкротства. Затем также формально включил названные активы в конкурсную массу, утвердил с кредиторами порядок продажи имущества должника и лишь на стадии реализации конкурсной массы несуществующее имущество таинственно исчезает из отчетов управляющего о поступлении денежных средств от продажи имущества.
     Случается и наоборот, когда конкурсный управляющий в ходе проведения процедуры (после утверждения результатов инвентаризации имущества и отчета о его рыночной стоимости) обнаруживает имущества, которое самостоятельно включает в конкурсную массу без проведения инвентаризации, уведомления кредиторов и новой оценки.
     Безусловно, такие действия конкурсного управляющего будут негативно оценены судом, ибо влекут ущемление прав кредиторов, причинение убытков должнику и его кредиторам.
      Конкурсный управляющий АО (постановление ФАС Северо-Западного округа от 06.11.2007 по делу № А13-15141/2005-22) в ходе проведения процедуры конкурсного производства после утверждения собранием кредиторов порядка продажи имущества выявил пиломатериалы и металлом, из которых включил в инвентаризационные описи только пиломатериалы и проинформировал кредиторов о результатах дополнительной инвентаризации. Однако без представления собранию кредиторов отчета об оценке, реализовал пиломатериалы по прямому договору купли-продажи, мотивируя свои действия наличием ранее утвержденного порядка продажи имущества должника. Аналогичным образом был реализован и неучтенный металлом.
     Указанные действия были расценены судом как ненадлежащее исполнение конкурсным управляющим возложенных на него обязанностей по проведению инвентаризации и продажи имущества должника, влекущее за собой причинение убытков должнику, конкурсным кредиторам и уполномоченному органу. Суд кассационной инстанции оставил определение суда без изменений.
      Рассматривая жалобу уполномоченного органа на действия конкурсного управляющего по делу № А13-7419/2005-22, суд согласился с доводом подателя жалобы о нарушении последним порядка продажи имущества. Как следует из материалов дела, конкурсным управляющим был заключен договор купли-продажи одной транспортной единицы, не включенной в конкурсную массу должника. Упомянутое имущество не значилось в отчете об оценке имущества и перечне имущества к Положению о продаже имущества должникабалансовой стоимостью менее 100 тыс. руб.
     Ссылки управляющего на то, что данная транспортная единица была ошибочно указана в инвентаризационной описи под другой моделью, судом не приняты, поскольку доказательств, свидетельствующих о внесении изменений, связанных с уточнением объекта имущества должника, в инвентаризационные описи, в арбитражный суд не поступало. Подобные обстоятельства расценены судом как недостоверная информация управляющего о конкурсной массе должника.
     Оценивая довод подателя жалобы о бездействии конкурсного управляющего по проведению мероприятий, связанных со своевременным получением информации от регистрирующих органов, о наличии у должника имущества и сделках, совершенных с ним, суд исходит из того, что направление запросов о наличии имущества у должника напрямую зависит от обязанности конкурсного управляющего, установленной п. 2 ст. 129 Закона о банкротстве, принимать меры по обеспечению сохранности имущества должника.
     Следует отметить, что проявленная управляющим волокита с направлением этих запросов также расценивается судом как ненадлежащее исполнение обязанностей конкурсного управляющего по розыску имущества и его сохранности, несмотря на то что Законом № 127-ФЗ не определен срок, в течение которого конкурсным управляющим должны быть направлены такие запросы.
     Конкурсное производство - процедура банкротства, применяемая к должнику, признанному банкротом, в целях соразмерного удовлетворения требований кредиторов. Продолжительность данной ликвидационной процедуры - один год. Названный срок может быть продлен на шесть месяцев лишь в исключительных случаях. Иными словами, процедура конкурсного производства ограничена временными рамками, в течение которых конкурсный управляющий должника обязан осуществить все мероприятия по формированию конкурсной массы должника, ее реализации и удовлетворению требований кредиторов.
      В ходе рассмотрения жалоб на действия конкурсных управляющих по делам № А13-15141/2005-22, № А13-7419/2005-22 было установлено, что соответствующие запросы в регистрирующие органы были направлены конкурсными управляющими лишь спустя полтора года с даты их утверждения в этой должности.
     В соответствии с п. 3 ст. 129 Закона о банкротстве конкурсный управляющий в целях исполнения обязанности по возврату и сохранности имущества вправе предъявлять иски о признании недействительными сделок, совершенных должником. Однако ссылки подателя жалобы на то, что конкурсным управляющим не предъявлены иски об оспаривании сделок, связанных с отчуждением имущества должника, судом не принимаются, поскольку право на предъявление подобных исков имеют и кредиторы должника.
     В практике Арбитражного суда Вологодской области наблюдается увеличение жалоб на действия арбитражных управляющих, в основном инициированных уполномоченным органом и связанных с необоснованными расходами на проведение процедур банкротства. Это обусловлено тем, что законодателем не регламентирован порядок расходов денежных средств, вырученных от реализации конкурсной массы должника, на цели банкротства. Законом № 127-ФЗ не установлены пределы и статьи возможных расходов, не конкретизирован их перечень, не определен порядок привлечения специалистов для обеспечения деятельности арбитражного управляющего.
     Проанализировав нормы Закона, природу вознаграждения арбитражного управляющего, суд, оценивая расходы, произведенные управляющими на цели процедур банкротства, учитывает следующее.
     Закон о банкротстве не предусматривает для арбитражного управляющего возможности распоряжаться конкурсной массой должника по своему усмотрению. Все расходы денежных средств должника должны быть разумными, необходимыми и обоснованными.
     Арбитражное управление сопряжено с затратами и необходимостью выплаты вознаграждения. Вознаграждение арбитражного управляющего не является заработной платой. При ненадлежащем исполнении арбитражным управляющим своих обязанностей вознаграждение ему может не выплачиваться.
     Согласно ст. 24 Закона арбитражный управляющий имеет право привлекать для обеспечения своих полномочий на договорной основе специалистов с оплатой их услуг за счет средств должника.
     Функции по проведению процедуры банкротства возложены на арбитражного управляющего, он осуществляет их лично от своего имени. Привлеченные управляющим специалисты могут действовать от своего имени в случаях, когда для соответствующего вида деятельности, прямо предусмотренного законом, требуются специальные познания. Речь идет о реестродержателях, оценщиках и в отдельных случаях - об аудиторах. Во всех остальных случаях третьи лица могут действовать только по доверенности от управляющего. Перекладывая свои функции на этих лиц, арбитражный управляющий должен оплачивать их труд за свой счет. Вовлечение новых лиц в процедуры банкротства должно происходить при соблюдении принципов обоснованности и необходимости.
     Арбитражный управляющий в каждом конкретном случае должен доказать целесообразность привлечения иных лиц для обеспечения своей деятельности с учетом специфики и финансового состояния должника, объема предполагаемой работы (например взыскание дебиторской задолженности, возврат имущества должника, находящегося у третьих лиц, и др.).
     В качестве подтверждения расходов, связанных с привлечением третьих лиц, арбитражный управляющий должен представить договоры на оказание услуг с указанием их характера и объема, срока и стоимости, акты выполненных работ и документы, подтверждающие оплату.
      В ходе рассмотрения жалобы уполномоченного органа на действия конкурсного управляющего (дело № А13-8932/2005-25) судом установлено, что конкурсным управляющим для исполнения возложенных на него обязанностей заключены договоры с юридической фирмой для оказания услуг по юридическому обслуживанию и с фирмой для оказания услуг по бухгалтерскому обслуживанию. Согласно договору с юридической фирмой последняя обязалась оказывать для должника услуги по разработке документов правового характера, представительству его интересов в судах, юридическому консультированию в вопросах хозяйственной деятельности, разработке мероприятий по укреплению договорной, финансовой и трудовой дисциплины.
     Из представленных суду актов приема-сдачи оказанных услуг следует, что юридическая фирма занималась подготовкой отзывов на требования кредиторов должника о включении в реестр требований кредиторов, тогда как обязанность заявлять в установленном порядке возражения относительно требований кредиторов возложена на конкурсного управляющего. Суду не было представлено доказательств того, что данное юридическое лицо представляло интересы организации в арбитражном суде. Договор с тождественными (юридическими) услугами был заключен конкурсным управляющим с физическим лицом.
     Несмотря на то что для осуществления бухгалтерских услуг было привлечено юридическое лицо, конкурсным управляющим заключены договоры для обеспечения осуществления своих полномочий с отдельными работниками этой фирмы: бухгалтером-кассиром, главным бухгалтером и заместителем главного бухгалтера с установлением ежемесячного вознаграждения каждому из них. Кроме того, суд не принял в качестве доказательств оказания услуг в соответствии с заключенными договорами акты приемки оказанных услуг, поскольку в них не указан характер и объем услуг, они носят формальный характер.
     Суд в рамках рассмотрения жалобы на действия конкурсного управляющего, признал необоснованным привлечение управляющим упомянутых фирм, с работниками которых он также заключил договоры для обеспечения своей деятельности. Указанные расходы денежных средств должника суд не признал необходимыми и целесообразными для реализации полномочий по проведению процедуры конкурсного должника.
     Любые расходы на проведение процедур банкротства, в том числе связанные с услугами связи, арендой помещений, оргтехникой, почтовые, транспортные и иные, которые прямо не предусмотрены Законом № 127-ФЗ, могут быть согласованы с кредиторами. Собрание кредиторов вправе определить предполагаемые расходы на проведение процедуры банкротства либо одобрить фактически произведенные. В противном случае расходы, не предусмотренные Законом, не могут компенсироваться за счет имущества должника.
     Несмотря на то что Законом о банкротстве не предусмотрена смета расходов на проведение процедур банкротства и вопрос об утверждении этих расходов не отнесен к исключительной компетенции собрания кредиторов, суд при наличии решения кредиторов об установлении допустимого размера расходов на цели проведения процедур проверяет обоснованность понесенных расходов только на предмет их документального подтверждения (наличие договоров, актов выполненных работ, платежных документов).
      Суд признал несостоятельными доводы подателя жалобы (дело № А13-8477/2005-22) о незаконном привлечении внешним управляющим для обеспечения своей деятельности юридического лица с крупным ежемесячным вознаграждением, поскольку решение о привлечение фирмы и размер оплаты оказываемых услуг одобрено кредиторами согласно представленному в материалы дела протоколу собрания кредиторов. Кроме того, суду были представлены в качестве доказательств обоснованности произведенных внешним управляющим расходов следующие документы: договоры, заключенные внешним управляющим с юридическим лицом, согласно которым заказчик поручил, а исполнитель принял на себя обязательства по методическому и юридическому обслуживанию; сводные отчеты об услугах, оказанных за период внешнего управления; акты приема-передачи выполненных работ; справки по расчетам между сторонами; реестр судебных заседаний должника с участием специалистов из привлеченной фирмы.
     Вне зависимости от согласованности с кредиторами расходов на цели проведения процедур банкротства арбитражный суд обязан проверить обоснованность произведенных арбитражным управляющим расходов по первичным бухгалтерским документам.
     В рамках рассмотрения жалобы на действия конкурсного управляющего суд признал необоснованными расходы управляющего на оплату транспортных услуг, поскольку не было представлено документов, подтверждающих такие расходы.
     Как следует из материалов дела № А13-8932/2005-25, конкурсным управляющим заключен бессрочный договор на оказание транспортных услуг с указанием их стоимости.
     Согласно Постановлению Госкомстата России от 28.11.97 № 78 первичный учет деятельности по эксплуатации легковых автомобилей осуществляется на основании путевых листов, в которых указывается марка автомобиля, фамилия, имя, отчество водителя, маршрут, показатели спидометра, километража, расход топлива.
     Однако перечисленные доказательства суду не представлены, тогда как из отчета конкурсного управляющего следует, что за услуги, оказанные по названному договору, были выплачены денежные средства. Таким образом, использование денежных средств из конкурсной массы на оплату упомянутых расходов в целях осуществления конкурсного производства в указанном размере не подтверждено, а значит, необоснованно.
      Суд, оценивая расходы управляющего в рамках рассмотрения жалобы на неправомерные действия конкурсного управляющего по делу № А13-15141/2005-22, согласился с доводами подателя жалобы в части необоснованных транспортных расходов, произведенных управляющим в процедуре конкурсного производства.
     В ходе судебного разбирательства установлено, что конкурсным управляющим общества за счет денежных средств должника заключен договор аренды автотранспортного средства с гражданином, у которого согласно материалам дела отсутствуют полномочия по распоряжению этим автомобилем, в том числе сдаче его в аренду третьим лицам. Вместе с тем конкурсным управляющим израсходованы денежные средства должника на аренду транспортного средства и транспортные расходы. Указанные расходы признаны судом неправомерными.
     Признавая расходы, произведенные арбитражным управляющим на проведение процедур банкротства за счет имущества должника, необоснованными, суд расценил такие действия как ненадлежащее исполнение управляющим своих обязанностей, выразившееся в несоблюдении им норм п. 6 ст. 24 Закона № 127-ФЗ.
     Вопрос о покрытии расходов, возникающих при исполнении арбитражным управляющим возложенных на него обязанностей за счет имущества должника, неоднозначный, требующий законодательного урегулирования. Проблема заключается в том, что на сегодняшний день, рассматривая разногласия о целесообразности и обоснованности указанных расходов, суд, с одной стороны, в связи с отсутствием правовых норм, определяющих критерии и пределы расходования денежных средств должника на цели процедур, самостоятельно определяет их обоснованность, исходя из особенностей проведения каждой процедуры банкротства.
     С другой стороны, при наличии согласованного с кредиторами решения, устанавливающего размер расходов на проведение процедур банкротства за счет средств должника, суд лишен возможности оценивать целесообразность таких расходов и обоснованность их размера.
     Таким образом, отсутствие на законодательном уровне четких пределов допустимых расходов, связанных с проведением процедур банкротства, несомненно, может не только повлечь причинение убытков должнику и кредиторам, но и создать препятствия для осуществления арбитражным управляющим возложенных на него обязанностей.
     В связи с этим на практике в одном случае, прикрывшись решением собрания кредиторов об утверждении раздутой сметы расходов, все денежные средства, вырученные от реализации конкурсной массы должника, могут быть направлены на покрытие только внеочередных расходов по проведению процедуры банкротства. В другом случае необходимые, но не предусмотренные Законом о банкротстве расходы при наличии возражений могут быть признаны необоснованными и отнесены на арбитражного управляющего.
     Неисполнение или ненадлежащее исполнение арбитражным управляющим возложенных на него обязанностей по проведению различных процедур банкротства способно повлечь за собой причинение убытков для должника и его кредиторов. Однако требование о взыскании с арбитражного управляющего убытков, заявленное одновременно с обжалованием его действий, не подлежит рассмотрению в рамках дела о банкротстве, поскольку должно быть рассмотрено по правилам общего искового производства вне рамок банкротного дела.
     Особенность рассмотрения дел об оспаривании действий арбитражных управляющих при проведении процедур банкротства заключается в том, что суд при решении вопроса о ненадлежащем исполнении управляющим своих обязанностей должен оценить последствия допущенных нарушений для должника и его кредиторов.
     Следует учесть, что признание ненадлежащим исполнения обязанностей, возложенных на арбитражного управляющего, может повлечь для него негативные последствия: во-первых, отстранение арбитражного управляющего от исполнения возложенных на него обязанностей; во-вторых, может служить основанием для взыскания с него убытков, причинных в результате ненадлежащего исполнения своих обязанностей.
     Конечно, квалификация последствий неправомерных действий арбитражного управляющего различна. К примеру, нарушение порядка продажи имущества должника или расчетов с кредиторами влечет более серьезные последствия для должника и кредиторов, чем нарушение управляющим при составлении отчетов о ходе и результатах проведения процедур Правил, утвержденных Постановлением Правительства РФ от 22.05.2003 № 299.
     Однако Закон № 127-ФЗ не содержит понятий «формальное» или «незначительное» нарушение, освобождающих арбитражного управляющего от ответственности, предусмотренной ст. 25, 145 настоящего Закона.
     Любое невыполнение требований Закона о банкротстве или несоблюдение правил профессиональной деятельности является ненадлежащим исполнением арбитражным управляющим возложенных на него обязанностей по проведению процедур банкротства.
     Согласно статистическим данным Арбитражного суда Вологодской области, из общего числа поступивших в 2007 г. жалоб о неисполнении или ненадлежащем исполнении арбитражным управляющим своих обязанностей 78% признаны обоснованными и удовлетворены. Таким образом, можно утверждать, что положения ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» 2002 г. и сложившаяся судебная практика способствуют усилению ответственности арбитражных управляющих при осуществлении возложенных на них обязанностей.

 
Расписание дел
Информация о деле
Госпошлина
Банкротство